Кто на свете всех милее? Тема номера

Кто на свете всех милее?

Рейтинг «Музыкальной жизни»

Подводя итоги года, редакция журнала назвала пять главных тем, волновавших журналистов и читателей. Музыкальный театр, событие общекультурного значения, современная музыка и персона артиста, а также запись года, ибо, сколько концертов не играй, если их не запечатлеть, то интерпретация окажется мимолетным видением, перешедшим в разряд устного фольклора. 

«Пахита» выпрыгнула в наше время


Фото: Елена Лехова

Самая необычная из приуроченных к 200-летию Мариуса Петипа сезонных премьер – «Пахита» екатеринбургского театра «Урал Опера Балет» соединила нормы балетной реконструкции с дерзостью современного авторства. Легким и широким жестом хореографа Вячеслава Самодурова и композитора Юрия Красавина руинированный сюжет 1846 года рождения с восстановленными по версии 1881 года фрагментами почерка Петипа оказался перекинут в ХХ век через мостик, где от пластики немого кино до по-современному озорного Grand pas оказалось рукой подать.

Внезапная и трагическая смерть Сергея Вихарева – крестного отца «Пахиты», стилиста и дотошного реконструктора классики – обязала постановщиков быть верными не букве, но цели предприятия, умышленно отклоненного от идеи «воссоздания» в пользу идеи «прирастания новым». Из большой когда-то истории о выросшей в таборе цыганочке «благородных кровей» до нашего времени костью мамонта сохранилось лишь финальное Grand pas. И вот от такого Финала, маркированного как «наше сегодня», создатели спектакля отмотали в предыдущие два акта игриво-игровую ретроспективу.

В свадебный happy end мы приносимся из незапамятного сарагосского прошлого I акта, через экспрессионистскую черно-белую кинопантомиму II акта. Словно прокатились на той же машине времени, на которой к своему нью-йоркскому «Щелкунчику» 1954 года пронесся из «Щелкунчика» собственного детства Джордж Баланчин. У него тоже много пантомимы, воспоминательности и счастья.

Состоянию счастья в «Пахите» очень способствует музыка. Композитору Юрию Красавину удалось сделать из банальностей Дельдевеза и мажоров Минкуса свою собственную «Кармен-­сюиту». Два десятка ударных уморительно подстегивают диагонали кордебалета, тромбоновые и духовые кляксы весело комментируют партитурное благочиние старых авторов. И уже не понять, то ли развоплощенная современными хулиганствами музыка Красавина является тут жаровней, на которой классическая хореография подрумянена до хрустящей корочки, то ли тщательно прорисованной пластикой взбудоражена ответная композиторская жестикуляция. Обоюдность автора хореографии с автором аранжировки выносит работу на сенсационный уровень. Сам Самодуров высказался о парт­нерстве с Красавиным красноречиво и просто: «Это когда увидеть отражение в зеркале сперва мешает слой пыли. Потом провел рукой – и вдруг ясно видишь себя».

Gesamtkunstwerk Владимира Раннева


Фото: Олег Харитонов

В уходящем году ни один современный российский композитор не удостоился такого почета, как Владимир Раннев. Он получил Российскую оперную премию «Casta diva», профессиональный Приз музыкальных критиков и пять номинаций на Национальную театральную премию «Золотая Маска». Все это – за оперу «Проза», поставленную в Электротеатре Станиславский.

Опера вышла в театре в конце прошлого года, в этом году – на компакт-диске лейбла Fancy music. «Проза» подытожила главные поиски Владимира Раннева предыдущих лет, когда были созданы оперы «Два акта» и «Сверлийцы. Эпизод пятый». Раннев нашел свой вариант «совокупного произведения искусства» (Gesamtkunstwerk), где теперь выступает одновременно как композитор и режиссер. Как у Вагнера, с которым современного композитора можно сравнить с погрешностью в полтора века, музыкальный текст у Раннева отличается плотностью и насыщенностью, которая никогда не переходит в вязкость, оставаясь ясной, мастерски выстроенной и прозрачной.

