Jean-Baptiste Lully. Isis <br>Les Talens Lyriques. Christophe Rousset <br>Apartemusic
Релизы

Jean-Baptiste Lully. Isis
Les Talens Lyriques. Christophe Rousset
Apartemusic

Опера называется именем персонажа, который вовсе и не поет, а только появляется в конце и прославляется египтянами и всяческими божествами. Потому что Исидой становится разнесчастная нимфа Ио, которую полюбил божественный бабник Юпитер. Она-то и поет долго и упорно на протяжении всей оперы – пятой «трагедии на музыке», которую сочинили Люлли и Филипп Кино.

Каждая запись французской оперы XVII или XVIII века непроизвольно «вставляется» в процесс сегодняшнего (и вчерашнего) освоения сложнейшего стилевого поля. Кристоф Руссе известен не только как выдающийся дирижер-аутентист среднего поколения (родился в 1961 году), между Уильямом Кристи и Рафаэлем Пишоном, но и как один из самых блестящих клавесинистов, записи которого вот уже не менее тридцати лет входят в топ-листы. У Люлли эта опера пятая, а у Руссе – восьмая, если считать записи опер Люлли (до этого – «Персей», «Роланд», «Беллерофонт», «Фаэтон», «Амадис», «Армида», «Альцеста»). По этим интерпретациям можно следить, как из «Атиса», великого создания великого Кристи (1986), прорастает что-то новое и неповторимое, которое полагается (и хочется) сравнивать с образцом-инициатором.

Помню, как лет десять тому назад Руссе приезжал в Москву дирижировать концертом из музыки Рамо на фестивале в музеях Кремля. Оркестр Pratum Integrum оказался адекватным партнером маэстро. Точные и строгие указания дирижера воспринимались нашими музыкантами на таком уровне взаимопонимания и ответственности, что буквально сердце замирало от умиления. И результат превзошел все ожидания: может быть, Рамо впервые прозвучал тогда в Москве по-настоящему «аутентично», если иметь в виду не музыкантский смысл, а общечеловеческий.

В новой «Исиде» поражают выпуклости и впадины настроений и порывов, которыми нас завораживают инструменталисты и певцы, их выразительность превосходит все мыслимые границы. Не только в длинных ариях и диалогах каждое слово отточено и прочувствовано: в «танцевальных» хорах и ансамблях такая же тщательность в обращении со словесным текстом, которая характерна для Люлли-композитора. Сюжет читается с напряжением, вставная новелла о любви Пана и Сиринги в третьем акте образует красивую виньетку.

Все певцы заострены на изощренную «французскость». Главную партию поет несравненная Эв-Мод Юбо. При помощи броской лицедейскости и умелых вокальных «штучек» она делает свою несчастную Ио такой пленительной и незащищенной, что иногда хочется броситься ей на помощь. Великолепны Эдвин Кроссли-Мёрсер – Юпитер и Бенедикт Торан – Юнона. А всесильный haute-contre Сириль Овити поет аж шесть партий, но больше всего запоминается в роли Фурии, которая бешено терзает несчастную нимфу, превращенную в телицу. Камерный хор Намюра и оркестр Les Talens Lyriques выше всяких похвал. Кристоф Руссе создал очередной шедевр интерпретации.

Into nature <br>Vivaldi seasons and other sounds from mother earth <br>Enrico Onofri. Imaginarium ensemble <br>Passacaille
Релизы

Into nature
Vivaldi seasons and other sounds from mother earth
Enrico Onofri. Imaginarium ensemble
Passacaille

ANCELLE / BERLINSKAYA <br>TWO PIANOS ORIGINALS PROJECT <br>«“B” LIKE BRITAIN» <br>МЕЛОДИЯ
Релизы

ANCELLE / BERLINSKAYA
TWO PIANOS ORIGINALS PROJECT
«“B” LIKE BRITAIN»
МЕЛОДИЯ

Debussy. Nocturnes <br>Duruflé. Requiem <br>Robin Ticciati <br>Deutsches Symphonie-Orchester Berlin <br>Rundfunkchor Berlin. Magdalena Kožená <br>Linn
Релизы

Debussy. Nocturnes
Duruflé. Requiem
Robin Ticciati
Deutsches Symphonie-Orchester Berlin
Rundfunkchor Berlin. Magdalena Kožená
Linn

Геннадий Гладков <br>Симфонические пьесы <br>Государственный академический симфонический оркестр имени Е.Ф. Светланова <br>Дирижер Владимир Юровский Релизы

Геннадий Гладков
Симфонические пьесы
Государственный академический симфонический оркестр имени Е.Ф. Светланова
Дирижер Владимир Юровский