Кровавое ликование звезд состоялось События

Кровавое ликование звезд состоялось

В Воронеже прозвучала «Турангалила-симфония»

Афиша Воронежской филармонии приятно поражает серьезностью репертуара. Как правило, в регионах продвигается легкая классика – вся эта музыка кино, саундтреки, песни-романсы или кипучие латиноамериканские жанры, между которыми скромно ютятся Моцарт и Чайковский.

Поэтому, когда раздался звонок дирижера Владимира Вербицкого с приглашением послушать исполнение «Турангалилы-симфонии» в Воронеже, я не сразу поверила его словам. «Для нас – это обычная текущая программа концертного сезона», – подтвердила затем Ирина Авралева, художественный руководитель Воронежской государственной филармонии. И правда: в другие даты исполняли Пятую симфонию Брукнера, Симфонии №11 и №13 Шостаковича, были монографические вечера из сочинений Шумана, Мендельсона, программы из произведений современных российских и китайских композиторов, а впереди еще редкость – Скрипичный концерт Понсе, да и Симфония №6 Прокофьева – крепкий орешек. За пультом оркестра не только худрук, но и его сын, продолжатель музыкальной династии Игорь Вербицкий, а также дирижеры региональных российских оркестров и иногда иностранные гастролеры. Афиша «упакована» отличными солистами – за последние сезоны в Воронеже побывали пианисты Барри Дуглас, Борис Березовский, Андрей Коробейников, Элисо Вирсаладзе, виолончелист Евгений Румянцев, арфистка Нина Куприянова. В общем, выглядит все гармонично и позитивно.

Воронеж известен как родина многих знаменитых писателей и поэтов – Иван Бунин, Андрей Платонов, Самуил Маршак, Алексей Кольцов, Иван Никитин. Но и музыкантами край не обделен. В филармонии решили «собирать камни» и сделали серию концертов «Воронежские имена», пригласив земляков – замечательного домриста Сергея Лукина, молодую певицу, солистку Мариинского театра Антонину Весенину, победительницу проекта «Большая опера» Полину Шамаеву… Цикл идет второй год, и пока список не иссякает.

Заботятся здесь и о воспитании подрастающей аудитории. «Филармония будущего» – концертно-образовательный проект, направленный, по словам Ирины Авралевой, «на сохранение преемственности традиций исполнительского искусства и укрепление творческих связей между коллективами филармонии и их детскими ансамблями-спутниками». Дети вместе с уже известными артистами участвуют в концертных программах, спектаклях, из ближайших планов – постановка музыкальных сказок в стилистике мюзикла.

Мое открытие деятельности Воронежского академического симфонического оркестра состоялось прошлой осенью в Екатеринбурге, когда музыканты ошеломили интерпретацией Симфонии «1905 год» Шостаковича. Так что сомнений, что и с Мессианом справятся, – уже не было, а вот узнать, какой взгляд на эту музыку в России сейчас – это-то и стало целью моего визита.

«Турангалила-симфония» – редчайший гость на российской сцене. Кажется, последний раз в Москве ее играли в 2008 году  на фестивале к 100-летию Мессиана, а в Санкт-Петербурге – в 2010-м, на XI Международном фестивале «Площадь искусств». Причина – и в огромном составе, включающем солирующий рояль и экзотические «волны Мартено», и в протяженности (полная 10-частная версия произведения звучит почти полтора часа), и в прихотливости музыкального языка.

Что касается «волн Мартено», то в России своего инструмента нет. В Мариинском театре его выписывали из Франции, и стоило это немалых затрат. Поэтому в Воронеже, где некогда изобрели первые ракетные двигатели, решили попробовать сконструировать свою модель. По словам артистки оркестра Евгении Уваровой, «каждый тембр мы “собирали” по частотным характеристикам, реверу. В течение двух недель с дирижером и техником искали нужные сочетания и программировали их. На нашей клавиатуре можно делать мелкое вибрато, разгонять его, чтобы возникал эффект тремолирующего вокализа. На “волнах Мартено” тембры меняются с помощью специальной “коробки передач”, мы прописали их в память синтезатора. Я отслушала много разных записей, консультировалась с Петром Терменом, правнуком Льва Термена, изобретателя предшественника “волн Мартено” – терменвокса».

