Дэцин Вэнь: Мои композиции – трансформация искусства каллиграфии в музыку Персона

Дэцин Вэнь: Мои композиции – трансформация искусства каллиграфии в музыку

Международная академия молодых композиторов и исполнителей в городе Чайковском Пермского края в девятый раз объединила авторов из самых разных стран. Одним из приглашенных профессоров Академии стал швейцарский композитор китайского происхождения, художественный руководитель Shanghai New Music Week Дэцин Вэнь (ДВ). В интервью Владимиру Жалнину (ВЖ) он рассказал о том, как возник один из крупнейших фестивалей современной музыки в Китае, а также поделился впечатлениями об Академии в Чайковском.

ВЖ Как бы вы оценили уровень Академии в Чайковском по сравнению с другими инициативами из мира contemporary music?

ДВ Чайковский – удивительное место. Это тихий и маленький город с пленяющим пейзажем, рекой Камой и великолепными концертными залами, которые расположены близко друг к другу. Достаточно часто мне приходится принимать участие в различных конкурсах, мастер-классах, резиденциях, воркшопах в качестве приглашенного профессора. И я могу с уверенностью сказать, что Академия в Чайковском – одна из самых замечательных инициатив для молодых композиторов, которая стоит на одном уровне с такими «столпами», как австрийский Impulse или Дармштадтские летние курсы новой музыки. Меня удивил высокий уровень подготовки студентов – таких разных по музыкальным вкусам и стилистике, но одинаково талантливых молодых людей. Немаловажно и то, как подобраны профессора Академии. Мне удалось побывать на лекциях коллег, и все они – Мартин Шюттлер из Германии, Бернар Каванна из Франции, Брин Харрисон из Великобритании – прекрасные композиторы, с оригинальными педагогическими методами и видением композиторского дела.

ВЖ Академия, по сути, проходит вдали от благ цивилизации и ритма больших городов. Насколько такая атмосфера соотносится с вашим методом сочинения?

ДВ Создавая музыку, я ценю тишину и уединение. Не всегда это удается, ведь часто мы становимся заложниками срочных проектов или дедлайнов. Ну а если у тебя двое детей, как в моем случае, – шум практически всегда сопровождает повседневную жизнь. Но, как мне кажется, если действительно нравится то, чем ты занимаешься, – можно справиться с любыми преградами.

ВЖ Вы начали свой путь в Китае, затем учились в Европе и Соединенных Штатах, сейчас – вернулись в Шанхай, где преподаете и продолжаете сочинять. Как пребывание на Западе повлияло на ваше творчество?

ДВ Мои композиционные идеи берут свое начало в китайской живописи, философии и, особенно, – в китайской каллиграфии. Я бы даже сказал, что мои композиции – трансформация искусства каллиграфии в музыку. Особенно ярко это проявилось в таких работах, как «Trace IV» для суоны с оркестром или «Ink splashing» для струнного квартета. Творчество для меня – всегда сплав китайских традиций и безупречной европейской техники. При этом важно подчеркнуть национальное начало, но не превращать это в couleur locale. Хотя некоторые современные авторы, подобно Тань Дуню, считывают национальные черты достаточно прямолинейно – используют пентатонику, создавая грубый и пестрый ориентализм. Пентатонике я предпочту скорее спектральную школу или расширенные техники композиции. Следуя по пути таких мастеров, как Исан Юн и Тору Такэмицу, мне важно показать – за современными европейскими техниками скрыта китайская душа.

ВЖ Как вы сочиняете – за компьютером или используя бумагу и карандаш?

ДЦ Раньше я всегда сочинял с нотным листом бумаги и карандашом в руках, но в 2003 году открыл для себя нотный редактор Finale и до сих пор использую эту компьютерную программу. Работая с новой музыкой, неизбежно приходится иметь дело с компьютером или другими гаджетами, хотим мы того или нет.

ВЖ Насколько современные технологии вошли в орбиту интересов китайских студентов-композиторов?

ДВ Мы не ограничиваем путь, который выбирают наши студенты. Писать электроакустику или медиакомпозиции так же непросто, как и сочинять для оркестра. В любом случае, важно слушать много новой музыки. Нельзя придумать что-то новое, игнорируя то, что уже существует – музыкальная традиция складывается по кирпичику, шаг за шагом.

Shanghai Symphony Hall – один из главных залов, где проводятся концерты фестиваля Shanghai New Music Week

ВЖ Помимо композиторской и преподавательской деятельности, вы – художественный руководитель фестиваля современной музыки Shanghai New Music Week. Как пришла идея его создания?

