Культура в период локдауна События

Культура в период локдауна

«Музыкальная жизнь» подводит итоги концертно-театрального сезона 2019-2020

Год 2020 войдет в историю человечества как небывалый, ни с чем не сравнимый по внезапному изменению жизненного уклада. Есть стойкое ощущение, что мы стали героями произведения в жанре фэнтази, настолько невероятно то, что с нами происходит. Закрытые границы, разъединение людей, сужение культурного поля до экрана мобильного телефона – кажется, что ни в каких писательских или кинематографических фантазиях до такого не доходило.

«Коронавирус стер все события сезона из памяти», – ответили некоторые критики на предложение поучаствовать в обсуждении итогов сезона. И все же многие достижения минувшей осени и зимы оказались нас только яркими, что высоковольтность их энергетического и эмоционального напряжения сохраняет свое воздействие, несмотря на все жизненные катаклизмы. Разумеется, что мы предложили высказаться коллегам и о ситуации сегодняшнего момента, чтобы вкупе сложить две половинки сезона, разделенного на «до» и «после» объявления пандемии.

Лариса Барыкина,
музыкальный и театральный критик

Ощущение сезона

Ощущение прерванного полета. Сезон оборвался на высокой ноте, в марте шли показы фестиваля «Золотая Маска». И вдруг все и везде закончилось, все фестивали и премьеры отменились. Такого мы не испытывали никогда.

Тренд сезона

Переход от живой жизни к жизни в онлайн. Тренд невольный, но показательный. Театры и фестивали, оркестры и филармонии невероятными усилиями старались остаться на плаву, остаться в общении со зрителем.

Событие сезона

Возвращение режиссера Дмитрия Чернякова в российский контекст, его работа в Большом театре и премьера оперы «Садко». Мне кажется, вернуть одного из самых выдающихся оперных режиссеров нашего времени в Россию – было очень важно. И хотя сам спектакль вызвал больше дискуссий, чем однозначных похвал, 9-летняя пауза была прервана, у режиссера появились и другие планы.

Гастроли сезона

«Турангалила» О.Мессиана в исполнении Уральского академического филармонического оркестра под управлением Дмитрия Лисса сначала прозвучала на закрытии V Международного фестиваля «Евразия», а потом ее услышали в Москве, в зале «Зарядье», и в Петербурге, в Мариинском театре.

Приезд в Россию сэра Джона Элиота Гардинера.

Персона сезона

Богдан Волков. «Похождения повесы» в МАМТ, «Салтан» в Брюсселе, декабрьский концерт к 10-летию Молодежной оперной программы Большого театра.

Открытие сезона

Мария Остроухова, умная и талантливая певица, до недавнего времени почти не выступавшая в России.

Молодой артист/артистка сезона

Победитель Конкурса Чайковского Александр Канторов.

Ньюсмейкер сезона

Как-то никто особо одеяло на себя не тянул.

Провал сезона

Несколько невыразительных спектаклей и проходных концертов вспоминать не хочется.

Прорыв сезона

«Сильва» в Театре Музкомедии Екатеринбурга. Абсолютный прорыв в жанре оперетты, которая все последние годы тихо и безнадежно загибалась. Постановщики (дирижер Дмитрий Волосников, режиссер Дмитрий Белов, вся команда, включая аранжировщиков) нашли ключ к тому, чтобы сделать пропахший нафталином и штампами вид искусства живым, современным, волнующим до спазмов, веселящим, как шампанское.

V Международный фестиваль «Евразия» с самой мощной и уникальной программой за все время существования. Первое в России исполнение оратории «Плот “Медузы”» Хенце, первое в России полное исполнение «Триптиха о Тристане» Мессиана, международный симпозиум «На пути к новой филармонии», когда директора крупнейших европейских концертных площадок делились опытом и обсуждали проект нового концертного зала в Екатеринбурге Zaha Hadid Architects.

