Girl power История

Girl power

Женщины-дирижеры в сражении за подиум

Семь лет назад, в 2013 году, один российский дирижер, лидер нескольких европейских коллективов, ненароком подпортил себе репутацию, рассказав скандинавской прессе о своем отношении к женщинам за дирижерским пультом. Для любого оркестра, по мнению нашего соотечественника, лучшим благом является взаимодействие с маэстро мужского пола, так как при контакте с ним ничто не мешает общей концентрации на рабочем процессе. Видя же перед собой привлекательную женщину, музыканты «отвлекаются на посторонние вещи». Семья и вовсе вносит коррективы в расстановку приоритетов женщины-дирижера, отодвигая профессию и карьеру – а значит, «преданность делу» – на второй план. Так совпало, что подобная точка зрения прозвучала накануне последнего концерта Proms-2013, примечательного, в частности, тем, что в тот вечер – впервые за 118 лет! – фестиваль закрывала женщина-дирижер Марин Олсоп.

Реакция музыкального сообщества на заявление, воспринятое как сексистское, была мгновенной. «Ситуация, подобная этой, заставляет нас задуматься о серьезных гендерных диспропорциях в мире дирижирования. Лишь немногим женщинам удалось пробиться в высшие эшелоны этой исконно мужской профессии», – писала The Guardian. Как тут не вспомнить слова Юрия Темирканова: «Суть дирижера – сила. Сущность женщины – слабость». Еще жестче высказался Норман Лебрехт в книге «Маэстро миф», опубликованной в 1990-х: «В просвещенном обществе, где дискриминация запрещена законом, концертные площадки по-прежнему стоят выше него – это бастионы мужественности <…>. Женщину могут избрать в премьер-министры. Она может вершить правосудие в Верховном Суде и приобщать к святым тайнам церкви, но симфонический оркестр ей не доверят даже на пару часов».

Гендерные сдвиги, изменение границы, разделяющей маскулинность и фемининность, в большей или меньшей степени затронули все сферы общественной жизни, включая культурную, однако академическое исполнительское искусство, и в особенности мастерство управления оркестром, существуют в недрах глубоко укорененной традиции. Что говорить о программах! Репертуарное ядро оркестров по всему миру составляют сочинения давно умерших композиторов-мужчин, а обновление за счет новых партитур композиторов-женщин происходит медленнее, чем таяние ледников. Аудитория концертных залов также не заинтересована в переменах, равно как не заинтересованы в них и высокобюджетные коллективы, которым нет нужды подвергать риску свои устои – любое неверное движение, и может возникнуть трещина в хрупких финансовых связях с влиятельными покровителями. Именно поэтому женщины в дирижерской профессии сталкиваются не только с препятствиями, характерными для любой другой сферы занятости, – от дискриминации в оплате труда до распространенных гендерных представлений о природе лидерства. Они изначально, еще на этапе выбора специальности «симфоническое дирижирование», оказываются под давлением самой системы.

В 2013-м bachtrack.com, один из крупнейших западных ресурсов, посвященных академической музыке, зафиксировал в сотне самых деятельных дирижеров всего одно женское имя – на 70-й строчке рейтинга закрепилась все та же Марин Олсоп. Статистика, опубликованная в январе 2020-го, выглядит иначе. Здесь уже восемь женщин (да-да, как в пьесе Робера Тома и одноименном фильме Франсуа Озона): в третью десятку, помимо упрочившей позиции Олсоп, попали финка Сусанна Мялкки, американка Джоанн Фаллетта, литовка Мирга Гражините-Тила, а чуть поодаль от них – основательница собственного барочного оркестра Orfeo 55 француженка Натали Штуцман, китаянка с паспартом США Элим Чан, американка с греческими и русскими корнями Карина Канеллакис, австралийка Симоне Янг. Также на слуху мексиканка Алондра де ля Парра и Оксана Лынив из Украины. Познакомимся с некоторыми из них поближе.