ДВ После обучения в Европе и Соединенных Штатах я вернулся в Китай. В Шанхае тогда не было ни одного фестиваля современной музыки. Поэтому важно было создать мощный инструмент, который познакомил бы китайцев с миром современной академической музыки. На первом фестивале в 2008 году у нас было всего лишь 2000 слушателей, сегодня – более 8000. Фестиваль стремятся послушать китайские музыканты со всей страны, приезжают студенты из Гонконга, Тайваня, иногда даже из Европы. Shanghai New Music Week идет шесть дней и включает лекции композиторов со всего мира, воркшопы и большое количество дневных и вечерних концертов.

 ВЖ Кто из современных композиторов в этом году примет участие в Shanghai New Music Week?

ДВ В этом году на фестиваль приедут Марк Андре, Томас Адэс и Ребекка Сондерс. С утра мы всегда устраиваем лекции приглашенных композиторов, чью музыку услышим на концерте вечером. Причем хочется выстроить программу таким образом, чтобы в одном концерте прозвучали сочинения только одного композитора. Я отбираю наиболее яркие опусы разных периодов творчества автора, которые максимально помогут раскрыть его композиторскую персону. Знаете, в этом смысле я придерживаюсь идеи европейской кухни – все блюда по порядку, в отличие от китайской кухни, когда на одну тарелку можно набрать самые разные яства.

Shanghai new music week, 2018

ВЖ Прозвучат ли сочинения молодых китайских композиторов в рамках фестиваля?

ДВ Конечно. У нас всегда есть один или несколько концертов из произведений молодых авторов. Кроме того, в рамках Shanghai New Music Week мы проводим конкурс камерной оперы, который открыт как для китайских студентов-композиторов, так и для иностранцев. Опера победителя исполняется в рамках недели современной музыки, а все лауреаты приглашаются в Китай на время фестиваля с оплатой всех расходов по пребыванию.

Shanghai new music week, 2018

ВЖ Как много фестивалей современной музыки в Китае на сегодняшний день, ведь еще буквально двадцать пять лет назад страна был полностью закрыта для современной музыки?

ДВ Только с 1980-х мы стали открывать для себя додекафонию, позднее – спектральную школу, расширенные композиторские техники. Сегодня консерватории и университеты в Китае могут позволить себе приглашать лучших профессоров из Европы, а также поддерживать студентов, предоставляя им стипендии для обучения за границей. На сегодняшний день в Китае три крупных фестиваля современной музыки – в Пекине, Шанхае и городе Наньнин, куда приезжают студенты со всех концов страны. Конечно же, эти фестивали достаточно молоды, если сравнивать их с европейскими, такими как Дармштадтские летние курсы или Дни музыки в Донауэшингене. Однако наши фестивали помогают музыкантам не выпасть из контекста актуальной академической музыки.

ВЖ Какие новшества в преподавании композиции в Китае за последние годы вы можете назвать?

ДВ Каждый семестр мы делаем концерт для наших студентов, оплачивая им ансамбль или оркестр. Поэтому когда студент-композитор выпускается из консерватории, у него есть ряд записей, исполненных профессиональными коллективами. Иногда мы приглашаем профессиональный зарубежный коллектив для reading-сессий студенческих партитур с последующим заключительным концертом. К примеру, я имел удовольствие дважды работать с Московским ансамблем современной музыки, который исполнял произведение моих студентов в Шанхае.

ВЖ Как часто в Китае звучат современные русские композиторы?

ДВ К сожалению, не звучат. Крайне редко исполняются партитуры Губайдулиной или Денисова. До сих пор для меня остается загадкой, почему наши оркестры не решаются исполнять музыку Шнитке, ведь это великая музыка! В основном российские авторы для большинства китайцев – это по-прежнему классика вроде Шостаковича или Чайковского. Фигура Чайковского завораживает меня, это один из моих любимых русских композиторов. Символично, что сейчас я в городе, который назван его именем.

Дмитрий Белов:  <br>В российских реалиях частый запрос – ​ чтобы инструмент звучал громко Персона

Дмитрий Белов:
В российских реалиях частый запрос – ​ чтобы инструмент звучал громко

Мастерская Дмитрия Белова «Клавир» – ​самая крупная в России по изготовлению клавикордов.

Томас Квастхофф: <br>Классические музыканты любят относить себя к элите Интервью

Томас Квастхофф:
Классические музыканты любят относить себя к элите

В ноябре этого года знаменитому немецкому баритону, лауреату престижной европейской премии Echo Klassik, трехкратному обладателю «Грэмми» Томасу Квастхоффу (ТК) исполняется 60 лет.

Люка Дебарг: Мне интереснее играть то, с чем я меньше знаком Персона

Люка Дебарг: Мне интереснее играть то, с чем я меньше знаком

Дмитрий Вдовин: <br>Опера существует, чтобы приподнять нас до высот академизма Персона

Дмитрий Вдовин:
Опера существует, чтобы приподнять нас до высот академизма