Денис Мацуев: Люблю, когда все бурлит Персона

Денис Мацуев: Люблю, когда все бурлит

Музыкальный сезон 2018/19 в Иркутске начался со значимого для города события: ежегодно в начале сентября Денис Мацуев собирает друзей и устраивает на радость землякам праздник таланта, индивидуальности, сотворчества, импровизации. Кажется, никто даже не вспомнил о том, что нынешние «Звезды на Байкале» сопровождало коварное число «13». Здесь нет места для суеверий –  ни в рядах слушателей, ни среди участников фестиваля. Нумерология всплывает только тогда, когда с гордостью говорят о количестве прыжков в ледяные воды Байкала. Сам же виновник торжества, кажется, готов поделиться своей неукротимой энергией со всем миром. Здесь он –   гостеприимный хозяин.

О нынешнем фестивале и о новых масштабных планах Денис Мацуев рассказал Юлии Чечиковой.

ЮЧ Денис, «Звезды на Байкале» проходят в тринадцатый раз, и уже традиционно в программе существенное место отведено юным талантам. У подростков в этом возрасте начинается пубертатный период –   важный рубеж в становлении личности. Кстати, маэстро Александр Сладковский накануне признался, что в 13 лет впервые поцеловался. Каким вы видите будущее своего уже совсем взрослого музыкального чада в контексте культурной жизни родного города?

ДМ Александр Витальевич относится к старшему поколению. А наш фестиваль –   существо современной формации –   отсюда и его ранее созревание: мы и поцеловались, и много другого натворили еще до тринадцатого сезона. История фестиваля насчитывает множество крупных событий с 2004 года, когда мы вместе с Владимиром Константиновичем Шагиным все это придумали. «Звезды на Байкале» внезапно заполнили пустоту, возникшую в лихие 90-е: пятнадцать-семнадцать лет Иркутск фактически находился в культурном вакууме. Я хорошо помню, какой ажиотаж вызвали концерты Святослава Рихтера в иркутской Музкомедии –  невозможно передать, что творилось в зале, когда приезжали такие легенды.

После победы на Конкурсе Чайковского началась череда моих знакомств с известными музыкантами. Звезды сошлись так, что в одночасье я получил согласие Георгия Гараняна, «Виртуозов Москвы» и Владимира Спивакова, Елены Образцовой, Гарри Гродберга приехать на дебютный фестиваль. Вел концерты Святослав Бэлза. В первый вечер выступал Владимир Теодорович. Я ждал этого момента и не верил своим глазам, что это происходит на самом деле. В зале царила таинственная тишина. Прервал ее взрыв аплодисментов. А на следующий год приехал Юрий Темирканов со своим оркестром. Не скрою, меня переполняло чувство гордости, что я смог показать своим родственникам –  а это все иркутяне, сидевшие в зале, –  иной пласт культуры. Теперь уже все привыкли к громким именам на афишах фестиваля. Все уже знают, что он всегда держит планку  –  и по заявленным участникам, и по качеству исполнения, которое не зависит от ранга, раскрученности артиста –  я гарантирую качество любого концерта.

ЮЧ Фестиваль в каком-то отношении –   градообразующее событие. Каково это, когда у тебя нет конкурентов?

ДМ Конкуренция существует внутри самого фестиваля. Мы все друзья, но на сцене все равно даем друг другу подстегивающий стимул. Я очень люблю конкуренцию. Думаете, почему меня так увлекает продвижение грандпиановцев? Я подзаряжаюсь от них, люблю, когда все бурлит.

На самом деле, в Иркутске проходят разные фестивали. Пока они несравнимы по масштабам со «Звездами на Байкале», но я целиком выступаю за то, чтобы здесь возникало как можно больше громких событий. И новый тонус, думаю, появится с открытием нового концертного зала.

ЮЧ Вы говорите о реальной перспективе? Уже известны сроки реализации этого проекта?