Парадокс сезона

Переход к жизни в онлайн принес неожиданное: публика концертов и оперных трансляций была многочисленнее публики спектаклей драматических. Музыка оказалась великим терапевтом, число меломанов прибыло, и в этом признались очень многие, подчас далекие от музыки люди.

Ожидания

Возвращение к прежней жизни в полном объеме.

Опыт онлайн концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Опыт оказался полезным, эти форматы будут занимать все более серьезное место в нашей жизни. Их несомненные плюсы: реактивность и, главное, преодоление всех границ, отсутствие централизации как серьезного порока устройства нашей культурной жизни. Место проживания и пребывания, как и количество денег, тут не становятся главным фактором.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями? Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

Смотрела много, хотя и по убывающей. Есть и разница. В записях чувствуется дыхание зала. В целом и то, и другое – паллиатив, вынужденная мера. Они никогда не смогут заменить живого искусства, потому что экран – все равно стена. Он не дает живой энергетике циркулировать между сценой и публикой. А взаимообмен энергией – чуть ли не главное, за чем мы идем в театр и на концерт. Трансляции, только если они были высокого качества (плохие – это обратный результат), дают возможность профессионального роста, насмотренности, знания контекста и т.д. Но смотреть аналитическим взглядом эксперта (подобной работы хватало всегда) и получать полное впечатление (удовольствие) в зрительном зале – разные вещи.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Именно сейчас мы оценили глубокий смысл фразы «роскошь человеческого общения». Личное, глаза в глаза, с улавливанием всех интонаций и телесных движений, останется роскошью, подчас недоступной. Но социальные сети задолго до пандемии приучили нас к другому общению, конечно, гораздо более поверхностному и легковесному. Несколько интервью, которые я давала и брала в Zoom, оказались непростым испытанием. Но нашу профессию онлайн убить не может. Может дать новый опыт. Другое дело – образование.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

Мне уже поздно менять свои взгляды, а уж тем более ценности.

Сергей Бирюков,
редактор отдела культуры газеты «Труд»

Ощущение сезона

Благодаря свалившемуся на всех испытанию мы вдруг вспомнили, что принадлежим к одному роду – людскому, к одной из важных его разновидностей – музыкантской. Об этом очень хорошо сказал Денис Мацуев: «Когда играешь, а там, где должна быть публика, – пустота, екает сердце. Но все равно надо играть, чтобы люди не остались без музыки».

Тренд сезона

Музыка и ее проблематика молодеют. Молодыми силами открываются важные пласты национального наследия – например, опера «Тюляк» Назиба Жиганова, о которой я раньше, к стыду, понятия не имел, а это самый настоящий татарский «Китеж», который мы теперь узнали благодаря приглашению оперной студии Казанской консерватории на фестиваль «Видеть музыку». Молодежь ставит в театрах регионов спектакли на актуальные темы утверждения юной личности во взрослом мире, поиска ребенком любви и понимания («Пробуждение весны» в пермском «НеМХАТе», «Одиссея 2К19» питерского Социально-художественного театра, «Внутри» воронежского «Нового театра»). Один из пиков сезона – «Жестокие дети» Филипа Гласса в Театре имени Сац об инфантилизме как смертельно опасной болезни общества.

Событие сезона

Трудный вопрос, но, наверное, при всей неоднозначности впечатления – все-таки «Садко» в Большом театре. Произведение любимого композитора-классика в великолепном музыкальном донесении команды Тимура Зангиева и в режиссерском прочтении Дмитрия Чернякова. Хотя многолетнее сидение Дмитрия Феликсовича на одном приеме – превращении оперного сюжета в квест для решения психологических проблем его «героев» – не может не вызывать вопросов. А вот какой работе я бы выставил «пять» без всяких минусов (хотя она не была столь шумной по резонансу) – «Похождения повесы» в МАМТ. Кстати, с тем же дирижером Тимуром Зангиевым, с великолепным режиссерским решением Саймона Макбёрни и изумительным Богданом Волковым в заглавной партии.

