Персона

Филипп Чижевский: Мы делаем нетипичного Генделя

На Малой сцене Музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко в мае состоится российская премьера оратории Георга Фридриха Генделя «Il trionfo del tempo e del disinganno» – «Триумф Времени и Бесчувствия»

Филипп Чижевский: Мы делаем нетипичного Генделя

Режиссером спектакля выступил Константин Богомолов, который впервые обратился к музыкальному театру. Новое либретто создал известный писатель, сценарист, художник Владимир Сорокин. За музыкальную составляющую отвечает ансамбль Questa Musica под руководством Филиппа Чижевского (ФЧ). Незадолго до премьеры Надежда Травина (НТ) встретилась с дирижером, чтобы поговорить об этой оратории и о музыке Генделя.

НТ Филипп, как мне известно, Константин Богомолов планировал поставить «Триумф Времени и Бесчувствия» три года назад. Как получилось, что вы стали частью уже обсуждаемого спектакля?

ФЧ Меня пригласил Антон Гетьман, причем в мой день рождения. Он сказал, что у него уже есть договоренность с Костей, и теперь ему нужен я и мои музыканты. Правда, поставил условие играть на исторических инструментах. Для меня это предложение стало самым лучшим подарком! «Триумф…» – очень сложный и необычный проект. В этой оратории – четыре аллегорические бесполые фигуры. Я предложил Косте сделать полностью мужскую историю, и он сразу ухватился за эту идею. У нас четыре замечательных солиста, мы провели первый блок репетиций с оркестром, кое-что придумали для континуо… Но не буду раскрывать всех тайн.

НТ У вас уже был опыт работы над музыкой Генделя – и над ораторией «Мессия», и над оперой «Роделинда» – совместно с Кристофером Мулдсом. Теперь – одно из ранних творений великого композитора.

ФЧ Да, это, как известно, его первая оратория. Мы играем самую раннюю версию, написанную для его итальянских покровителей в 1707 году. Гендель обратился к этому сочинению спустя тридцать лет (1737 год), и оно получилось наполовину английским, наполовину итальянским. И потом еще спустя 20 лет (1757 год) оратория уже целиком исполнялась на английском языке. Для Генделя это абсолютно «авангардный» опус. Не люблю это слово. Ведь, в принципе, Гендель – довольно «причесанный» композитор. У него вся музыка красивая, благозвучная – просто Игорь Крутой своего времени. А если послушать арию «Gentle Morpheus» из «Альцесты», то это чистой воды стиль группы ABBA. Конечно же, все наоборот, но смысл того, что я хочу сказать, понятен. В юности у Генделя все же был «волчий» нюх. А потом он несколько успокоился.

НТ В «Триумфе Времени и Бесчувствия» нет самого главного для оратории – хора. Это произведение так и хочется назвать оперой. Но, как пишет Лариса Валентиновна Кириллина в своей книге о Генделе, по приказу папы Климента XI публичные оперные представления в Риме с 1700-го по 1721 год не разрешали ставить. Не кажется ли вам, что Гендель таким образом зашифровал свое сочинение?

ФЧ Конечно. Гендель хотел написать именно оперу. Но он был еще молодым человеком, и ему, как говорится, не нужны были проблемы. Поэтому опера и стала ораторией. В партитуре довольно много композиторских находок – например, полностью выписанная сольная партия органа. Такое довольно редко встречается в его музыке. Помимо шикарных дуэтов и арий (кстати, одна ария перекочевала потом в оперу «Ринальдо»), там есть всего два речитатива аккомпаниато и два квартета, один из них полноценный («Voglio tempo»). Много ли мы знаем у него подобных образцов, где одновременно поют четыре человека? Это уникальный пример. В «Триумфе…» явно чувствуется итальянский стиль письма, прежде всего, из-за обилия «bel canto», зародыши которого весьма конкретно проглядываются. Партии вокалистов написаны дичайше сложно! У солистов должна быть феноменальная техника. Гендель, как и многие его коллеги, обращается с голосами инструментально. Допустим, у него два гобоя играют мелкие ноты, и потом он тут же запускает эту фактуру в вокальном дуэте. Такое ощущение, что он чуть-чуть издевается. Генделю тогда исполнилось 22 года, его переполняла жизненная энергия, он не боялся экспериментировать. Но через много лет он посмотрел на себя молодого сквозь призму зрелого музыканта, как позже сделает Брукнер, вернувшись к своей первой симфонии в последние годы жизни.

