Константин Манаев: <br>Просто хорошо сыгранные ноты – ​это скучно Персона

Константин Манаев:
Просто хорошо сыгранные ноты – ​это скучно

Востребованный за границей как солист и камерный исполнитель, Константин Манаев с октября этого года – новый концертмейстер группы виолончелей оркестра musicAeterna. Его собственный репертуар необычайно широк – от раннего барокко до произведений современных авторов. Константин собирает залы от Нью-Йорка до Токио, выступает с ансамблем Symphoniacs – то есть без дела не сидит.

Константин Манаев рассказал Юлии Чечиковой о творческих планах и о его группе Symphoniacs.

ЮЧ Костя, ты начинаешь сезон 2019/2020 в новом для себя качестве в musicAeterna. До этого ты сотрудничал с оркестром как приглашенный музыкант?

KM В начале этого года во время первого тура musicAeterna в Японию Теодор Курентзис предложил мне занять это место. Для меня это стало большой, но приятной неожиданностью! Действительно, на протяжении многих лет меня периодически привлекали как приглашенного музыканта к различным программам musicAeterna, но о работе на постоянной основе в оркестре у меня мысли не возникало. Однако после беседы с Теодором, после рассказа о глобальных планах – смене локации оркестра и предстоящем переезде в Санкт-Петербург, о начале новой эры musicAeterna, немного поразмыслив, я дал положительный ответ – да, я хочу в этом участвовать

ЮЧ Почему возникло желание у тебя, солиста, основательно сесть в оркестр? В чем увидел лично для себя перспективы в составе musicAeterna?

KM MusicAeterna – необычный оркестр. Та энергия, которая исходит от его руководителя, пронизывает насквозь, и в такие моменты неважно, на каком пульте ты сидишь. Разряд тока получит каждый. Для меня этот оркестр – один большой организм, в котором Музыка – в самом сердце.

Желание присоединиться к обновленному составу musicAeterna появилось почти сразу после того, как Теодор озвучил свое предложение. Многие мои друзья и коллеги, работающие в европейских оркестрах в качестве концертмейстеров струнных групп, совмещают сольную деятельность с игрой в оркестре. Мое сотрудничество с musicAeterna я для себя вижу в том же формате. Насколько это будет получаться в реальности, время покажет.

ЮЧ Ты изнутри наблюдал за ситуацией перемещения оркестра из Перми в Санкт-Петербург. Какие настроения вызывал этот процесс?

КМ Я живу в Берлине, и мне сложно судить о том, что чувствовали и о чем задумывались на тот момент другие музыканты коллектива. Но, как мне кажется, для многих, особенно для тех, у кого семьи, дети, это был непростой шаг – оставить все приобретенное за последние годы работы в Перми и сорваться на новое место – в Санкт-Петербург. Но, по-моему, музыканты musicAeterna справились с этим и уже начали осваивать малознакомую территорию. Дирекция оркестра, насколько мне известно, всяческим образом помогает им в этом.

ЮЧ MusicAeterna – пермская и питерская, на твой взгляд, – это одно и то же, или же это уже новая миссия, концепция, установки?

КМ Я думаю, что эти фундаментальные параметры не претерпели изменений – они сформированы очень четко и изначально довольно масштабны, чтобы подвергаться существенным изменениям. Новые цели? Пожалуй, да.

Разве можно привязать музыку, а musicAeterna – это одна большая музыкальная единица, к какому-то одному определенному месту, тем более сейчас, когда коллектив провозгласил себя свободным художником? Домом для этого оркестра постепенно становится весь мир.

ЮЧ Оркестр теперь не привязан к театру – в этом больше блага или проблем?

КМ Лично для себя я вижу больше блага – не люблю играть в яме!

ЮЧ Репертуар musicAeterna несколько похож на трек-лист гастролирующей группы: ряд беспроигрышных хитов (как оперы Моцарта, симфонии Малера) и деликатесы для гурманов (сочинения современных авторов). Какое из направлений оркестра для тебя представляет больший интерес?

КМ Я не отношу себя к числу музыкальных «вегетарианцев» или, наоборот, к числу всепоглощающих «обжор». Для меня важно то, насколько исполнение конкретного произведения будет искренним и совершенным. Просто хорошо сыгранные и проинтонированные ноты – это скучно. Вообще мне бы хотелось исполнять больше новой современной музыки. Надеюсь, у маэстро будет возможность включать в программы musicAeterna произведения молодых композиторов – подобная практика уже давно существует в планировании симфонических программ в оркестрах Германии.