Гастроли сезона

Кто-то из моих коллег, наверное, назовет приезд театра «Буф дю Нор» со спектаклями Why? Питера Брука и Zauberland Кэти Митчелл, кто-то – концерт Мальтийского симфонического оркестра, сделавшего неожиданно мощный рывок под руководством яркого армянского дирижера Сергея Смбатяна. Соглашусь с ними и все же особо отмечу факт, возможно, не всеми замеченный: в Казань на Шаляпинский фестиваль вновь, как и во многие прошлые годы, приехала замечательная бригада украинских солистов – Сергей Ковнир, Сергей Магера и др. Как прекрасно, что эта ниточка между нашими культурами существует, что нас по-прежнему радует симфоническими программами дирижер Кирилл Карабиц (только жаль – в свой последний приезд он не сыграл ничего из сочинений современных украинских композиторов). Верю, что эта связь окажется в конечном счете сильнее, чем желание иных политиков по обе стороны границы сделать ее кровоточащим рубцом.

Персона сезона

Я бы сказал, что это Георгий Исаакян. Хотя прежде далеко не все его работы мне нравились, но уже одна инициатива – упомянутый фестиваль «Видеть музыку» – стоит огромной благодарности тех, кому интересен российский музыкальный театр во всем его объеме. Кстати, «Жестокие дети», как и вышедший в «Геликон-опере» чуть раньше «Орландо, Орландо» все на ту же молодежную тему, – его работы.

Открытие сезона

Опера Верди «Стиффелио» на Крещенском фестивале «Новой Оперы». Мощнейшая драма, Верди на крутом своем взлете, уже предслышащий самые гениальные страницы «Травиаты», «Аиды», Реквиема, «Силы судьбы». Дуростью этой самой судьбы мир едва не лишился шедевра, но сейчас в отличном исполнении (пока – концертном) под управлением Александра Самоилэ он пришел и к нам.

Молодой артист/артистка сезона

Московский пианист, воспитанник класса Валерия Пясецкого Олег Худяков, сведений о котором в интернете почти нет, самое подробное, что удалось найти, – резюме, пардон, на сайте репетиторов. Тоже ирония судьбы. Но я, услышав, как самозабвенно Олег играет и ведет за собой ансамбль на конкурсе молодых композиторов, традиционно проходящем на Зимнем фестивале Юрия Башмета в Сочи, понял, что это Музыкант с большой буквы.

Ньюсмейкер сезона

Теодор Курентзис, чья musicAeterna активно обживает новый культурный контекст в Петербурге, одновременно укрепляя и свои позиции в мире. Один полный цикл симфоний Бетховена во время мирового тура, который увенчается их исполнением на юбилейном фестивале в Бонне, чего стоит.

Провал сезона

Музыкальный спектакль Хайнера Гёббельса «Все, что произошло и могло произойти» в санкт-петербургском Музее стрит-арта. Завышенные ожидания на основе предшествующих работ этого блистательного постановщика-изобретателя («Вещь Штифтера», «Когда гора сменила свой наряд», «Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой») не подтвердились: замах на тему «все обо всем» дал пафосный и малосодержательный результат.

Прорыв сезона

Активизация композиторских сообществ, прежде всего Союза композиторов России – имею в виду цикл концертов «Я – композитор» в зале «Зарядье» и фестиваль «Пять вечеров» в Доме композиторов, напомнившие (а кому-то открывшие), что в регионах работают первоклассные мастера – например, Борис Гецелев в Нижнем Новгороде, Игорь Дороднов в Саратове. Прозвучала и великолепная камерная музыка Сергея Слонимского – последнего петербургского классика, которого мы, к несчастью, потеряли в феврале.