Марин Олсоп

Родители Марин Олсоп были профессиональными музыкантами. Когда девочке исполнилось девять лет, отец отвел ее на один из концертов для юношества, проводимых Нью-Йоркским филармоническим оркестром. Человек на сцене, страстно рассказывавший аудитории об исполняемой музыке, покорил детское сердце. Так в жизни Марин появился кумир – Леонард Бернстайн. Девочка поспешила поделиться радостью со своим педагогом по скрипке, что хочет заниматься дирижированием, на что получила ответ: «Это не женское дело!»

«В подростковом возрасте у меня в спальне висели два плаката: один с ливерпульской четверкой, другой, побольше, – с Бернстайном. Лео занимал огромное место в моем сердце и в моих мыслях. Учиться у него – было пределом мечтаний. До нашей встречи я очень боялась, что он окажется совсем другим, не таким, как нарисовало мое воображение. Но когда произошло знакомство, я не просто не испытала разочарования, я была околдована им! Бернстайн оказался необычайно теплым, душевным человеком, щедро раздаривающим себя».

Прошло десять лет, и мечта Олсоп воплотилась в реальность – легендарный музыкант согласился обучать ее. Не так давно, в год столетия со дня рождения своего наставника, уже авторитетная Олсоп выпустила на Naxos полную антологию сочинений Бернстайна, некоторые пьесы были изданы впервые.

В настоящее время Марин Олсоп – самая известная в мире женщина-дирижер. Она руководит симфоническими оркестрами Балтимора и Сан-Паулу, а также – с 1 сентября 2019 года – Симфоническим оркестром Венского радио. В феврале 2020-го было объявлено о том, что Олсоп назначена на два сезона главным дирижером старейшего летнего музыкального фестиваля в Штатах – «Равиния» (Чикаго). Часть программ, как сообщают организаторы, посвящена столетию со дня принятия конституционной поправки № 19, гарантировавшей женщинам избирательное право.

Начинания Олсоп бесценны. Она, в частности, учредила стипендию для студенток, обучающихся профессиям симфонического и хорового дирижера («Просто я поняла, что ниоткуда подобной инициативы не последует»), по заказу ее коллективов женщины-композиторы пишут новую музыку.

Мирга Гражините-Тила

Представительница третьего поколения музыкантов, дочь пианистки Сигуте Гражинене и хорового дирижера Ромуальдаса Гражиниса, внучка известного в Литве педагога по скрипке – Беаты Василяускайте-Шмидтене.

Мирга училась на хорового дирижера и впервые в этом качестве дебютировала в возрасте тринадцати лет. За ее плечами – Университет музыки и исполнительских искусств в Граце, Лейпцигская и Цюрихская консерватории. В 2012 году Мирга стала победительницей дирижерского конкурса Nestlé в Зальцбурге, а через три года заняла позицию музыкального директора местного Landestheater. Тогда же ее пригласил Симфонический оркестр Бирмингема. Оставшись удовлетворенными сотрудничеством, стороны решили, что длительное доверительное партнерство будет отличным вариантом для всех. Во главе этого коллектива девушка останется как минимум до окончания сезона 2020/21.

Мирга – первая женщина-дирижер, подписавшая эксклюзивное долгосрочное соглашение со звукозаписывающей компанией Deutsche Grammophon. Первый же диск, увидевший свет в 2019 году, с двумя симфониями Вайнберга (Двадцать первой и Второй), собрал более десятка серьезных наград и оказался среди номинантов на «Грэмми». «Я верю, что нам удастся выпустить некоторые очень особенные, возможно, неизвестные произведения. Когда я думаю о записи диска, то ощущаю весь груз ответственности, который ложится на мои плечи, так как эта запись останется в анналах истории и по ней о нас будут судить будущие поколения. Быть может, когда-нибудь я смогу записать симфонии Малера, но сейчас у меня такое чувство, что пока подобных работ достаточно. Мы гораздо меньше нуждаемся в очередном бетховенском цикле, чем в открытии музыки того же Вайнберга», – говорит Мирга.