Вел концерты Святослав Бэлза. В первый вечер выступал Владимир Теодорович. Я ждал этого момента и не верил своим глазам, что это происходит на самом деле. В зале царила таинственная тишина. Прервал ее взрыв аплодисментов

ДМ Я буду не я, если этого не добьюсь. Правда, здесь существуют организационные проблемы, связанные со сменой руководства края (за время существования фестиваля сменилось чуть ли не шесть губернаторов). Важно не промахнуться с выбором места постройки нового зала. Можно рассматривать такие варианты, как, к примеру, поступили с Парижской филармонией, –   по московским меркам она расположилась за МКАДом. Я же хочу, чтобы зал возвели на берегу Ангары. Мне очень нравится перспектива облагородить территорию заброшенной ТЭЦ, но, увы, под ней проходит теплосеть. Помимо этого существуют вопросы обустройства парковочных зон и прочих коммуникаций. Залу «Зарядье» удалось гениально решить эту проблему –   их парковки уходят на восемь уровней под землю. Тем не менее, я точно знаю, что инициатива получит финансирование (это уже решено на многих уровнях). В Иркутск дважды приезжал Ясухиса Тойота с канадскими архитекторами и даже подбирал кедр для обшивки стен зала. Тормозят процесс бюрократические проволочки…

ЮЧ Вернемся к фестивалю и участию в нем грандпиановцев. Один из них –  Иван Бессонов, победитель конкурса «Евровидение» для молодых музыкантов. Как думаете, почему так громко прозвучала новость о его триумфе? И почему эта вершина не покорялась нашим талантам раньше? Не тех посылали?

ДМ Этот сателлит «Евровидения» рассчитан на телевизионную аудиторию, и этим продиктована его специфика. Нужно понимать, что «Евровидение» и, скажем, Конкурс Чайковского –   соревнования разного калибра, и поставить их рядом невозможно. Для Вани Бессонова это был хороший опыт –   о нем многие узнали, его встречали как национального героя. Но это не одно и то же, как если бы он записал 32 сонаты Бетховена на Deutsche Grammophon. Ваня это прекрасно понимает. Он чрезвычайно талантливый парень. Кстати, на «Евровидении» в разные годы выступали пианисты Даниил Трифонов (2010), Дмитрий Майборода (2006) и даже скрипач Юлиан Рахлин в далеком 1988 году в возрасте 11 лет. И все же не стоит переоценивать значение этого конкурса.

ЮЧ Одно из главных открытий нынешнего фестиваля –   юный скрипач Матвей Блюмин из Севастополя –  имя, возникшее благодаря «Синей птице».

ДМ Он сразу поразил меня своей необыкновенной глубиной восприятия и серьезностью. В последнее время российская скрипичная школа не дает такую россыпь талантов. Возможно, это временное затишье вскоре закончится, и появление Матвея –   тому подтверждение. Мне довелось познакомиться с его педагогом –   Марией Белугиной. Она практически взяла его в свою семью (в Москве он живет у нее в квартире), и благодаря ей Матвей фантастически прогрессирует. Уверен, это будущее нашей скрипичной школы. Семь лет назад Габриэль Жебран Якуб, известный скрипичный мастер с родословной из Иркутска, передал мне ценную скрипку. Я же, в свою очередь, решил вручить ее Матвею.

ЮЧ На джазовом концерте, в котором он принимал участие, я задумалась о том, что, к примеру, Софья Тюрина по большому счету уже нашла свою нишу –   хороший саксофонист на вес золота. А какой дорогой пойдет Матвей? Пусть скрипичная школа и пробуксовывает, как вы говорите, но в этой специальности всегда ожесточенная борьба за место под солнцем.

ДМ Природа вундеркиндов не может не поражать. Но всегда существует опасность загубить талант. Если Матвей и дальше будет развиваться в том же творческом русле под опекой такого грамотного педагога, уверен, он вырвется в лидеры. Что касается Сони Тюриной, то она –   универсальный музыкант. Не так давно она играла Концерт для саксофона с оркестром Глазунова. Ее базу классического саксофона дополняет умение импровизировать в свои 11 лет. Каждый из этих ребят имеет огромный шанс найти свое место в исполнительском искусстве. Матвей, кстати, импровизировал в 24-м каприсе Паганини, уже со свингом, держа ритм, а этому он никогда специально не учился, не проходил никакой джазовой школы. Меня это поражает. Очень многие одаренные дети пишут музыку. Так, мы играли три стандарта Сони Тюриной; Мысин сочиняет концерт для фортепиано с оркестром; Бессонов на турах Grand Piano заявлял свои произведения, причем выполненные на серьезном уровне. Евгений Евграфов выходил на конкурс со своей 14-й (!) сонатой. Они большие самородки, и это хорошо, что они разносторонние и каждую секунду предлагают что-то новое.