Парадокс сезона

Изумительное выступление оркестра «Солисты Москвы» на закрытии фестиваля «Русские сезоны» в Германии (Гамбург, Эльбская филармония, декабрь). Это была игра истинных обладателей «Грэмми»! В родном отечестве мы такое слышим не всегда. Ответственность перед мировым слушателем выше?! Ну и давняя загадка, в этом сезоне с особой очевидностью напомнившая о себе в дни празднования 10-летия Молодежной оперной программы Большого театра. Пели прекрасно – но отчего выпускники этой программы, на которых, между прочим, тратится часть театрального бюджета, практически никогда не задерживаются на сцене самого ГАБТ, а сразу отправляются в «Новую Оперу», МАМТ, лучшие зарубежные компании? Неужели Большому настолько плевать на собственных воспитанников, да, в конце концов, на собственные деньги? Спросить бы об этом В.Г. Урина…

Ожидания

Мысль, что после полугодового локдауна культура расправит свои плечи, как освобожденная пружина, вполне банальна, но именно потому хочется верить в ее реальность. Пример – проект Фонда Дмитрия Аксенова «Русская музыка 2.0», в финале которого (конец 2020 года) нам обещают девять новых работ наиболее ярких современных российских композиторов.

Опыт онлайн-концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Не может быть двух мнений: всякое умножение каналов информации полезно. К сожалению, я не слышал концертов и лекций, сосредоточился только на музыкальных спектаклях – но это, без преувеличения, открыло мир. Конечно, что-то было видено и раньше, но теперь две сотни просмотров дали гораздо более полное, чем прежде, представление о мировом оперном театре, его ключевых фигурах, месте в нем отечественной сцены. Не скрою, поначалу взяло уныние от того, какими провинциальными, почти самодеятельными стали казаться многие работы наших театров, на которые мы прежде реагировали вполне положительно, по сравнению с лучшими постановками Венской, Нидерландской, Берлинской, Франкфуртской, даже Валенсийской (ни одного спектакля которой я прежде не видел) оперы. Но постепенно баланс стал выправляться, особенно неустанными усилиями Мариинского театра, чей репертуар и архив безбрежны (хотя и очень неровны). Кстати, «Орландо, Орландо» я тоже впервые посмотрел только совсем недавно на YouTube-канале «Геликон-оперы» – живьем в дни премьеры почему-то не удалось этого сделать.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями? Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

Разница огромная, про концерт без публики все сказано уже процитированным мною Денисом Мацуевым. Я, посмотрев тот и еще два-три подобных концерта, оценил благородный порыв артистов, но больше на трансляции такого рода не заглядывал. Архивные записи – нечто совершенно иное, они – прекрасный способ документации самого эфемерного из искусств – театра. Другое дело – всегда надо помнить: о театральной работе нельзя судить только на основе ее видеоверсии. Например: мне пока что единственный раз в жизни повезло быть в Метрополитен-опере, и спектакль «Дон Жуан» запомнился как музыкально очень качественный, но визуально мрачный и скучноватый. Химия видеопоказа сделала это зрелище одним из самых интригующих и мистических за последние четыре месяца. Но зато я теперь знаю, на что делать поправку при видеопросмотре и в какой степени достижения «химиков» могут приукрасить работу тех, кто вырастил исходный органический продукт.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Онлайн замечателен, в третий, пятый, сотый раз повторяю это, как наверняка и многие мои коллеги. Вспомните те же выступления в сети неугомонного Мацуева. Меня они, заряженные мощной Денисовой энергетикой, очень поддержали. А как трогали опыты противостояния ужасной ситуации разобщения, когда люди по интернет-эстафете записывали партитуры! Как схватил за сердце, например, чудесный антракт к третьему действию «Кармен», который мне прислали друзья из Оперы Сан-Франциско, а я поделился им в Фейсбуке. Но не надо доказывать, что никакой онлайн не заменит живого ансамбля и общения с залом, заполненным слушателями. Это очевидно для практики музыкального исполнения, но думаю, что в не меньшей степени актуально и для тех, кто пишет о музыке. Ужасно жалею, что не решился на днях пойти в Башмет-центр на пресс-конференцию организаторов фестиваля Чайковского в Клину – все-таки я в группе риска, об этом не стоит забывать. Но, говорят, коллеги там буквально набросились друг на друга с расспросами и рассказами, насколько это позволили сохраняющиеся санитарные меры. А сколько наших рецензий родились из такого вот общения после премьеры, когда мы с Ольгой Русановой или Натальей Зимяниной или с десятками других коллег-друзей не могли отлипнуть от колонны Большого театра или крыльца Большого зала консерватории после очередной премьеры…

