Без бегущей строки События

Без бегущей строки

Для финала Earlymusic припасли российскую премьеру оперы «Атис» Люлли, чья невероятная раритетность умножилась благодаря тому, что состав исполнителей был полностью российский, взращенный самим фестивалем.

Для финала Earlymusic припасли российскую премьеру оперы «Атис» Люлли, чья невероятная раритетность умножилась благодаря тому, что состав исполнителей был полностью российский, взращенный самим фестивалем.

Андрей Решетин гордится этим достижением – ведь для него исполнение барочной оперы – это не только правильно спетые ноты, но и погружение в систему жестов, пластики, соотнесения вокальной интонации с традициями риторики XVII века. Поэтому зрителю, уже приученному к осовремениванию «пыльных» сюжетов, поначалу кажется странным – стоят, поют, иногда взмахивают руками, дрыгают ножкой, и это все? Но потом музыка увлекает, зал проникается философией и начинает искренне переживать за судьбу героев.

Конечно, Андрей Решетин – фанатик, но музыкантски тонко чувствующий свою аудиторию. Понимая, что пятичасовые оперы в таком архаичном стиле мало кто выдержит, он делает дайджест и сокращает многие сцены, купирует номера, чтобы добиться динамичности действия.

Чтобы оправдать такой шаг, придумывается режиссерский «ход»: это как бы репетиция отдельных сцен спектакля, которую посетил Людовик XIV (его исполнил актер Данила Ведерников). С ним ведет диалог Люлли – Тьери Пето – очень важный человек на этом фестивале, актер, специально приехавший из Франции обучать наших певцов барочным премудростям. В постановке он не только изображает дирижирующего оркестром композитора, но и участвует в дивертисментах, в частности, изображает фурию, лишающую по приказанию богини Кибелы разума Атиса.

Сюжет оперы замешан на нескольких любовных треугольниках: юноша Атис любит нимфу Сангариду, которая готовится выйти замуж за Селенуса, но тайно питает страсть к Атису, как и черная богиня Кибела. Она назначает Атиса своим жрецом и надеется на взаимность, но тот лишь готов выказать уважение и почитание. Более того, когда начинается свадебная церемония Сангариды и Селенуса, Атис именем Кибелы прерывает ее и похищает невесту. Кибела, как уже сказано, насылает на неблагодарного фаворита безумие, тот перестает узнавать Сангариду, убивает ее, а потом, придя в себя, закалывается в порыве отчаяния. Кибела, также расстроившись, превращает юношу в вечнозеленую сосну.

Все эти перипетии воспринимаются как увлекательный сериал благодаря необычному для того времени стилю музыкального письма. В специально подготовленном издании – так называемой «вокальной билингве», где дана полная версия либретто оперы параллельно на французском и русском языках, – публикуются исторические документы, касаемые премьеры «Атиса» в 1676 году. Мы узнаем, что Людовик XIV действительно активно принимал участие в выборе сюжета, репетициях, так что при дворе новое творение Люлли на драматический текст Кино стали называть «оперой Короля». Из отзыва анонимного очевидца тех дней мы узнаем, что «действие будет развиваться на полутонах: никаких эффектных сцен для певцов, больших арий, только короткие арии и речитативы в сопровождении континуо. Их чередование, построение будет давать движение сюжету».

Действительно, Люлли удалось создать очень динамичное произведение – никаких арий da capo, превращающих оперу в концерт, вокальная линия мыслится как выразительная декламация, пение оттеняется пантомимой или инструментальными ритурнелями. Музыка слушается и воспринимается легко, так что закралась даже крамольная мысль – что Люлли как оперный композитор глубже и революционнее, к примеру, популярного нынче Генделя. Во всяком случае то, что петербуржцы подняли такой интересный пласт барочной культуры – это очень важно и здорово.

Кстати, желающие могли подготовиться к походу в Эрмитажный театр: за пару дней до премьеры состоялась лекция Тьери Пето в популярном баре Social Club на улице Рубинштейна, в буклете (Решетин называет его альманах, так как там много интересных статей) подробно прописаны вся историческая канва и сюжет. Андрей – принципиальный противник «бегущей строки» титров: «это по-настоящему дурной тон, потому что они разрушают абсолютно восприятие. Мне кажется, что человек должен познакомиться немножко с содержанием, либо просто должен войти в новый мир, как он пробует новые блюда, как он пробует новые вина в ресторане, – просто соприкоснуться с этим и постараться это что-то воспринять, а потом уже постфактум исследовать свое послевкусие».

Пусть в этой постановке не было поражающих глаз декораций и эффектов театральной машинерии – лишь за счет пышных «исторических» костюмов отрабатывался контекст. Пусть в яме Эрмитажного театра играл скромный по численности ансамбль «Солистов Екатерины Великой», а не поражающий звучанием оркестр «Двадцать четыре скрипки короля», но в спектакле присутствовало главное – дух музыки Люлли, прекрасно сделанные вокально и актерски партии Борисом Степановым (Атис), Анастасией Бондаревой (Кибела), Верой Чекановой (Сангарида).

«Основное предназначение фестивалей – определять тенденции и направления развития, – ответил Решетин на вопрос о цели и задачах Earlymusic. Должна присутствовать мировоззренческая позиция в искусстве. Есть фестивали широкого профиля: например, можно пригласить музыкантов-любителей, которые играли бы свои любимые сочинения вместе с профессионалами, параллельно слушали их концерты. Но для нас такой формат совершенно невозможен, так как наша основная задача – поднимать планку искусства. Мы настроены на то, чтобы привозить самое лучшее и формировать вкус».

Клаус Абромайт. Балет «Танцы со временем». «Санкт-Петербургский балет Анджолини». Театр «На Литейном»
Михаил Плетнев дважды сыграл концерт из Моцарта и Бетховена События

Михаил Плетнев дважды сыграл концерт из Моцарта и Бетховена

Победа над смертью События

Победа над смертью

В Концертном зале имени Чайковского прошел первый вечер персонального абонемента Госоркестра Татарстана

Заложницы одной партии События

Заложницы одной партии

В Зале Чайковского выступили звезды мировой оперы – Клементин Марген и Соня Йончева

Песни памяти

Песни памяти

События

Гости #Нелектория «Петя и волки» рассуждали о (не)современном фольклоре