Dmitri Shostakovich. <br>Symphonies Nos. 4 & 11 <br>“The Year 1905” <br>Boston Symphony Orchestra. <br>Andris Nelsons <br>Deutsche Grammophon <br>CD Релизы

Dmitri Shostakovich.
Symphonies Nos. 4 & 11
“The Year 1905”
Boston Symphony Orchestra.
Andris Nelsons
Deutsche Grammophon 
CD

Новый релиз Бостонского симфонического оркестра продолжает проект, посвященный творчеству Шостаковича. В альбом вошли концертные записи Четвертой и Одиннадцатой симфоний, выполненные в Бостонском симфоническом зале. Как и два предыдущих диска, выпущенных в этом цикле, нынешняя работа также была отмечена американскими критиками и получила премию «Грэмми» сразу в двух номинациях – «Лучшее оркестровое исполнение» и «Лучшая работа звукорежиссера». В обоих случаях, конечно, поздравления принимал и автор проекта, главный дирижер оркестра – Андрис Нельсонс.

Цикл симфоний Шостаковича, предложенный Нельсонсом, начался в 2015-м с записи Десятой симфонии. Спустя год был выпущен диск с Девятой, Пятой и Восьмой симфониями. Все эти альбомы носили грозный заголовок «Under Stalin’s Shadow» («Под тенью Сталина»), который еще раз подчеркивал контекст создания этих опусов и, конечно, основную линию их интерпретации. Новый альбом лишен этого заглавия, хотя судьба той же Четвертой симфонии, написанной в 1936 году, безусловно, отражает сложные и опасные взаимоотношения Шостаковича с режимом диктатора, не говоря уже о том, что эта проблема во многом определила весь творческий путь композитора.

Нельсонс предложил обратиться к двум произведениям, замыкающим период в двадцать лет, то есть когда композитор еще не погрузился во мрак «тени Сталина» и когда уже вышел из нее. Объединив эти записи в один альбом, дирижер попытался показать трансформации, произошедшие с композиторским стилем Шостаковича за это время, и одновременно выделить неизменность его авторской техники, основанной прежде всего на приеме иносказательности. Если с первой задачей Нельсонс справился без оговорок, то решить вторую оказалось куда сложнее.

Говоря непосредственно о самой записи, важно отметить, что с первых же минут оркестр в Четвертой симфонии удивляет разряженностью своего звучания, то же – в массивных эпизодах разработки. Это ощущение низкой плотности звукового пространства нагнетается в стремительных темпах, превращающих изложение в довольно неубедительное высказывание. Нельсонс мастерски играет музыкальными темами, однако целостного впечатления эта игра не производит. На первый план вдруг выходит эффект театральности, возникающий благодаря нарочитой выпуклости гротескных фрагментов и смысловой неровности общего музыкального движения. Если в Четвертой симфонии этот эффект замещает сложную драматическую целостность сочинения, то в Одиннадцатой – он становится ключом к исполнению, формируя иллюстративную стратегию, к которой обращается дирижер. В данном случае ее использование кажется в целом оправданным.

Одно точно не оставляет вопросов: оркестр под руководством Нельсонса звучит действительно превосходно, демонстрируя высокий исполнительский уровень и способность к выстраиванию совершенно разных общих музыкальных состояний. Отдельно важно упомянуть о технических характеристиках релиза, выполненного если не образцово, то с потрясающим профессионализмом и большой изобретательностью, что заставляет еще раз задуматься о том, как прослушивание записи и вправду иногда может заменить присутствие на концерте.