Вайнберг – это страсть, отчасти вдохновленная дружбой Мирги с Гидоном Кремером. Их теплые творческие отношения уже дали реальные плоды: в Бирмингеме в ноябре 2018 года Гражините-Тила дирижировала объединенными силами своего оркестра и Kremerata Baltica на британской премьере Двадцать первой симфонии Вайнберга («Кадиш»). Кремер, возвышаясь над вторыми скрипками, играл многочисленные скрипичные соло в симфонии, и это невероятное исполнение и было издано DG.

Карина Канеллакис

В двадцать лет Карина Канеллакис, представительница музыкальной семьи (отец – дирижер, мать – пианистка), с прекрасным профильным образованием, могла без преувеличения назвать себя успешной скрипачкой – она много выступала сольно и сотрудничала с крупными оркестрами – Чикагским симфоническим и Берлинским филармоническим. Но внутри нее росло чувство, что и ей самой есть что сказать в симфонической музыке.

В 2008-м, приехав на Proms в составе своего американского коллектива, Канеллакис была сражена мощью и подлинным трагизмом произведения, которое ей довелось исполнить в тот вечер под сводами Альберт-холла это была Шестая «Трагическая» симфония Малера (дирижировал Бернард Хайтинк). «Я играла во вторых скрипках, и в этой партии было все мое сердце», – признавалась она много лет спустя. Но именно тогда девушка ощутила в себе потенциал самостоятельного интерпретатора симфонических опусов с подобным эмоциональным зарядом. Чуть более десяти лет спустя Канеллакисв качестве дирижера открыла Proms с программой из музыки Яначека. Это было еще одно важное достижение в мире дирижирующих женщин.

Среди наставников Канеллакис – персоны все весомые и авторитетные: Алан Гилберт, Фабио Луизи, сэр Саймон Рэттл. Именно Рэттл уговорил ее сменить скрипку на дирижерскую палочку. После окончания магистратуры Джульярдской школы по специальности «симфоническое дирижирование» карьера Канеллакис начала набирать обороты. С 2014 по 2016 год девушка ассистировала Япу ван Зведенув Далласском симфоническом оркестре, и когда нидерландский маэстро заболел, она заменила его в программе с непростой Восьмой симфонией Шостаковича. Успех Канеллакис подкрепила дирижерской премией сэра Георга Шолти в 2016 году. «Дирижирование освободило меня и дало возможность установить такую удивительную связь с огромным миром оркестрового репертуара, куда входят и оперные партитуры. Но скрипке я остаюсь верна по сей день», – признается Канеллакис.

В сезоне 2019/20 Карина Канеллакис возглавила Филармонический оркестр Нидерландского радио и стала главным приглашенным дирижером в Симфоническом оркестре Берлинского радио.

Сусанна Мялкки

Финская женщина-дирижер Сусанна Мялкки тоже начинала как инструменталистка – обучалась игре на виолончели в Академии имени Сибелиуса в Хельсинки, а затем занялась дирижированием под началом Лейфа Сегерстама и Эри Класа. В 2004-м она дебютировала с ансамблем InterContemporain (EIC) на фестивале в Люцерне и через два года взяла в свои руки бразды правления EIC, став первой женщиной, возглавившей коллектив. Благодаря осведомленности в музыке современников и интересу к новым партитурам, Мялкки попала в ассистенты к Томасу Адесу – после успеха проведенной ею серии спектаклей«Припудри ей личико» (см. эссэ об опере Адеса в № 12/2018) композитор пригласил ее на выступления с тем же сочинением в лондонском камерном театре «Алмейда». Позднее Мялкки осуществила мировую премьеру оперы Луки Франческони «Квартет» в Ла Скала – здесь у Мялкки тоже не было предшественниц.

