Дмитрий Шостакович, София Губайдулина. Скрипичные концерты. Challenge Classics
Релизы

Дмитрий Шостакович, София Губайдулина. Скрипичные концерты. Challenge Classics

В 1981 году впервые прозвучал Offertorium Губайдулиной; вскоре знаменитый меценат Пауль Захер обратился к композитору с просьбой еще об одном скрипичном концерте. Он появился только в 2007 году, через восемь лет после смерти Захера. Два концерта разделяет больше четверти века, Offertorium давно стал классикой, но на дисках представлен скромно – доступны лишь три его записи, сделанные Олегом Каганом, Олегом Крысой, Гидоном Кремером. Удивительно или нет, но второй концерт, In tempus praesens, по количеству записей его догнал и почти перегнал: первую сделала Анне-Софи Муттер под управлением Валерия Гергиева, с ее же участием снят фильм о мировой премьере концерта с Саймоном Рэттлом. Вторым солистом, записавшим In tempus praesens, стал Вадим Глузман, третьей – молодая нидерландская скрипачка Симоне Ламсма.

Победительница международных конкурсов, сегодня она все больше обращается к музыке XX‑XXI веков, в том числе совсем новой. Ее партнером в записи Губайдулиной стал легендарный Рейнберт де Леу – неутомимый пропагандист новой музыки, в частности, российской. На пороге 80‑летия он не утерял темперамента, и его интерпретация In tempus praesens, пожалуй, самая неистовая из существующих. Солистка располагает к себе с первых же нот горестного монолога, открывающего концерт. В первый раз оркестр откликается неуверенным вопросом, во второй громыхает маршем, в котором слышна настоящая потусторонняя жуть, – не случайно де Леу один из лучших исполнителей музыки Уствольской, чья тень витает и здесь. Благодаря ему оркестр Нидерландского радио становится таким же героем записи, как и солистка, а то и главным.

Иначе обстоит дело с Первым концертом Шостаковича, где тот же коллектив, уже под управлением Джеймса Гаффигана, будто предпочитает держаться в тени. Это в плюс концерту, новая запись которого появляется почти каждый год: большой оркестр здесь звучит негромко, камерно, как ансамбль солистов. У Губайдулиной с Шостаковичем меньше общего, чем, скажем, у Шнитке, но инфернальное настроение у двух сочинений тут как раз общее, в чем большая заслуга солистки. В отличие от многих молодых музыкантов, она не пытается представить Шостаковича как чистую музыку, оторванную от своего времени и привычного круга ассоциаций; не случайно европейская пресса сравнивает ее трактовку с интерпретацией Ойстраха. Сочетание двух концертов на диске напоминает о том, как Шостакович в свое время сказал Губайдулиной-студентке: «Желаю вам и дальше идти вашим “неправильным путем”».

Великие музыканты ХХ века играют Чайковского Релизы

Великие музыканты ХХ века играют Чайковского

"Мелодия" подготовила подарок читателям журнала

Андропов <br>Tesla Boy <br>Gorby
Релизы

Андропов
Tesla Boy
Gorby

Emanuel Moór <br>Concerto for two cellos. Suite for four cellos. Cello Sonata <br>Sebastian Hess. David Stromberg <br>Nürnberger Symphoniker. Rudolf Piehlmayer <br>Oehms Classics Релизы

Emanuel Moór
Concerto for two cellos. Suite for four cellos. Cello Sonata
Sebastian Hess. David Stromberg
Nürnberger Symphoniker. Rudolf Piehlmayer
Oehms Classics

Шаг в бессмертие Релизы

Шаг в бессмертие

Новые поколения все чаще задаются вопросами: до песен ли было в те страшные годы, до симфонической ли музыки Шостаковича?