Анастасия Воротная: Быть похожей – не мой путь Интервью

Анастасия Воротная: Быть похожей – не мой путь

Анастасия Воротная – вундеркинд XXI века. В конце первого класса музыкальной школы она сыграла свой первый сольный концерт, а уже в возрасте 9 лет гастролировала в России и за рубежом. После победы на престижном конкурсе Concertino Praga-2010 юная пианистка записала диск, который и сейчас транслируется в эфире BBC Radio.

Карьера таких уникальных детей часто бывает похожей на «лотерею», но героине нашего интервью выпал счастливый билет. В успехе ее начинающейся международной карьеры можно не сомневаться: она нетривиально играет интересные программы, сотрудничает с известными оркестрами и музыкантами. Сейчас Настя заканчивает учебу в Мадриде у одного из лучших пианистов современности Дмитрия Башкирова, и не так давно получила уникальную возможность обучения в престижной фортепианной Академии на озере Комо.

О своих детских музыкальных впечатлениях, о благодарности великим учителям, о судьбоносных конкурсах и знаковых концертах Анастасия Воротная (АВ) рассказала Сергею Буланову (СБ).

СБ Как правило, в детстве родители стараются разглядеть в нас определенный талант и поддержать его. Кто в большей степени определил вашу судьбу?

АВ Мой отец очень хотел, чтобы я занималась фигурным катанием, но купить новые коньки оказалось финансово трудно. Зато дома было фортепиано, поскольку мама в детстве училась в музыкальной школе. Когда она садилась играть, я воспринимала это как нечто волшебное и непостижимое. И, наверное, именно домашнее музицирование моей мамы побудило во мне желание учиться музыке.

СБ Вы помните свой первый урок в музыкальной школе?

АВ Урок вспоминаю смутно, но с благодарностью и любовью помню моего педагога в Тольятти – Татьяну Борисовну Бобчинскую. Я проучилась у нее всего два года, но за это время она смогла дать мне очень много. В конце второго класса, перед переводом в Центральную музыкальную школу, я даже сыграла сольный концерт: все инвенции Баха.

СБ В 9 лет вы переехали в Москву – наверное, это был непростой шаг?

АВ На одном из конкурсов педагоги из жюри порекомендовали подумать о поступлении в школу Гнесиных или в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории, и тогда мои родители всерьез задумались над этим вопросом. Шаг, действительно, непростой, спасибо маме и папе, что уже тогда они сделали всё для моего будущего.

СБ Вы учились у Василия Ивановича Ермакова, замечательного педагога. Вас случайно распределили к нему в класс?

АВ Нет, мы шли целенаправленно. Хорошо помню первую встречу с ним, урок проходил два часа или даже больше. Мама потом спросила меня: «Ты не устала?» Я ответила, что хочу еще! Мне нравилось, как он подает материал через игру, если у меня что-то не получилось – Василий Иванович тут же придумывал героев сказок, создавал удивительно яркий образный ряд. За годы учебы у него я выучила большой и разнообразный  репертуар. Василий Иванович всегда прислушивался к моим желаниям и порой рисковал, разрешая играть сложную, но интересную мне программу, я очень благодарна ему за такую свободу.

СБ В ЦМШ выдающиеся педагоги. Наверняка, годы учебы в школе стали для вас интереснейшим периодом в жизни.

АВ Конечно! Мне все время везло с педагогами. По всем предметам уровень был очень высоким, но с нами работали такие большие мастера, которые справлялись с любой трудностью образовательного процесса.

СБ С какой программой вы заканчивали школу?

АВ Играла 17-ю сонату Бетховена, этюды Шопена (op. 25 № 6) и Скрябина (op. 8 № 10), Третью Балладу Шопена. Но ЦМШ я заканчивала в индивидуальном порядке, потому что в конце 10-го класса поступила в Высшую школу музыки королевы Софии в Мадриде. Уже оттуда я приехала через год всего на одну неделю и сдала все предметы за 11 класс, во многом благодаря поддержке и помощи Ирины Валерьевны Кирилловой в этой нестандартной ситуации.

СБ Поступлению в Мадрид вновь поспособствовал один из конкурсов?

