Георгий Свиридов <br>Избранное. <br>Мелодия <br>2 CD Релизы

Георгий Свиридов
Избранное.
Мелодия
2 CD

В нашем представлении Свиридов – гениальный классик русской музыки, продолживший ее великие традиции в те времена, когда повсюду уже диктовал моду интернациональный авангард. Все верно, и двойник «Мелодии» это подтверждает: в него вошли основные шедевры Свиридова, выпускавшиеся фирмой еще в эпоху грампластинок. На первом диске – симфонические сочинения, которыми дирижирует конгениальный дирижер музыки Свиридова – Владимир Федосеев, под чьим управлением и сегодня молодо слушаются иллюстрации к пушкинской «Метели» и сюита из фильма «Время, вперед!» Но и Геннадий Рождественский, записавший «Маленький триптих», соседствует с Федосеевым очень толерантно. Не портит компанию и Рудольф Баршай, под чьим управлением звучит Музыка для камерного оркестра. Это сочинение – одно из ранних, что представлены на диске, в нем еще сильно ощущается Шостакович. Рядом с ним «Маленький триптих», датированный тем же 1964 годом, разительно демонстрирует индивидуальность Свиридова: краски очищены и лучатся истинно русской мощью. Проникнутый духом Маяковского и комсомольских строек, Марш из «Времени, вперед!» звучит античеловечно и победительно: русский человек превращен в придаток заводского котла и чувствует себя невероятно гордо. А вот Частушке из той же сюиты мог бы позавидовать Майкл Найман (действительно, индийский танец из его Второго квартета производит похожее впечатление). И тут начинаешь понимать Свиридова иначе – не только как проводника русского духа, но и как современника Карла Орфа, Оливье Мессиана, а то и предшественника минималистов. В его опусах внешняя простота сочетается со строгой системой, его тональность отлажена как фирменный стиль. Свиридов совершал прорывы и словно сам их не замечал. Например, рядом с «Тройкой» из «Метели», где найдена уникальная монотония на грани транса, идет вполне советский Вальс. Но даже и шлягерный Романс из этого же цикла иллюстраций, издающий образцовый советский душок, облает строгой геометрией. Чтобы понять стоячую форму Свиридова, корреспондирующую с американской репетитивной музыкой, нужно услышать только конец «Маленького триптиха» – и этому сравнению ничуть не помешает то, что оркестр и мелодии Свиридова дышат сокровенной святостью, которая бывает разлита в хмурую погоду близ монастырей, в намоленных русских местах. То же можно сказать про второй диск, где лучшие свиридовские хормейстеры – Владислав Чернушенко, Владимир Минин, Александр Юрлов и Юрий Ухов – исполняют лучшие свиридовские хоровые циклы. Пять хоров на слова русских поэтов звучат чарующе (так положить на музыку прозу Гоголя не умел больше никто), «Ночные облака» на стихи Блока очаровывают целомудренной нежностью, Хоры из музыки к «Царю Федору Иоанновичу» имитируют православную литургию, а «Весенняя кантата», особенно ее зачин, снова шлют привет минималистам всей земли. К сожалению, на Западе Свиридова до сих пор плохо знают, поэтому «Мелодия», выпускающая диски на экспорт, делает очень нужное дело.

Сергей Рахманинов. Романсы <br>Любовь Петрова (сопрано), Елена Савельева (фортепиано) <br>Moscow Conservatory Records Релизы

Сергей Рахманинов. Романсы
Любовь Петрова (сопрано), Елена Савельева (фортепиано)
Moscow Conservatory Records

Vincerò! <br>Piotr Beczała <br>Orquestra de la Comunitat Valenciana <br>Marco Boemi <br>Pentatone
Релизы

Vincerò!
Piotr Beczała
Orquestra de la Comunitat Valenciana
Marco Boemi
Pentatone

Beethoven <br>Symphonies Nos. 1–3 <br>Barry <br>«Beethoven» & Piano Concerto <br>Britten Sinfonia. Thomas Adès <br>Signum Classics
Релизы

Beethoven
Symphonies Nos. 1–3
Barry
«Beethoven» & Piano Concerto
Britten Sinfonia. Thomas Adès
Signum Classics

Mozart. Mass in C Minor <br>Ana Maria Labin. Ambroisine Bré <br>Stanislas de Barbeyrac. Norman Patzke <br>Les Musiciens du Louvre <br>Marc Minkowski <br>Pentatone
Релизы

Mozart. Mass in C Minor
Ana Maria Labin. Ambroisine Bré
Stanislas de Barbeyrac. Norman Patzke
Les Musiciens du Louvre
Marc Minkowski
Pentatone