На репетиции оратории Генделя «Il trionfo del tempo e del disinganno»

НТ Константин Богомолов назвал либретто кардинала Памфили «тухлым». Вы согласны с ним?

ФЧ В принципе, да. Вообще, если мы посмотрим на какие-то образцы либретто того времени, то почти не найдем супер-интересного. У Памфили все понятно – вот Удовольствие говорит Красоте: «Ты будешь всегда прекрасна». А Время отвечает: «Нет, все когда-то заканчивается…» Ну и все вокруг этого. А для Кости, как человека театрального, важно более точечное воплощение этого условного сюжета. Что сделал с текстом Сорокин? Он просто взял и написал свой текст! Хотя, конечно, переклички с Памфили остались. На мой взгляд, это невероятно сделано. Очень интересное решение. Вот мы смотрим на картину – если мы угадываем ракурс и то, под каким углом художник наносил тот или иной штрих, то нам эта картина раскрывается. Мне кажется, что Сорокин поступил так же. Он разгадал Генделя.

НТ Текст либретто был созвучен эпохе. А будет ли интересен современному зрителю весь этот комплекс символов и аллегорий? Или необходимо кардинальное решение, как в случае с версией Сорокина?

ФЧ Я не думаю, что оратория в оригинальной исторической постановке будет скучной. Но у нас свой путь. Наверняка вы видели постановку Кшиштофа Варликовского в Экс-ан-­Провансе, где в последней арии Красота вскрывает себе вены. У нас все иначе. Художник, который берется за нечто для себя новое, хочет многое сказать, многое донести до зрителя. Тем более, состоявшийся художник.

НТ На премьере оратории триумфа не было, а будет ли он у нас, как думаете?

ФЧ Я одно могу сказать точно – это будет интересно. Даже сейчас, в процессе репетиций мы чувствуем свежесть. Естественно, мы играем на «жилах», но я говорю своим музыкантам: друзья, забудьте, что вы барочные исполнители. Мы смотрим на эту музыку сквозь призму нашего времени – и в плане структуры, и в плане артикуляции, штрихов, динамики. Нужно искать другие выходы. Да, мы знаем, что тут надо замедлить, а здесь пойти вперед. Но почему мы должны этого придерживаться на 100%? Мы играем новейшую музыку, но можем исполнять барочную музыку с того же «взгляда». В «Триумфе Времени и Бесчувствия» будет Гендель, непохожий, может быть, на того, которого мы привыкли слышать. Мы делаем нетипичного Генделя. Но на исторических инструментах.

Владимир Юровский: <br>Из трехколесного велосипеда у Малера получился двигатель внутреннего сгорания  Персона

Владимир Юровский: 
Из трехколесного велосипеда у Малера получился двигатель внутреннего сгорания 

Весной в двух европейских столицах – Лондоне и Берлине – Владимир Юровский должен был впервые в своей карьере продирижировать Девятую симфонию Густава Малера – композитора, чье 160-летие со дня рождения планировали широко отметить в этом году многие оркестры мира.

Константин Емельянов: <br>А выучу-ка я целиком «Времена года» Персона

Константин Емельянов:
А выучу-ка я целиком «Времена года»

Алексей Рыбников: <br>Я всю жизнь провел в самоизоляции Персона

Алексей Рыбников:
Я всю жизнь провел в самоизоляции

В июле отмечает юбилей Алексей Рыбников, один из немногих представителей композиторского цеха, чье имя известно абсолютно всем.

Ирина Лапшина: <br>Все соскучились по сцене Персона

Ирина Лапшина:
Все соскучились по сцене

Омская областная филармония отметила 80-летие.