Андрей Борейко: Музыкальный мир все больше слышит имена дирижеров с русскими окончаниями фамилий Персона

Андрей Борейко: Музыкальный мир все больше слышит имена дирижеров с русскими окончаниями фамилий

Впервые Россию посетил с единственным концертом симфонический оркестр Венского радио (ORF)

Один из ведущих музыкальных коллективов Австрии, ведущий свою историю с 1945 года, выступил на сцене Большого зала «Зарядье» под управлением известного российского дирижера, яркого представителя ленинградской дирижерской школы Андрея Борейко. В программе гастролей прозвучали произведения Франца Шуберта, Дмитрия Шостаковича и Людвига ван Бетховена. Сольную партию в Третьем фортепианном концерте до минор исполнил французский пианист Давид Фрэ.

Андрей Борейко неоднократно бывал с концертами в российской столице, выступая вместе с Российским национальным оркестром и Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Евгения Светланова. В «Зарядье» с Андреем Борейко встретился корреспондент «Музыкальной жизни» Виктор Александров.

ВА Андрей Викторович, как вам акустика нового Концертного зала «Зарядье»?

АБ Первые впечатления от этого красивого зала остались у меня очень хорошие. Мне нравится размер, пропорции сцены, ее открытость залу. То, как звучит на сцене оркестр и рояль, меня полностью удовлетворяет. Сам зал тоже звучит очень хорошо! Я рад, что у меня получилось там выступить. Тем более, если такой первоклассный специалист как Ясухисо Тойота берётся за акустику, можно не сомневаться в том, что это будет хорошо.

ВА Строительство новых концертных залов, музыкально-театральных комплексов сегодня очень популярно в мире. Как вы оцениваете подобные проекты? И как сохранить необходимый баланс между старыми музыкальными аудиториями и новыми площадками? Ну, хотя бы, для примера давайте возьмем гамбургские Ляйцхалле и Эльбскую Филармонию.

АБ Прежде я хотел бы сказать о двух новых замечательных залах в Польше: в Катовице и Вроцлаве. Они соответствуют самым высоким стандартам в мире в плане акустики. Большие, многофункциональные, с органами – вот такие площадки необходимы сегодня в каждой стране. Недавно я побывал в новой Филармонии Парижа – зале, который достраивался в страшной суматохе. Мне очень понравилось, как там слушается камерная музыка. Ну а, если говорить о Гамбурге, то этот город очень долго ждал окончание строительства Эльбской филармонии. Этот проект, называемый еще долгостроем, начинался четырнадцать лет назад. За четыре года зал должен был быть построен, но происходили постоянные сбои, и завершение строительства все время откладывалось. Сегодня это место стало одной из главных достопримечательностей Гамбурга. Туристы, приезжающие в город на Эльбе, стараются изо всех сил туда попасть. Билетов на концерт и вовсе не достать. Это и хорошо, и плохо. Много ведь случайных людей, которые желают только фотографироваться и полюбоваться новым залом. У Эльбской филармонии возникает репутация зала, в котором нет свободных мест. Это и прекрасно. Ведь публика, которая ходила на концерты в старый Ляйцхалле, не обязательно автоматически перейдет в новый зал.

Вот, например, замечательный наш пианист Григорий Соколов как-то сказал, что в новой Эльбской филармонии играть не хочет и не будет. Для него Ляйцхалле – одна из лучших концертных площадок мира, и он выступает только там. Я знаю еще нескольких музыкантов, которые предпочитают для своих концертов только Ляйцхалле. Мне кажется, что Эльбская филармония станет скорее залом презентационным для приезда крупных оркестров мира, местом для каких-то особых проектов, связанных с видеопроекцией и так далее. Ну а для каких-то более традиционных вещей останется Ляйцхалле. А вообще, чем больше новых залов, тем лучше. Я очень рад, что появились, наконец, новый зал «Зарядье» в Москве, Концертный зал Мариинского театра в Санкт-Петербурге. В Екатеринбурге, городе, где я когда-то работал, сейчас подумывают о начале строительства нового концертного зала. Это всё очень правильно и необходимо! Ну а разговоры о том, что классическая музыка никому не нужна и она умирает, бессмысленны.