Владимир Вербицкий не в первый раз прикасается к этой партитуре. Дебют состоялся в 1979 году, причем воронежцы привезли «Турангалилу» в Москву. Тогда же сложилась концепция исполнения в сокращенной пятичастной версии. Как известно, сам композитор предлагал различные варианты – конструкция симфонии подобна роману, в котором существует несколько сюжетных линий. Там даже части имеют подобные названия: «Турангалила I», «Турангалила II»… Но Вербицкий сделал акцент на теме любви, которая, безусловно, тут главенствует. Неслучайно же это сочинение входит в так называемый «тристановский» период творчества Мессиана, когда он знакомится с Ивонн Лорио – молодой, необыкновенно талантливой, а главное, влюбленной в его музыку и в него пианисткой. И композитор «изменяет» органу, для которого создавал циклы в предшествующее десятилетие, и выдвигает теперь рояль в солисты.

Владимир Вербицкий, впрочем, решил сделать свою компоновку частей и даже попытался испросить благословение у Мессиана: написал письмо, по-французски, но ответа не получил. Кто знает, может бдительные блюстители идеологии «по дороге» письмо потеряли… Но пересечение с кругом композитора все же произошло – позднее, в Братиславе. «Когда я заявил эту симфонию, директор оркестра сказал, что “волн Мартено” нет и исполнение невозможно. А я узнал, что за несколько лет до этого в Праге “Турангалилу” играли с этим редким инструментом. Тогда директор сдался, и к нам приехала Жанна Лорио – сестра Ивонн Лорио, супруги Мессиана».

А ответ на вопрос, что сподвигло сейчас дирижера на такой жест, с учетом всех сложностей, обезоружил простотой: «Для меня Мессиан – гений, таких звуков никто не создавал. И у него все обращено в космос».

Действительно, композитор мыслил это сочинение как мистерию, где понятия «ликование», «радость» носят внеличностный, вселенский масштаб и обращены к Богу. И оркестр замечательно это воплотил: несмотря на то, что струнная группа тут на 90 процентов женская, объем звука она выдавала колоссальный. Приперченная джазовыми гармониями и синкопами вперемешку с пентатоникой, окутанная мистическими подвываниями «волн Мартено» и «птичьими» руладами духовых, музыка «Турангалилы» отправила слушателей в таинственное путешествие во внеземные цивилизации. Грозные, оглушающие рыками медных духовых образы сменялись гипнотически-завораживающими медитациями «Сада любви», бурлящими контрастами двух «Песней любви», подводя к главной кульминации – «Кровавому ликованию звезд», где эффектно солировал на фортепиано любимец воронежцев, московский пианист Яков Кацнельсон. Этот дикий «коктейль» опьянил публику, которая в финале вечера стоя аплодировала геройству оркестра и дирижера.

Реплики уходящих слушателей, возможно, заставят филармонию призадуматься. С одной стороны, были неофиты, пришедшие в первый раз. «В театре сейчас не знаешь, какая постановка тебя ждет, а в филармонии гарантирован уровень», – объяснила одна пара свой выбор, где провести вечер. Однако знакомство с Мессианом ошеломило их из-за резкого перепада с первым отделением, где в Скрипичном концерте Бетховена солировал Павел Милюков. Гармония, божественность тона породистого Страдивари, общая лиричность концепции привели зал в благостное состояние, и вдруг – такие страсти. Одна слушательница вообще не смогла сформулировать свои ощущения, пребывая в явном потрясении, – и, наверное, в этом главный успех концерта. Музыкантам удалось расшевелить людей, не оставить их в панцире равнодушия, показать дорогу к звездам.

Впереди у Воронежского симфонического оркестра еще более мощный проект – «Песни Гурре» Шёнберга, которыми в середине июня закроется Платоновский фестиваль. Эта партитура – для сверхоркестра, огромного хора, солистов и чтеца, и Владимир Вербицкий настроен решительно: «Я приступаю к прослушиванию певцов, настаиваю, чтобы у нас был основной состав и страхующий, чтобы ничто не помешало качественному исполнению».

«Ринальдо» без волшебника События

«Ринальдо» без волшебника

В Московской филармонии прошло концертное исполнение оперы Генделя

Во славу коллектива События

Во славу коллектива

В Екатеринбурге станцевали «Вальпургиеву ночь» Джорджа Баланчина

Произвол судьбы События

Произвол судьбы

Самым запоминающимся образом новой пермской «Лючии ди Ламмермур», которую поставил Константинос Контокристос, друг афинской молодости Теодора Курентзиса, стало огромное зеркало, придуманное московским сценографом Тимофеем Рябушинским.

Новая опера в сердце старой Европы События

Новая опера в сердце старой Европы

Главные оперные новинки этого сезона показали на Opera Forward Festival в Голландской национальной опере