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

Система ценностей не изменилась, а вот шкала и масштаб – да. Но об этом я уже достаточно сказал выше.

Екатерина Бирюкова,
шеф-редактор раздела «Академическая музыка» портала Colta.ru

Ощущение сезона

«Поставили на паузу».

Тренд сезона

Крах системы долгосрочного планирования.

Событие сезона

Финал мучительного «театрального дела», тянувшегося три года.

Гастроли сезона

Первый приезд в Россию ключевой фигуры из мира исторически информированного исполнительства – Джона Элиота Гардинера со своими музыкантами.

Персона сезона

Режиссер Дмитрий Черняков, после долгого перерыва вновь работающий в России. Перед локдауном успел выпустить на Исторической сцене Большого театра монументального и загадочного «Садко».

Открытие сезона

Пианистка Варвара Мягкова.

Молодой артист/артистка сезона

Дирижер Тимур Зангиев («Похождения повесы», «Садко»).

Ньюсмейкер сезона

Теодор Курентзис, переехавший со своей командой из Перми в Санкт-Петербург.

Провал сезона

Отмененное коронавирусом празднование 250-летия Бетховена.

Прорыв сезона

«Похождения повесы» в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, копродукция с фестивалем в Экс-ан-Провансе.

Парадокс сезона

Отличный бетховенский цикл концертов в «Аптекарском огороде», вмиг рассыпавшийся в середине пути, потому что заказчик Александр Альмин решил больше не платить зарплату куратору проекта Роману Минцу.

Ожидания

Что новый сезон все-таки откроется.

Опыт онлайн концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Этот опыт не то чтобы совсем новый. Просто сейчас он был безальтернативный. Но вообще, онлайн стремительно развивается, в нем может быть не только информативная, но и эмоциональная ценность, я вполне позитивно к нему отношусь.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями?  Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

Разница есть, это просто разные жанры. Часто смотрела то и другое.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Профессию может убить отсутствие живых концертов. А общаться по поводу них можно и в соцсетях.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

Не готова ответить на этот вопрос.

Марина Гайкович,
заведующая отделом культуры «Независимой газеты»

Ощущение сезона

Сезон оборвался на самом интересном месте, ведь, как правило, на март-апрель приходится одна из его кульминаций, когда кроме текущих московских событий плотно идут спектакли «Золотой Маски» и т.д. Ощущение – морока, сна.

Тренд сезона

Онлайн-трансляции.

Событие сезона

«Садко» в Большом театре.

Гастроли сезона

Спектакль Ромео Кастеллуччи «Лебединая песня D 744» на фестивале «Сезон Станиславского».

Персона сезона

Марис Янсонс, ушедший из жизни в декабре 2019-го.

Открытие сезона

Открытие новой резиденции Теодора Курентзиса и его оркестра musicAeterna в Доме радио в Санкт-Петербурге.

Молодой артист/артистка сезона

Артист Молодежной программы Большого театра Николай Землянских.

Ньюсмейкер сезона

Кирилл Серебренников.

Провал сезона

Прорыв сезона

Есть жизнь (культурная) во время пандемии, пусть на экране компьютера.

Парадокс сезона

Его внезапная заморозка.