ВА Когда вы впервые встретились с оркестром Венского радио? Что отличает его от других симфонических коллективов Австрии?

АБ В Вене несколько симфонических оркестров. Наряду с Венскими филармониками и Wiener Symphoniker, оркестр Венского радио стоит особняком, так как у музыкантов этого коллектива – совершенно иные задачи. Этот оркестр финансируется Австрийским радио (ORF). Одним из главных приоритетов являются записи музыки современных австрийских композиторов, а также произведений зарубежных авторов XX–XXI веков. Оркестр Венского радио концертирует за границей не так часто. Первый приезд в Россию для австрийских музыкантов стал большим событием. Оркестр очень мобильный, умеющий быстро реагировать на все нюансы и особенности записи. Даже очень хорошие оркестры не могут быстро и эффективно записывать произведения. Некоторым из них необходимы шесть, или восемь сессий повторений одного фрагмента, чтобы выбрать наилучший. А здесь люди прекрасно понимают, что и стулом нельзя скрипеть, и движений лишних не делать, и паузу уметь выдержать в необходимых местах. Экономия времени – очень важный элемент! Впервые я встретился с этим оркестром в 2006 году, это был год Моцарта. У нас был проект «Дух Моцарта». Он был записан на DVD. Этот диск побил рекорды продаж и несколько раз транслировался российским телевидением. В программе звучали не только произведения Моцарта, но и другие композиции, инспирированные его музыкой. После этого проекта я встречался с оркестром Венского радио несколько раз. Когда недавно узнал о возможности выступить с ним в «Зарядье», то принял решение сразу же.

ВА В концерте участвовал молодой французский пианист Давид Фрэ, игра которого действительно поэтична и очень самобытна. Вы впервые сотрудничаете с этим музыкантом?

АБ Нет, мы никогда прежде не сотрудничали. Это наша первая совместная встреча. На концерте был другой результат, нежели чем на репетиции.

ВА Пятая симфония Дмитрия Шостаковича – гвоздь московской программы. Представление об этой музыке изменчиво, эта партитура – реквием по невинно убиенным в годы сталинского террора. И все же, композитор сумел сохранить себе свободу, благодаря многозначности смыслов своей музыки.

АБ Пятая симфония Шостаковича – очень значительное и важное произведение, в котором существуют три совершенно независимых друг от друга слоя смыслов. Во-первых, композитор написал симфонию, которая смогла удовлетворить власть. При этом он не предал себя (это второй слой). Шостакович написал ее таким образом, чтобы люди услышали в этой музыке скрытые цитаты и поняли, что самая последняя страница симфонии отнюдь не первомайская демонстрация! Эта музыка символизирует триумф не самых добрых сил. Шостакович не сдался и остался самим собой, но при этом обрёл другой музыкальный язык. И третий слой симфонии, самый тайный — интимное признание в любви человеку, которого Дмитрий Дмитриевич  всегда любил и с кем уже готов был связать свою жизнь. Ее звали Елена Константиновская. Она потом вышла замуж за известного кинодокументалиста Романа Кармен. И она стала Елена Кармен. Таким образом, в Пятой симфонии есть несколько скрытых цитат из оперы Бизе «Кармен», которые на самом деле были адресованы лично Елене Константиновской. Шостакович очень умело и хитро их зашифровал в музыкальном материале партитуры. Вот такие три слоя Пятой симфонии: официальный, неофициальный и личный.

ВА Музыка Дмитрия Шостаковича сопровождает вас по жизни. Записи симфоний композитора с оркестром Штутгартского радио (SWR) – один из главных этапов вашей работы с этим известным немецким оркестром.