АВ Косвенно. Я участвовала в конкурсе, где мой будущий профессор, Дмитрий Александрович Башкиров, был в жюри. Но учиться у него я мечтала давно: смотрела в интернете мастер-классы, слушала его записи с исполнениями разной музыки. Очень глубокое впечатление производили интерпретации опусов Моцарта, Шопена, и не только.

СБ Чем он впечатлял сильнее? Звуком?

АВ Конечно! Дмитрий Александрович – мастер звукоизвлечения. Мне всегда казалось, что рояль не может так звучать. Потом, когда смотришь чуть «дальше», понимаешь, что его идеи невероятны, а исполнение каждого произведения индивидуально, так никто не играет. Безусловно, мне очень хотелось перенять частичку его знаний и умений.

СБ Как проходят ваши уроки? На двух роялях?

АВ Да! Если у меня что-то не звучит, он всегда сразу показывает сначала, как играю я, а после иллюстрирует свое видение. У него есть огромное стремление передать знания и ни с чем не сравнимая самоотдача, заинтересованность.

СБ У вас не возникает склонность к копированию?

АВ Когда приходишь учиться к такой личности, риск копирования неизбежен. В какой-то момент необходимо самому понять, что так нельзя. Я помню, как почувствовала этот момент и решила, что быть похожей – не мой путь.

СБ Насколько я знаю, в конце каждого года Башкиров выбирает из своего класса одного ученика, который сыграет в школе сольный концерт. Вы уже играли?

АВ Да, и когда он выбрал меня, я отнеслась очень ответственно и начала учить программу. Казалось, Дмитрий Александрович был доволен процессом. Но вечером перед концертом он неожиданно позвал репетировать, и вдруг я слышу: «Настя, все плохо, ты не готова, и вообще я подумываю тебя выгнать, ты ничего не умеешь и завтра меня опозоришь».

СБ Думаю, это был гениальный психологический ход.

АВ Я ему показалась слишком спокойной, и он решил, что надо меня «немного накрутить». В тот вечер я убежала с репетиции, рыдала полночи. А после концерта Дмитрий Александрович поздравлял и говорил: «Я так и знал, что ты молодец!».

СБ Интересно узнать: кого из пианистов вы еще предпочитаете слушать?

АВ Многих. Эмиля Гилельса, Святослава Рихтера, Генриха Нейгауза. Из современного поколения люблю, как играет Евгений Кисин, Даниил Трифонов – большой музыкант. Кстати, я недавно учила Второй концерт Брамса и много слушала его исполнительских вариантов. Параллельно у меня в голове складывалась своя концепция, и вдруг я услышала запись Кристиана Цимермана, очень удивилась: он играет так, как я сама чувствую этот концерт.

СБ Некоторые анализируют записи через своеобразный протест.

АВ Да, многие в подростковом возрасте любят покритиковать, подумать «а я вот так тоже могу». Или слышат бешеные темпы, сразу возникает азарт – «я еще быстрее сыграю». У меня другой подход, я с уважением отношусь к тому, что делают мои коллеги. Мне скорее интересно предположить: а почему так сделано?

СБ Недавно вы стали студенткой знаменитой Академии на озере Комо, там ведь уникальная система обучения?

АВ Комо – мечта для всех пианистов, мне кажется. Нет никаких ограничений, если ты зачислен туда, то в любое время можно приехать и бесплатно проходить мастер-классы: каждый месяц их проводит новый педагог. Академия находится в красивейшем месте, это Епископский дворец XVII века, окна выходят на озеро, перед глазами прекрасный горный рельеф. Одним словом, есть всё, что нужно для вдохновения.

СБ Я посмотрел статистику вашего участия в конкурсах, практически везде первые места и Гран-при! Про какой конкурс вы можете сказать, что он сыграл в вашей творческой жизни наиболее важную роль?

АВ Международный конкурс Concertino Praga-2010. В качестве приза я записала сольный диск, на BBC Radio его крутят до сих пор. Там Вторая баллада и Фантазия-экспромт Шопена, Вторая соната Скрябина, «Игра воды» Равеля, Три чешских танца Мартину.

СБ Недавно вы с пианистом Сергеем Белявским на конкурсе в Бад-Эмсе разделили I премию.

АВ Да, и были безумно рады, потому что мы хорошие друзья. Теперь решили ездить на все конкурсы вместе, вдруг так и дальше пойдет?