ЮЧ Дети уютно расположились в программе фестиваля, но точку поставил специальный гость «Звезд на Байкале» –   оркестр Эмира Кустурицы.

ДМ Эмир говорит, что музыка –   один из главных героев в кино, и он прав: мы не можем представить фильмы Феллини без Нино Роты, Козинцева –   без Шостаковича, Гайдая –  без Зацепина, Михалкова –   без Артемьева. Кустурице удалось создать неповторимый стиль. То, что он играет со своим No Smoking Orchestra, –   смесь фолка, рока, этно-стиля с балканской основой, и все это приправлено иронией, сарказмом. Его шоу –  как театр, где звучит музыка из его кинокартин. Ее автор –   сын Кустурицы, он же –   один из музыкантов его оркестра. За двадцать лет существования No Smoking Orchestra обрел огромную популярность в мире. Эмир сказал мне, что в октябре-ноябре у них запланировано чуть ли не 50 концертов! Сам факт его участия в нашем фестивале –   большое событие для города. Я дважды был у Эмира в гостях в Древнграде (там проходит фестиваль с акцентом на русскую музыку) и обнаружил между нами много общего –  он тоже любит свою землю, народ, ориентируется на славянскую культуру. Оставалось только пригласить его в Иркутск. В ночь на 12 сен­тября он 7 раз нырнул в Ангару! Очень проникся местной природой и даже решил купить здесь землю и построить избу. Так что он во всех отношениях наш человек.

ЮЧ Мне он чем-то напомнил Льва Толстого в Ясной Поляне.

ДМ Очень точное наблюдение. С Эмиром мы сошлись на почве кино. Мне очень близко то, что он делает, и я хорошо знаком с его фильмографией. Настоящее кино составляет не более 10% от того, что сейчас выходит на экранах. Все остальное –   коммерция, не имеющая отношения к настоящему искусству. На встрече в иркутском Доме кино Эмир сказал: «В чем отличие меня от Мацуева? Мацуев играет музыку, которая будет звучать через 100–200 лет, а я не уверен, что мое кино будут смотреть через 100 лет». Хотя я считаю, что как раз Кустурица останется в веках. Он прав в том, что настоящее кино –   не кассовое.

ЮЧ А какое? Авторское?

ДМ Я бы не разделял его на авторское, заумное, интеллигентное, андеграундное… Кино бывает хорошее, а бывает –   шелуха, пакет с попкорном, который выкидываешь после просмотра. Я за настоящее кино.

Юлия Лежнева: <br>Мечтаю о музыке Иоганна Себастьяна Баха Интервью

Юлия Лежнева:
Мечтаю о музыке Иоганна Себастьяна Баха

Юлия Лежнева представила в Малом зале Петербургской филармонии и Венском Концертхаусе новую большую сольную программу камерной музыки

Наталья Зимянина: Я выбрала только те сюжеты, где ничего не нафантазировала Интервью

Наталья Зимянина: Я выбрала только те сюжеты, где ничего не нафантазировала

В издательстве «Классика – XXI» вышла книга Натальи Зимяниной «От ДО до ДО» – ​сборник воспоминаний известного музыкального критика о встречах с Ростроповичем, Гилельсом, Султановым, Эшпаем, Новицкой, Курентзисом и другими важнейшими героями академической музыки современности и недавнего прошлого.

Владимир Юровский: В «Песни о земле» Малер вернулся к самому себе Персона

Владимир Юровский: В «Песни о земле» Малер вернулся к самому себе

Госоркестр России имени Е.Ф.Светланова не прикасался к партитуре «Песни о земле» Малера так давно, что счет идет не на годы, а скорее на десятилетия.

Александр Вустин: <br>Мы знаем, как опасно человеческое любопытство Персона

Александр Вустин:
Мы знаем, как опасно человеческое любопытство

15 февраля Музыкальный театр имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко представит премьеру оперы Александра Вустина «Влюбленный дьявол» по новелле французского писателя XVIII века Жака Казота.