АБ Мы собирались записывать весь комплект симфоний. Однако сейчас в этом оркестре произошли большие изменения. Новый главный дирижер Теодор Курентзис желает теперь сам обратиться к симфониям Шостаковича, поэтому записи  с двумя разными дирижерами невозможны, тем более у главного дирижера всегда есть приоритет. Я надеюсь завершить этот цикл с Варшавским филармоническим оркестром и хором. Уже записаны больше, чем две трети, осталось немного: Вторая, Третья, Одиннадцатая, Тринадцатая и Четырнадцатая симфонии.

ВА С оркестром Венского радио на сцене Музикферайна вы недавно представили австрийскую премьеру симфонической поэмы № 2 «Подвиг героя» (1959) Галины Уствольской.

АБ Несмотря на то, что Галина Уствольская исключила поэму (считая ее несовершенной и маловыразительной) из официального списка своих сочинений, это крайне любопытная партитура. Здесь можно услышать поздний стиль письма композитора. Очень необычная инструментовка, множество оркестровых унисонов, немало смелых, неожиданных гармонических решений. Хотя Галина Уствольская и была какое-то время ученицей Шостаковича, но все-таки не стала его копировать. Поэтому я и продирижировал ее сочинение в Вене, пытаясь доказать, что этот удивительный голос уникального композитора уже в 1959 году был отчётливо слышен. Необычно название симфонической поэмы «Подвиг героя», которое Уствольская впоследствии решила снять. И все-таки, в этом сочинении налицо признаки явного дуализма между ее миром и миром Шостаковича, немало параллелей с Мусоргским – перезвоны и колокольные мотивы. В чем-то и Шостакович пошел по пути Мусоргского, но в музыке Уствольской я больше слышу кодов Мусоргского, чем у Шостаковича.

ВА Андрей Викторович, если говорить об оркестрах радио, то почему каждая страна, особенно Германия, может похвастаться идеальными радиооркестрами в отличие от современной России?

АБ Ответ очень прост. В Германии, Австрии, Швейцарии и еще некоторых странах Европы каждый житель страны ежемесячно платит налог за то, что у него дома есть радиоприемник или телевизор. За этим следят, даже сейчас в пору интернета. Вы не можете сказать, что у вас нет телевизора, если в окне вашего дома виден телевизионный экран. Налог небольшой, для каждого человека это примерно пятнадцать – шестнадцать евро в месяц. Но, если подумать о том, сколько людей там проживает, и все эти деньги составляют доходы радио, тогда несложно понять, откуда поступают финансы для того, чтобы содержать радийные оркестры. Каждая земля Германии, будь то Баварское радио (BR), Юго-западное радио (SWR), Западногерманское радио (WDR), Северогерманское радио (NDR), имеет свои радиостанции, при которых существуют собственные оркестры и даже хоры. У каждой из них есть бюджет, который складывается из налогов. Поэтому, если их перестанут платить (в век интернета многие вообще отказываются от услуг радио и телевещания) и не появится какая-то другая возможность финансирования этих оркестров, то, к сожалению, такое прекрасно выстроенное здание может дать трещину. Подобная ситуация нежелательна.

ВА  У каждого из этих радиооркестров есть свой лейбл?

АБ Конечно. Кто-то делает его сам, а кто-то имеет постоянную связь с другим известным лейблом, как, например, Штутгартский оркестр Юго-западного радио Германии (SWR). Когда я там работал и записывал симфонии Дмитрия Шостаковича, у них существовал долголетний контракт со звукозаписывающей фирмой Hänssler Classic. Мы много записали разной музыки с ними, а вот, например, коллеги из WDR (Западногерманское радио) создали свой собственный лейбл, как и Баварское радио (BR Klassik), или в Великобритании Лондонский симфонический оркестр (London Symphony). Создание собственного лейбла – гарантия определенной доли риска. Если это записи лейблов London Symphony, или Mariinsky, то шансы покупок дисков велики. Если это оркестр Баден-Бадена и Фрайбурга, то я не уверен, что вкладываться в собственный лейбл вообще следует. Можно конечно, но я бы не рискнул.

