Барри Коски готовится отправить Орфея в ад

06.08.2019
Барри Коски готовится отправить Орфея в ад

14 августа на Зальцбургском фестивале будет показан «Орфей в аду» Жака Оффенбаха в постановке Барри Коски. О том, что ждет публику на премьере, команда создателей рассказала на традиционной встрече с прессой.

Барри Коски поведал о двух аспектах, наиболее привлекательных для него в этом произведении. Первый — отношение к институту брака. «Оффенбах проповедовал что угодно, но  не приверженность христианскому браку», — говорит Коски. — Оффенбах переворачивает идею супружества с ног на голову. Все союзы, показанные в «Орфее», разрушены, им положен конец». Второй аспект — место женщины в обществе. «Оффенбах опередил свое время на 60 или 70 лет, — считает Коски. — Он задействует образ эмансипированной женщины, хотя в его эпоху слабому полу  на сцене отводилась роль музы, жертвы болезней, в том числе и душевных, и, в конце концов, женщин ждал трагический финал. В случае с Оффенбахом все иначе. Композитору интересна современная женщина, которая знает, чего хочет, презирает музыку своего мужа, Орфея. Эвридика не является здесь источником вдохновения мужчины. Она свободна в собственном выборе», — говорит он.

Дирижер Энрике Маццола в свою очередь поделился, что в работе над партитурой много внимания уделено темпам. При подготовке он изучил критические издания «Орфея», и версия, предназначенная для  Зальцбурга, представляет собой некий симбиоз. «Оффенбах писал очень быстро, адаптируя партитуру под вкусы зрителей даже после премьеры. В отличие от других опер, это означает, что здесь нет окончательного уртекста», — объясняет дирижер.

Одной из проблем постановки по словам Барри Коски был вопрос языка. Главные герои поют на французском — языке оригинала. Режиссер же хотел избежать путаницы с диалогами, которые пришлось бы произносить не носителям языка. «Решение нашлось само: все реплики доверены Максу Хоппу в роли Джона Стикса, образа смерти, — рассказывает Коски. — Он говорит на немецком, при этом певцы шевелят губами. Получается, что Стикс транслирует мысли всех вовлеченных персонажей, и делает это на языке смерти, что приводит к неожиданному театральному эффекту».