Handel. Agrippina <br>Il Pomo d’Oro. Maxim Emelyanychev <br>Erato Релизы

Handel. Agrippina
Il Pomo d’Oro. Maxim Emelyanychev
Erato

Опера молодого Генделя, написанная им в Италии в 1709 году, посвящена событиям древнеримской истории, взятой в момент кризиса императорской власти: речь идет о воцарении Нерона и возне кучки придворных интриганов вокруг этого события. Первая среди равных – мать Нерона Агриппина. Либретто кардинала Гримани необычно: сатира, скрытая или явная, но и аффектированная серьезность, внимание к душевным «извивам» и демонстрация всеобщей аморальности при явной скудости положительного начала (где морализаторство «победы добра»?). Да, герои получают желаемое в финале, но они одержимы недобродетельными страстями и полны эгоизма. Смесь эротической любви и любви к власти – что может быть более интригующим?

Недавно выпущенный диск обречен, кажется, вступить в художественную конкуренцию с записями, например, Гардинера или Якобса. Свои поклонники есть у разных вариантов, благо все они сделаны на высоком уровне. Диск с оркестром Il Pomo d’Oro под руководством Максима Емельянычева собрал команду сегодняшних звезд, начиная с Агриппины – Джойс ДиДонато. Уже этого имени было бы достаточно для успеха. ДиДонато изумляет палитрой переживаний: слепая материнская любовь и изощренная лживость, беспринципность и море честолюбия, – и все показано голосом. Ария-рефлексия про собственные раздумья, где «сбивчивая» мелодия формирует душевные беспокойства, спета с мощью, равной таланту певицы.

Но есть еще и Франко Фаджоли – трагикомический Нерон, Якуб Юзеф Орлиньский – сентиментальный Оттон, Эльза Бенуа – обманчиво кроткая Поппея, да и прочие вокалисты, от Луки Пизарони до Мари-­Николь Лемьё, им под стать. Многочисленные короткие арии с быстрой сменой настроений поданы как с характерной для барокко общей сценической «приподнятостью», так и с образной характеристикой персонажей. Оркестр подводит под это надлежащий музыкальный фундамент. Емельянычев с первых нот трактует партитуру в согласии с принципами времени и в соответствии с Генделем, который «облагораживает самые гротескные ситуации», не допуская открытого сарказма, даже гротеска либретто. Торжественный драматизм (там, где нужно), припудренный еле уловимой иронией (тоже там, где нужно) и темпераментная орнаментальная «витиеватость» взаимно дополняют друг друга. Синфония с декоративной сменой темпов звучит как обещание разнообразной занимательности. Инструментальные фрагменты, от бурной жиги и размеренной сарабанды до стремительного бурре, порхающего менуэта и меланхоличной пассакальи, впечатляют отчетливостью фразировки, богатством тембральных красок, легкостью музыкальных перекличек и вдумчивым погружением в разность танцевальных «характеров». Кстати, Емельянычев не только дирижирует, но и играет на клавесине.

Великие музыканты ХХ века играют Чайковского Релизы

Великие музыканты ХХ века играют Чайковского

"Мелодия" подготовила подарок читателям журнала

Андропов <br>Tesla Boy <br>Gorby
Релизы

Андропов
Tesla Boy
Gorby

Emanuel Moór <br>Concerto for two cellos. Suite for four cellos. Cello Sonata <br>Sebastian Hess. David Stromberg <br>Nürnberger Symphoniker. Rudolf Piehlmayer <br>Oehms Classics Релизы

Emanuel Moór
Concerto for two cellos. Suite for four cellos. Cello Sonata
Sebastian Hess. David Stromberg
Nürnberger Symphoniker. Rudolf Piehlmayer
Oehms Classics

Шаг в бессмертие Релизы

Шаг в бессмертие

Новые поколения все чаще задаются вопросами: до песен ли было в те страшные годы, до симфонической ли музыки Шостаковича?