ВА В следующем сезоне вы возглавите один из главных оркестров Польши – Варшавский филармонический. Как складываются у вас взаимоотношения с польскими оркестрами? Если вспомнить начало 1990-х – контракт с Познаньским филармоническим оркестром и нынешняя музыкальная среда. Что изменилось с тех пор?

АБ Ситуация поменялась очень сильно. Когда я был главным дирижером Познаньского филармонического оркестра, это был переходный и трудный период. Музыканты и публика прошли через те же самые тернии нищеты, что и мы в России. Денег не хватало ни на что. Пойти в кафе или в Филармонию на концерт было целой проблемой. Сейчас времена изменились. Я пожелал бы многим странам, чтобы они сделали ровно столько же, сколько удалось сделать Польше. Публика заполняет залы там намного больше, и страна стала богаче. Я люблю работать с польскими оркестрами, поэтому с удовольствием согласился возглавить Варшавский филармонический оркестр. Кроме того, у них замечательный профессиональный хор, что сегодня редкость. Все это позволяет мне планировать множество сочинений с участием хора. У меня ведь хоровое прошлое, я очень люблю кантатно-ораториальную музыку. С огромным интересом думаю о начале моей работы в октябре в Варшаве. Мы поедем с оркестром на гастроли в Японию. В следующем году предстоит очередной Международный конкурс пианистов имени Шопена, в котором оркестр также примет участие.

ВА В Варшаве действительно большое музыкальное фестивальное движение. Не так давно там открылся фестиваль «Эуфония», целью которого является популяризация исполнения музыки композиторов стран Восточной Европы XX–XXI веков.

АБ Да, я наслышан об этом фестивале. Очень достойное начинание, уверен, что у этого форума большое будущее. Надеюсь в нем еще поучаствовать с Варшавским филармоническим оркестром. Но в польской столице немало и других знаменательных фестивалей, таких как: «Шопен и его Европа», Пасхальный фестиваль Бетховена. В прошлом году там состоялся очень интересный конкурс Шопена на исторических инструментах эпохи композитора. Невозможно представить музыкальную жизнь польской столицы без «Варшавской осени» – форума современной музыки, которая меня всегда увлекала. Этот фестиваль имеет собственную элитарную публику. Варшава когда-то между двумя мировыми войнами была одним из активных музыкальных центров Европы. Туда приезжали с концертами именитые музыканты, дирижеры и солисты. Это было престижно и интересно. Мне хотелось бы сейчас воспользоваться исторической возможностью и этот уровень музыкальной Варшавы постараться поднять своими силами.

ВА Как сегодня воспитать молодого слушателя?

АБ Воспитание слушателя – очень сложный процесс. Этим занимаются во всём мире. В филармониях разных стран много методик. Каждая страна пытается найти свое решение, свой подход, поэтому у меня нет какого-то определенного рецепта, чтобы сказать: «Вы делайте так, и будет вам счастье». Если дети видят дома родителей, которые не выключают телевизор, радио или компьютер, как только там появляется что-то классическое в сфере культуры, то для них это становится уже близким и интересным. А если ребята привыкнут к тому, что мама и папа с ужасом бросаются в сторону от экрана при звуках скрипки или музыки Чайковского, то тогда им очень трудно самим будет к этому прийти. Еще в советские времена, когда я был студентом, профессия музыканта считалась очень престижной. Многие родители отдавали своих детей в музыкальные школы, потому что считалось, что профессиональный музыкант – это почет и уважение, возможность частых выездов за границу. Сегодня все уже не так. Профессия эта больше не приносит желаемых доходов, так как жизнь стала совсем другой и дорогой. Через школу очень трудно находить нового слушателя, но, пожалуй, единственное, что как-то работает, это поиск новых форм презентаций. То есть, не только классическая форма концерта: увертюра – концерт – симфония, но и концерт в одном отделении, состоящий не из трёх-четырёх сочинений, а скажем, из двадцати коротких миниатюр по принципу клипов. В общем, работы много, автоматически само все не получится!