ЮЧ Ты с таким почтением говоришь о Теодоре. Как долго ты с ним знаком?

КМ Мы познакомились пять лет назад.

ЮЧ Меняется ли твое отношение к нему как к человеку и как к художнику с течением времени?

КМ Нет. Я ему все так же верю.

ЮЧ Теодора всегда окружало множество легенд. В какие из них ты верил и опроверг их, когда начал тесно общаться с ним?

КМ Я, в принципе, не верю ни в какие легенды, особенно связанные с артистами, музыкантами. Сам через это прошел и до сих пор сталкиваюсь с таким явлением. Склонен доверять своим ушам и глазам.

ЮЧ Ты живешь в Берлине, оркестр базируется в Питере. Как думаешь совмещать свое пребывание дома и участие в жизни musicAeterna? Еще момент: в оркестре также задействована твоя супруга-скрипачка.

КМ Грамотно составленный график помогает решать все вопросы в плане передвижений по миру. Все свое свободное от оркестра время, если в эти дни не запланированы мои сольные выступления, или если я не преподаю в Академии Антона Рубинштейна, не даю мастер-классы, стараюсь проводить вместе с моей любимой женой Юлей в нашем уютном доме в Берлине. Для нас это очень важно – иметь возможность расслабиться и набраться новых сил. Ну, а Юля тем временем продолжает учиться – посещает лекции в Высшей школе музыки имени Ханса Эйслера.

ЮЧ Ты уже был в Доме радио. Полностью ли он соответствует ожиданиям, требованиям маэстро? Какая там атмосфера?

КМ Мне кажется, Теодор настолько щепетилен в отношении таких вещей, предъявляет такие высокие требования, что не дал бы добро на переезд туда, если бы имел сомнения насчет условий, предлагаемых Домом радио. Обстановка превосходная, идеальная для творчества! Единственное, к чему я пока не привык и вряд ли привыкну, так это низкие офисные стулья, на которых приходится сидеть во время репетиций. Но, думаю, со временем уюта прибавится.

ЮЧ Помимо классики тебе интересен кроссовер – жанр, в котором ты выступаешь с ансамблем Symphoniacs. Расскажи, кто эти люди, которые делают с тобой этот проект.

КМ Вместе с моими друзьями, молодыми музыкантами из Вены, Будапешта, Сеула и Нью-Йорка мы поднимаем концертные залы на ноги! Не следует рассматривать Symphoniacs как группу или ансамбль в обычном смысле слова, скорее как объединение талантливых классических музыкантов, многие из которых успешно ведут сольную и камерную карьеру. Мы не делаем различий между классической и электронной музыкой, мы увлечены созданием чего-то совершенно нового. В этом помогает наш продюсер, композитор и исполнитель электронной музыки – Энди Леомар. На прошлом туре, после выхода первого альбома на Universal Music, публика просто сходила с ума. Наши хиты – аранжировки «Aerodynamic» музыкального электронного дуэта Daft Punk и композиция нидерландского ди-джея Мартина Гаррикса «Animals». Классические концертные залы, в том числе филармонии в Мюнхене, в Кёльне и Гамбурге, где мы выступали, превращались на несколько часов в клубные площадки. Помню, как Тим Берглинг, известный под именем DJ Avicii, после прослушивания нашей версии его нашумевшей композиции «Levels» сказал: «Я не думал, что этот трек можно исполнить еще круче, чем я сам это делаю!» Так что во время выступлений Symphoniacs я просто ловлю кайф!

ЮЧ Это правда, что Symphoniacs готовятся выпустить новый диск на Warner Music?

КМ Да, и про следующий альбом уже могу сказать только то, что это будет микс из классической и электронной музыки с добавлением оригинальных треков. Релиз запланирован на начало следующего года в Азии компанией, по поводу европейского и американского релизов пока ведутся переговоры.

ЮЧ Среди твоих друзей есть люди (или «инопланетяне»?) из композиторской среды. Кто пишет для тебя пьесы? Это происходит в рамках специальных проектов, по инициативе какой-то заказывающей стороны?