СБ Когда вы больше волнуетесь – на концертах или на конкурсах?

АВ Конкурсы и концерты – для меня разные вещи. На концерте ты выходишь с пониманием, что люди хотят тебя услышать, возможно, ты им даже нравишься. Что-то не получилось, «соскочил» пассаж – ничего страшного.  Не за этим на тебя пришли. Я хотела бы думать, что слушатели идут душевно и духовно обогатиться, что-то прочувствовать. Музыка – удивительная вещь. Врачи лечат тело, а музыка исцеляет душу.

СБ С какими мыслями или задачами вы обычно идете на сцену?

АВ Я хочу передать слушателям чувства, но для этого очень важно иметь школу, тогда передать можно очень многое. Важен рабочий момент: обдумывание формы и драматургии – что, куда и зачем. Потом нужно копать еще глубже: как через звук или гармонию показать ту или иную эмоцию, чтобы она была понята. Уже на сцене ты через свои руки, как актер, вживаешься в роль, если она есть. И в конечном итоге пытаешься воспроизвести нечто более высокое. Это тонкая материя, и процесс сложно описать словами.

СБ С концертами вы уже побывали во многих странах, география ваших гастролей впечатляет.

АВ Изначально это стало возможным благодаря трем фондам: Владимира Спивакова, «Новые имена» и «Возвращение». Гастроли начались буквально сразу после нашего переезда в Москву, через несколько месяцев меня пригласили в Японию, и потом я увидела полмира. Правда, в определенный момент стало понятно: учусь-то я мало… но выход на площадку, безусловно, имеет огромное значение для формирования музыканта.

СБ На данный момент до какого года расписан ваш график?

АВ У меня есть точное расписание с конкретными датами до октября 2019 года, и дальше предварительно тоже намечены некоторые проекты.

СБ Думаю, что одно из последних важнейших событий для вас – совместный концерт с Андрашем Шиффом. Расскажите о нем, пожалуйста.

АВ  Это была еще одна мечта, которая осуществилась меньше года назад. Руководство школы в Мадриде пригласило маэстро дирижировать нашим оркестром, и так получилось, что солисткой для Третьего концерта Бетховена выбрали меня. Он приехал за неделю до концерта. Во время наших репетиций особое внимание обращал на детали, которые в итоге меняли звучание произведения и все расставляли на свои места. Например, Шифф очень любит педаль Бетховена, а в Концерте есть место, где она держится две строки – раньше я ее снимала, но теперь поняла, что этот момент имеет немалый смысл.

СБ Правда, что вы сыграли с ним в четыре руки на бис?

АВ Да, меньше чем за сутки до концерта он сказал: «Настя, у меня возникла идея, давай сыграем на бис в 4 руки?» Я сначала очень испугалась, еще не зная, какое произведение он предложит. В итоге мы исполнили Марш Шуберта, и было здорово! Я запомню встречу с ним на всю жизнь.

Гайк Казазян: <br>Классику не надо понимать, ее надо чувствовать Персона

Гайк Казазян:
Классику не надо понимать, ее надо чувствовать

Творчество скрипача Гайка Казазяна хорошо известно не только российским, но и зарубежным слушателям.

Владимир Юровский: <br>Я расцениваю нынешнюю ситуацию как войну с невидимым врагом Персона

Владимир Юровский:
Я расцениваю нынешнюю ситуацию как войну с невидимым врагом

Наша беседа с Владимиром Юровским могла бы состояться в Лондоне, недалеко от королевского театра Ковент-Гарден, где с февраля готовили одну из самых ожидаемых премьер сезона – «Енуфу» Яначека.

Алевтина Иоффе: <br>Пространство спектакля – это сон Персона

Алевтина Иоффе:
Пространство спектакля – это сон

Премьера оперы «Жестокие дети» Филипа Гласса продолжает вектор актуализации репертуара театра.

Габриэль Прокофьев: <br>Внедрение электроники в оркестр открывает новые горизонты Персона

Габриэль Прокофьев:
Внедрение электроники в оркестр открывает новые горизонты

В зале «Зарядье» в исполнении московского коллектива OpensoundOrchestra прозвучали новые произведения Габриэля Прокофьева (ГП).