ВА Вы целесообразно выстраиваете программы своих концертов, обозначая  каждый раз определенную тематическую идею. Ярким тому примером стали несколько концертных сезонов с Йенским филармоническим оркестром, когда предлагали слушателям довольно неожиданные и смелые концертные программы и даже получили премию за их инновационность от Ассоциации немецких музыкальных критиков.

АБ Это была середина 1990-х годов – время, когда Восточная Германия открывала окно миру. Большинство произведений там вообще никогда раньше не звучало из-за того, что не было возможности получить нотный материал. Все было безумно дорого. Публика Йены была открыта к новым неожиданным программам и экспериментам. Мне было легче планировать исполнение неизвестных произведений, так как люди на это именно и шли. Сегодня ситуация снова поменялась. Часть публики желает иметь дело с музыкой, которую она знает. Новые программы при всей их оригинальности необходимо правильно подать аудитории. Форма концерта в двух отделениях с перерывом, на мой взгляд, устаревает.

ВА Следите ли вы за событиями в сфере классической музыки?

АБ Я много читаю, смотрю кино, хожу в музеи. Если говорить о современной российской музыке, то благодаря моему коллеге Владимиру Юровскому и его фестивалям, которые он проводит совместно с Московской филармонией, я открыл для себя немало полезных новых сочинений. Благодаря интернет-трансляциям Московской филармонии я смог посмотреть концерты последнего фестиваля актуальной музыки «Другое пространство». На меня произвело колоссальное впечатление произведение Бориса Филановского «Пропевень о проросли мировой». Хочу поздравить москвичей с тем, что они имеют счастье слушать выступления такого редкого и удивительного дирижера, как Владимир Юровский. Как прекрасно, что он смог возглавить Госоркестр имени Светланова и повести его по правильному рациональному пути. Владимир прилагает немало усилий и труда, чтобы современная музыка находила путь к слушателю. Это так важно и необходимо сегодня в любой стране мира!

А какие просветительские проекты «Истории с оркестром» он проводит каждое лето в Москве. Владимир – блестящий рассказчик и эрудированный человек, говорящий на многих языках. Совмещать это с дирижированием полезно и нужно. Такими я представлял себе дирижеров старшего послевоенного поколения, среди которых: Вильгельм Фуртвенглер, Карлос Клайбер, образованных во всех областях и умеющих правдиво говорить о музыке, увлекать этим. Владимир Юровский – один из тех людей, кто этим занимается, так же как и Василий Петренко, который, на мой взгляд, тоже очень интересно и плодотворно работает сегодня. Вообще, музыкальный мир все больше слышит имена дирижеров с русскими окончаниями фамилий.

Нина Коган: Отец жил только скрипкой

Нина Коган: Отец жил только скрипкой

Персона
14 ноября исполняется 95 лет со дня рождения Леонида Когана – скрипача, чье имя навсегда вписано в историю мирового исполнительства.

Владимир Юровский: <br>Необходимо вынимать современную музыку из гетто Персона

Владимир Юровский:
Необходимо вынимать современную музыку из гетто

Елена Панкратова: <br>Ложка ума и немного удачи Персона

Елена Панкратова:
Ложка ума и немного удачи

На сцене столичного театра «Новая Опера» состоялся ставший уже традиционным гала-концерт по случаю вручения премии Casta Diva. Сразу после феноменальной «Электры» в Мариинском театре Мария Бабалова (МБ) побеседовала с Еленой Панкратовой (ЕП).

Филипп Чижевский: В музыке очень часто превалирует демоническое начало  Персона

Филипп Чижевский: В музыке очень часто превалирует демоническое начало