В уходящем году Владимир Раннев сделал еще несколько работ на театральных и концертных сценах, его разносторонний талант выразился и в лекционном жанре, и в преподавании музыкально-критического мастерства. Это нечастый случай – когда профессионал, разговаривающий с публикой на языке высокой сложности и не балующий ее всегда приятной сюжетикой, не уходит в подполье, а остается на виду и получает заслуженное признание.

Гуру с нежным басом


Фото: Надя Розенберг

Ни один музыкант современности не вызывает столь сильного эмоционального отклика, как Теодор Курентзис. Равнодушных нет – это факт. Как нет смысла отрицать, что Теодор сумел, не изменяя себе в творческих принципах и музыкантском мировоззрении, вывести на мировой уровень бренд musicAeterna. Когда дирижера назначают сверху в сыгранный коллектив, пусть и переживающий кризис, «пришельцу» не нужно заботиться о состоянии фундамента: худо-бедно эта основа существует и со своей функцией справляется. Иная ситуация – новый, никому не известный оркестр, перспективы существования которого смутно видит даже сам его лидер. Что остается? Собрать вокруг себя нужных людей, вселить в них уверенность в то, что возводимый совместными силами храм не рассыплется от первого же порыва ветра, но будет построен надежно – на радость себе и на удивление другим. В 2018-м в глазах искушенных европейцев оркестр и хор musicAeterna уже перестали быть экзотической диковинкой из российской глубинки. Это стабильный, коммерчески успешный проект с прочной репутацией, внушительным гастрольным графиком, широким кругом влиятельных партнеров и друзей-единомышленников – как у себя на родине, так и за рубежом. Оба коллектива теперь – ньюсмейкеры. На каждый релиз musicAeterna критика откликается восторженными отзывами: запись Шестой симфонии Малера в октябре уходящего года (в декабре – на виниле), к примеру, еще до официального старта продаж получила пять звезд от ведущих иностранных изданий.

В нынешнем сезоне Теодор Курентзис и musicAeterna совершили второе паломничество на Зальцбургский фестиваль и запомнились экстремальным исполнением полного цикла симфоний Бетховена. Затем был долгий тур (Мадрид, Милан, Мюнхен, Будапешт и Берлин) под знаком Малера и его Четвертой симфонии. За какое бы произведение не брался Курентзис, его трактовка вызывает полемику, но в череде среднестатистических «хороших» и «просто замечательных» исполнений им не может быть места: крайний индивидуалист, «гуру с нежным басом», как окрестила Курентзиса немецкая пресса, стабильно предлагает публике не бесспорные, но неизменно неожиданные, свежие и, что парадоксально, опирающиеся на каноны идеи. В союзники Теодор всегда ищет таких же бескомпромиссных бунтарей первого дивизиона: так на Дягилевском фестивале‑2018 возникла постановка «Жанны на костре» Ромео Кастеллуччи – режиссера, театр которого называют «шоковым». Если верить Курентзису, то не за горами его совместная работа и с Барри Коски. Также поговаривают, что где-то в Париже в день «икс» состоится презентация трехчасовой прокатной версии фильма «Дау» Ильи Хржановского, где грек-Теодор сыграл роль советского физика-теоретика Льва Ландау. Сами съемки и растянувшийся на многие годы постпродакшн картины обросли мифами. На фоне этого события блеск ежегодной «Золотой Маски» с ее бесконечным списком номинаций Пермского оперного театра – и, конечно, дежурной дирижерской, – слегка меркнет.

Зарядись музыкой

Столь ожидаемое открытие концертного комплекса в парке «Зарядье» внесло новые акценты в музыкальную жизнь Москвы. Два новеньких зала (Большой – на 1600 мест, Малый – на 400), да еще в центре города, в шаговой доступности от метро, создали конкурентную среду и Московской филармонии, и консерватории, и Дому музыки. Новизна всегда привлекательна, многие поначалу приходили из любопытства – посмотреть на архитектурное решение, интерьеры, сравнить акустические условия (в «Зарядье» этим занималось бюро Nagata Acoustics, которым руководит Ясухиса Тойота).