КМ О да, это точно – они все не с этой планеты! Каждый раз, когда я открываю ноты свежего, только что дописанного произведения, создается ощущение, будто оказываюсь на борту космического корабля. Никогда не знаешь, насколько реально будет исполнить все предписанные композитором указания. Иногда мне приходится помогать автору в этом. Помню случай, когда оставался всего один день до концерта, и вот у меня в руках наконец-то оказались ноты новой сольной пьесы Алексея Сюмака. Благо, что накануне вечером я получил от него по Skype полный «инструктаж полета». Поговорив с Лешей и пройдя по телефону виолончельную партию, я выдохнул с облегчением. Концерт на следующий день прошел успешно.

ЮЧ Как зародилась твоя любовь к актуальной музыке?

КМ Этим я обязан моему учителю – Ивану Монигетти. Через него я познакомился с азербайджанским композитором Франгиз Ализаде и впоследствии записал все ее виолончельные произведения. Так же хорошо помню совместные камерные концерты с Софией Губайдулиной и Виктором Суслиным.

В последнее время я тесно сотрудничаю с тремя композиторами – и все они женского пола: это Александра Филоненко, Азиза Садыкова и Йоханна Додерер. Две из них уже успели написать виолончельные концерты, которые я исполнил в Австрии, Германии и в Литве. Теперь жду «подарок» от Саши Филоненко – шучу, конечно, про «подарок». Я придерживаюсь того, что любой труд должен быть оплачен по достоинству, особенно труд композитора. Будем ждать возможности получить заказ.

ЮЧ В 2020 году ты выступишь в качестве артистического директора на фестивале камерной музыки в Фюрстенвальде. Расскажи, что тебя с ним связывало прежде? Какие у тебя задачи как у артистического директора – составление программы, приглашение музыкантов, формирование концепции?

КМ Фюрстенвальде – маленький красивый городок в часе езды от Берлина. Я очень рад, что теперь мне предстоит участвовать в организации программ этого нового музыкального пространства. В мои задачи входят составление программ, приглашение артистов и создание концепции. В следующем году, кроме нескольких камерных выступлений, планируем также устроить один большой open air концерт, на который я хочу пригласить своего друга, баяниста Айдара Гайнуллина – в Германии от этого инструмента все просто в восторге! Еще есть желание позвать феноменальную молодую пианистку Данае Дёркен – с ней я представлю свою новую программу «Ромео и Джульетта». Мы исполним транскрипции для виолончели и фортепиано симфонических сюит Чайковского, Прокофьева, а также сочинение «Vrbanja Bridge» (второе название пьесы «Ромео и Джульетта из Сараево») моего хорошего товарища, австралийского композитора Гордона Гамильтона. Это очень красивая экспрессивная музыка. Я сразу в нее влюбился!

Вообще в моих планах на следующий год много интересного. В ноябре на X международном фестивале камерной музыки в Гамбурге мне предстоит исполнить сольную партиту, к сожалению, практически неизвестного в Европе русского композитора Юрия Буцко. С его творчеством я познакомился в прошлом году, когда мне выпала возможность выучить и исполнить его Второй виолончельный концерт «Ричеркар» в Большом зале Московской консерватории на концерте, посвященном его 80-летию. В общем, рутинная жизнь – это не про меня!

Дмитрий Белов:  <br>В российских реалиях частый запрос – ​ чтобы инструмент звучал громко Персона

Дмитрий Белов:
В российских реалиях частый запрос – ​ чтобы инструмент звучал громко

Мастерская Дмитрия Белова «Клавир» – ​самая крупная в России по изготовлению клавикордов.

Томас Квастхофф: <br>Классические музыканты любят относить себя к элите Интервью

Томас Квастхофф:
Классические музыканты любят относить себя к элите

В ноябре этого года знаменитому немецкому баритону, лауреату престижной европейской премии Echo Klassik, трехкратному обладателю «Грэмми» Томасу Квастхоффу (ТК) исполняется 60 лет.

Люка Дебарг: Мне интереснее играть то, с чем я меньше знаком Персона

Люка Дебарг: Мне интереснее играть то, с чем я меньше знаком

Дмитрий Вдовин: <br>Опера существует, чтобы приподнять нас до высот академизма Персона

Дмитрий Вдовин:
Опера существует, чтобы приподнять нас до высот академизма