В настоящее время Сусанна Мялкки выступает с топовыми коллективами со всего мира. На протяжении трех последних сезонов она – главный приглашенный дирижер Филармонического оркестра Лос-Анджелеса, но даже по другую сторону океана Мялкки не забывает о своих корнях и о ценностях культуры родной Суоми, активно продвигая сочинения финских композиторов. Так, в нынешнем году Сусанну Мялкки впервые ждут на фестивале в Экс-ан-Провансе, одной из новинок которого станет опера Кайи Саариахо «Невинность».

«Когда мне было девять лет, я впервые заметила, что некоторые учителя обращаются с мальчиками иначе, чем с девочками. Думаю, если бы я была противоположного пола, то начала бы дирижировать раньше. Но в то же время я счастлива, что все эти годы шла своим путем. Дирижирование – профессия не для молодых людей. Нужно многое пережить, набраться опыта, чтобы находить нужные ключи даже к известным партитурам. Конечно, я очень горжусь тем, что могу быть примером для подражания. Это фантастика, что времена меняются, и гендерные барьеры, существовавшие в годы моего обучения, постепенно рушатся», – говорит Мялкки.

Алондра де ля Парра

В семье де ля Парры не было устойчивых музыкальных традиций, однако родители девочки сочли правильным отдать ее в одну из музыкальных школ Мехико в класс фортепиано. К тринадцати годам Алондра заинтересовалась дирижированием и, переехав в Нью-Йорк, продолжила обучение. В последующие годы она постигала мастерство под началом Марин Олсоп, Шарля Дютуа и Курта Мазура.

В 23 года Алондра основала собственный оркестр, чтобы исполнить сочинения мексиканских авторов на фестивале Mexico Now. Первая коммерческая запись оркестра – Mi Alma Mexicana (2010), получила статус платиновой пластинки всего за два месяца после релиза. Создание репутации симфонического дирижера – дело тонкое, и многие на этом пути стараются избегать так называемой «легкой» и неизвестной музыки, опасаясь осуждения коллег и критики. Но музыкальные инстинкты не подвели Алондру: теперь латиноамериканский колорит симфонических программ – ее визитная карточка. Не случайно в 2018-м де ля Парра была объявлена «Женщиной года» в Мексике.

С сезоном 2019/20 связаны ее дебюты с Симфоническим оркестром Венского радио в Musikverein, Филармоническим оркестром Люксембурга и еще рядом европейских коллективов. Она также возвращается в Берлинскую государственную оперу для возобновления постановки «Волшебной флейты». В июне 2020 года де ля Парра будет дирижировать два одноактных балета в Ковент-Гардене.

«Журналисты регулярно задают вопросы, которые меня расстраивают, – чувствую ли я, что музыканты отвлекаются, потому что я выгляжу привлекательно? Пааво Ярви, Саймона Рэттла или Даниэля Баренбойма об этом не спрашивают, правда? Или еще вариант: “Как вы находите на все время, будучи матерью и дирижером?” У всех этих мужчин-дирижеров тоже есть дети, но никому в голову не приходит поднять эту тему, не так ли? Подобные вопросы не оскорбительны, они просто бессмысленны, потому что я хочу обсуждать другое – произведения, над которыми работаю, композиторов, проблематикуи философию, лежащие в основе их творчества. Но во время интервью, к сожалению, мне приходится говорить о вещах, не относящихся к творчеству. Вообще, по моим наблюдениям, в любом хорошемдирижере сочетаются мужские и женские качества, потому что, чтобы дирижировать, нужно и то, и другое – музыка этого требует».

Музы не молчали История

Музы не молчали

Ксения Эрдели, Нина Дорлиак и другие в годы войны. Воспоминания очевидца

Музыка конца войны История

Музыка конца войны

Музыкальные произведения на тему Второй мировой войны создавались во всех странах, в ней участвовавших.

Неоконченный разговор История

Неоконченный разговор

29 марта был днем скорби: умер Кшиштоф Пендерецкий

Первые уроки с Натальей Баклановой История

Первые уроки с Натальей Баклановой