Франсуа Ксавье Рот: <br>Для французов Берлиоз – как Бетховен и Вагнер для немцев Персона

Франсуа Ксавье Рот:
Для французов Берлиоз – как Бетховен и Вагнер для немцев

На исходе 2019 года в Москве впервые выступил оркестр Les Siècles. О том, как он живет и развивается, о революционных идеях Берлиоза и его пламенной любви к России Виктору Александрову (ВА) рассказал дирижер Франсуа Ксавье Рот (ФКР).

ВА Маэстро, как возникла идея создания Les Siècles?

ФКР Я мечтал об оркестре, которому было бы по плечу исполнить любой репертуар на инструментах своей эпохи. Подтолкнуло к этому прочтение книги Николауса Арнонкура «Музыка языком звуков», где он утверждал, что музыкант XXI века должен в равной степени успешно играть партиту Баха на старинном инструменте, а секвенцию Лючано Берио – на современном. Меня осенила мысль: «А что, если применить эту идею к целому оркестру»? И эта мечта воплотилась в жизнь!

Мы постепенно расширяли репертуар, отходя от превалирующих поначалу французских композиторов. Я убежден, что любое из сочинений должно звучать так, будто создано в наше время. Мы используем исторические инструменты и стараемся максимально соответствовать каждой из эпох.

ВА Кто вошел в ваш оркестр?

ФКР Процесс формирования оркестра проходил непросто – многие музыканты до этого выступали сольно с барочной и романтической музыкой, а это совсем иной тип артиста, более независимый, самостоятельный. Всем было необходимо преодолеть разрозненность идей, научиться быть единым организмом, осознать преимущества процесса взаимного профессионального совершенствования.

ВА В чем состоит феномен звука Les Siècles?

ФКР Охарактеризовать наш звук и стиль непросто. Любому оркестру свойственно индивидуальное звучание. Я же за то, чтобы у Les Siècles было множество граней. Мы – французы, и это касается и языка, и культуры, и бэкграунда. Но когда мы играем Бетховена, я хочу, чтобы наша nationalité не бросалась в глаза, и для этого стоит оставаться открытым к проявлениям других культур. Когда мы беремся за какое-то известное произведение, нам важен контекст: какие события происходили в жизни композитора, когда он писал эту музыку, какой отклик они находили в его душе? Мы не можем не принимать это во внимание и всегда стараемся задумываться о таких вещах. Оркестры по всему миру постоянно играют эту музыку, поэтому всегда надо искать новые решения в интерпретациях.

ВА Какой сегодня вам представляется творческая фигура Берлиоза? В чем вы видите его главное достижение в контексте мировой музыкальной культуры?

ФКР Берлиоз был одним из самых революционных композиторов XIX века, его музыка никогда не потеряет своей свежести, она способна изменить мир. Для французов Берлиоз – как Бетховен и Вагнер для немцев. Сближение с принципами Вагнера у Берлиоза происходит на почве написания опер: один и тот же человек писал либретто, партии для всех инструментов оркестра и все остальные сопутствующие материалы. Я с особым чувством исполняю его музыку здесь, в России – стране, которую он так боготворил! Спасибо России, что она благосклоннее отнеслась к нему, чем к другим французам (смеется)! Здесь его произведения принимали охотнее, чем на родине в то время. И это не может не восхищать нас сегодня. В музыке Берлиоза заложено слишком много чувств, мечтаний и страстей, каких французы тогда не могли воспринять.

ВА В обширной дискографии Les Siècles немало записей музыки французских композиторов, без которых немыслима творческая биография коллектива.

ФКР У каждого композитора есть собственные идеи и представления о звуковой материи, и они способны по-настоящему раскрыться на аутентичных инструментах. Дебюсси и Равель создали новый язык музыки. Когда мы исполняем «Море», «Ноктюрны» Дебюсси, музыку балета Равеля «Дафнис и Хлоя», оркестр звучит очень объемно и колоритно.

ВА Вы предпочитаете живые концерты или студийные записи?

ФКР Мы играем вживую и никогда не работаем в студии. Все записи наших выступлений трансляционные. Необходимые корректуры делаем с нашим звукорежиссером Йиржи Хегером. Он постоянно работает с нами в Берлине, Париже, Франкфурте-на-Майне, Лондоне. Записи, осуществленные в этих и других городах, изданы на дисках.

ВА Сложно ли сегодня сохраниться симфоническим оркестрам в мире? Не везде же ситуация благоприятная?

ФКР Во Франции действительно немало проблем, но для искусства это благоприятная страна. Государство активно поддерживает независимые оркестры, что не может не радовать. Сейчас такое время, когда многие страны испытывают трудности. В Великобритании, где мы часто даем концерты, из-за Brexit возникают сложности. Непонятно, смогут ли музыканты свободно пересекать границу или нет? У меня на этот счет свое мнение. Музыка объединяет людей и помогает им лучше понимать друг друга, невзирая ни на какие политические и экономические ситуации.

ВА Кого из дирижеров прошлого вы особенно цените?

ФКР Из французов моими кумирами навсегда останутся Пьер Булез и Пьер Монтё. Из русских, с которыми связано современное дирижерское искусство, очень привлекает Кирилл Петренко. Уверен, он еще ярче заявит о себе на посту Берлинского филармонического оркестра. Я также преклоняюсь перед титанами прошлого – Ойгеном Йохумом, Карлосом Клайбером, Рудольфом Кемпе. Не могу не упомянуть о Евгении Мравинском и Евгении Светланове. Последний был очень популярен во Франции. В молодости мне довелось ассистировать Марису Янсонсу в работе с Лондонским симфоническим оркестром. Мне очень жаль, что Марис Арвидович так неожиданно покинул земной мир. Это колоссальная и невосполнимая потеря для всех нас.

ВА У вас были какие-то взаимосвязи с Россией раньше?

ФКР В 2002 году я побывал в Санкт-Петербурге. А в Москве я впервые. Здесь очень красиво, такая удивительная архитектура! Мне очень понравилось здесь, понравились лица людей. Очень жаль, что я не говорю по-русски. У французов и русских много общего, особенно в культурных сферах. Это не только могучая сила музыки Чайковского, Стравинского, Берлиоза, Равеля и Дебюсси, но и великая литература и философия. Мы – братья, и я особенно рад выступать здесь.

Вадим Репин: <br>Кризис  – это сито, сквозь которое просеивается все ненужное Персона

Вадим Репин:
Кризис – это сито, сквозь которое просеивается все ненужное

В Новосибирске завершился VII Транссибирский Арт-Фестиваль: благодаря стойкости музыкантов его проведение ознаменовалось рядом ярких программ, большинство которых было проведено в онлайн-трансляции из зала без публики.

Томас Хэмпсон: <br>Пой свою песню Персона

Томас Хэмпсон:
Пой свою песню

С одной стороны, Томас Хэмпсон в представлениях не нуждается. С другой стороны, за этим блеском легко просмотреть важнейшие и, возможно, самые ценные проекты Хэмпсона. Встречайте: Томас Хэмпсон!

Дмитрий Шишкин: <br>Музыка – это космос Персона

Дмитрий Шишкин:
Музыка – это космос

Лауреат прошлогоднего конкурса Чайковского пианист Дмитрий Шишкин отметился в начале марта выпуском нового альбома на европейском лейбле La Dolce Volta.

Ярослав Тимофеев: <br>Отсутствующий мужчина – это бог Персона

Ярослав Тимофеев:
Отсутствующий мужчина – это бог

Одни удивляются, что главный редактор журнала «Музыкальная академия» играет в популярной инди-поп-группе.