Ожидания

Как культурные институции выйдут из кризиса. Очевидно, предстоит найти некую гибкую модель в формировании репертуара и премьер, чтобы работать в условиях, предписанных Роспотребнадзором, но не потерять зрителя.

Опыт онлайн  концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Безусловно, интересен, очень познавателен. Но живой встречи с искусством не заменит.

Есть ли  для вас  разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями?  Насколько часто вы в последние 3 месяца смотрели то и/или другое?

Не вижу особой разницы, архивные записи смотрела чаще.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Не знаю, как для критиков, но для музыкантов, уверена, без личного общения никуда, особенно если речь идет о сцене, а не о ресторане. На сегодняшний день – да, онлайн может убить профессию, так как коммерциализировать трансляции, поставить их на онлайн-рельсы мгновенно невозможно. Глобальной концертно-зрелищной индустрии придется полностью переформатироваться (в случае, если живые выступления запретят надолго), а на это нужны годы.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

Нет.

Майя Крылова,
музыкальный и балетный критик

Ощущение сезона

Двойственное. С одной стороны, начало и середина сезона были мощными. Масса театральных событий и концертов, несколько знаковых премьер в Москве и регионах… Но сезон прервался задолго до конца, много событий отменилось. Есть ощущение, что нам недодали музыки.

Тренд сезона

Общее тревожное размышление о будущем, подсчет финансовых потерь, осознание того, что возврат к прежней жизни произойдет не скоро. Размышления о том, что делать мировой музыкальной индустрии. Трогательное и часто успешное музицирование в соцсетях, в том числе совместное.

Событие сезона

«Садко» в Большом театре в постановке Дмитрия Чернякова. Сказка для взрослых, «испытательный квест души, эпос ее странствий в слиянии бытового (наша жизнь) и волшебного (наши мечты)». Так и задумано Римским-Корсаковым. «Похождения повесы»  в постановке Саймона Макбёрни в МАМТ. Под видом современных тусовок воплощена идея непреодолимости искушения и его последствий.

Гастроли сезона

Джон Элиот Гардинер, его Хор Монтеверди и оркестр «Английские барочные солисты»  впервые приехали в Россию с единственным концертом.

Уильям Кристи с оперой Моцарта «Мнимая садовница». Спектакль в полуконцертной версии, силами  солистов академии  Le Jardin des Voix («Сад голосов»),  идеально спетый и сыгранный.

Жорди Саваль и его музыканты с программой «Посвящение земле. Бури, грозы и морские празднества в барочную эпоху». Мифология и аллегории в музыке, благородное  достоинство, тонкая выделка деталей.

Участники очередных «Декабрьских вечеров Святослава Рихтера», посвященных на этот раз британской музыке. В частности, Макс Эмануэль Ценчич.

Концерты  «Зарядья»,  посвященные  исторически информированному исполнительству. Со Стефано  Монтанари (программа «Моцарт и Сальери») и  Франсуа-Ксавье Ротом и оркестром «Столетия», игравшим музыку европейского романтизма. Самобытный  Венсан Дюместр, изучающий эпохи, а не имена, и его ансамбль Le Poème Harmonique с редкой старинной музыкой.

Персона  сезона

Дирижер Максим Емельянычев, который любой оркестр умеет подать как нечто высококлассное, причем часто классом выше, чем коллектив есть на самом деле.

Скрипач Борис Бровцын с концертом памяти педагога Майи Глезаровой. Звучали партиты Баха. Вечер профессиональных откровений большого мастера.

Пианистка Варвара Мягкова, которая почти в одночасье  стала востребованной  благодаря драгоценным качествам – «стихийному» пианизму, «детскому» удивлению музыке и огромной исполнительской отдаче.