Но когда «экскурсионный» интерес удовлетворен, возникает вопрос: а что за художественный продукт нам предлагают? Афиша разнообразна, насыщенна и способна удовлетворить все вкусы. Команда «Зарядья» во главе с Генеральным директором Ольгой Жуковой в первый год делает ставку на топовые имена: Даниил Трифонов, Эндрю Пэрротт, Джойс ДиДонато, Теодор Курентзис, Денис Мацуев, Валерий Гергиев… Кто-то благодаря «Зарядью» приехал в Москву впервые, другие в равной степени присутствуют и в других концертных пространствах.

Академическим направлением зал не ограничивается: если в Венском Музикферайне сложно представить выступление группы Take 6 или исполнение этнической музыки, то тут (и это вообще традиционно для российской концертной практики) есть все: и джаз, и кроссовер, и балет (ожидаем премьеры Сергея Полунина).

Можно сказать, что внимание, которое публика оказала новым залам в «Зарядье», заслуженно. Ожидания, что общество получит еще одну площадку для культурного досуга, встреч с искусством и просвещения (в «Зарядье» организован мощный цикл образовательных лекций), себя оправдали. Удастся ли этому концертному комплексу занять позицию No. 1 в Москве – покажет время. И зависит это, конечно, от стратегии и желания найти «свое лицо» – не только как достопримечательности, но и как места, где в меню есть изыски и блюда «от шефа», отсутствующие у конкурентов.

Объединяющий Рахманинов

Бокс-сет «Сергей Рахманинов. Юбилейное издание», состоящий из 33 компакт-дисков, одной виниловой грампластинки и посвященный 145-летию композитора, – очередной масштабный релиз фирмы «Мелодия». Он столь же богат содержанием, как и трехтомная «Антология русской симфонической музыки», начатая «Мелодией» в 2017 году и завершенная в 2018-м. Но если там гора русских оркестровых партитур легла на богатырские плечи одного Евгения Светланова, то здесь, наоборот, весь цвет русского исполнительского искусства объединился под знаменами одного композитора. Издание отражает наше современное отношение к русскому классику, которого не играли на родине в годы его эмиграции, зато потом сполна отдали дань его наследию, а теперь и увидели в нем фигуру, в которой сошлись такие общепримиряющие начала, как красота, гармония и сердечность, и которая свела воедино несколько поколений выдающихся музыкантов.

В новом релизе – почти весь Рахманинов и почти все крупнейшие имена российской фортепианной, вокальной, симфонической и хоровой школ. От Александра Гольденвейзера до Евгения Кисина, от Федора Шаляпина до Хиблы Герзмавы, от Николая Голованова до Александра Рудина – а здесь же Рихтер, Ойстрах, Козловский, Нестеренко, здесь же Юрий Мартынов на архивном рояле и архивный Рахманинов собственной персоной.

Символом всего издания можно считать пять Пьес-фантазий ор. 3, которые играют по очереди Дмитрий Маслеев (запись 2017 года), Татьяна Шебанова (1983), Евгений Светланов (1980), Эмиль Гилельс (1950) и Леонид Брумберг (1972). Не менее славную компанию составляют записавшие эти пьесы звукорежиссеры – от Игоря Вепринцева и Эдуарда Шахназаряна до Михаила Спасского.

Сам бокс – произведение дизайнерского, полиграфического и оберточного искусства. Записи в нем – всех мастей: студийные и концертные, цифровые и аналоговые, стерильные и шуршащие. У Рахманинова немало грустной музыки, но общее впечатление от юбилейного комплекта – праздничное: настолько символично все самое лучшее и талантливое в российской культуре здесь притянулось одно к другому.

В маске и без Персона

В маске и без

Юрий Красавин, композитор ударов под дых

НЛО прибыло, ваше величество! Тема номера

НЛО прибыло, ваше величество!

В Екатеринбурге состоялась мировая премьера балета «Приказ короля»

Как Солнце к Луне сваталось Тема номера

Как Солнце к Луне сваталось

Новый форум Екатеринбургского театра оперы и балета. Обзор и оценка событий

Место встречи изменить нельзя События

Место встречи изменить нельзя

Пятый Симфонический форум