Ньюсмейкер сезона

Владимир Юровский с «Рождественской ораторией» Баха в соборе (впервые в России маэстро дирижировал  в соборе), новогодним  концертом  в Филармонии  и концертным исполнением «Золота Рейна» там же. Любой концерт  Юровского – повод для интересных высказываний, вербальных и музыкальных.

Людвиг ван Бетховен, чье 250-летие со дня рождения успели отметить серией   интересных мероприятий.

Провал сезона

«Дидона и Эней» в Большом театре.  Не то чтобы совсем провал,  но ни рыба  ни мясо с театральной точки зрения, при этом блюдо, приготовленное из социальных  актуальностей. Обидно, ведь эта опера  никогда не шла в Большом театре.

Парадокс сезона

С наступлением изоляции и закрытием театров в сети начались трансляции спектаклей и концертов. Многое из того, что было показано, мы не видели и не увидели бы никогда, если бы не пандемия.  Вот такой познавательный парадокс.

Ожидания

Какие могут быть ожидания, кроме ожидания возвращения к нормальной жизни, в том числе музыкальной? Ждем, что состоятся отложенные премьеры  и отмененные концерты, что у публики хватит денег на билеты, что интерес к музыке  не уменьшится…

Опыт онлайн-концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Любой опыт полезен. Лекции дают познание, концерты онлайн – непривычные навыки, в том числе компьютерные, спектакли – тоже. На наших глазах рождаются и формируются  новые возможности. Но живой музыки и живого  театра  ничто не заменит.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями? Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

Часто. Разница есть, но она  скорее  психологическая.  Концерт  без публики имеет один контекст, архивная  трансляция – другой.  Дальше – качество музыки и исполнения.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Ничто не может заменить личного общения – ни в жизни, ни в музыке.  Убить  профессию  может  не  онлайн, а отсутствие  спектаклей и концертов в реале. Но со временем все вернется. Может убить и грядущий контекст: измерения температуры при входе, социальная дистанция в фойе, шахматная рассадка в масках и перчатках, бесконечные тестирования артистов. Я не хотела бы быть зрителем на таких условиях, пусть они и неизбежны. Тут уж не до музыки, все мысли о другом. Я предпочту запись или трансляцию. До лучших  времен.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

А почему она может измениться? Как ценила талант и личный вклад творцов в творение,  так и ценю. Детали могут меняться в зависимости от обстоятельств, внутренних и внешних, суть не меняется.

Петр Поспелов,
шеф-редактор издательства «Композитор»

Ощущение сезона

Его незаконченнность. Сезон оборвался, не дойдя до кульминации.

Тренд сезона

Небывалая толерантность. На Конкурсе Чайковского, которым рулили Гергиев и Мацуев, победил фриковатый пианист без крепкой школы. Борьба направлений в современной музыке исчезла без следа. На сцену вышел метамодерн, воспетый в книге Настасьи Хрущевой: стихотворение «Что такое хорошо и что такое плохо» потеряло актуальность.

Событие сезона

Первый конкурс молодых композиторов «Партитура». Вслед за конкурсом «Другое пространство» 2018 года он побудил молодых композиторов заняться крупными формами и большими составами.

Гастроли сезона

Джон Элиот Гардинер: редкое сочетание догматики аутентизма и артистического послания.

Персона сезонаКирилл Серебренников: ничьи достижения пятилетней давности так горячо не обсуждались.

Открытие сезонаПианистка Варвара Мягкова.

Молодой артист(ка) сезона

Тенор Богдан Волков, спевший знаковые премьеры в Москве и Брюсселе.

Ньюсмейкер сезона

Илья Хржановский, режиссер проекта «Дау», открывший киноактера Теодора Курентзиса и звезду эротики Алексея Трифонова.

Провал сезона

Увольнение Романа Минца из «Аптекарского огорода» и прерывание бетховенского цикла на третьем месяце.

Прорыв сезона

Шесть современных опер в Красноярском оперном театре.

Парадокс сезона

Тонны шедевров музыки и театра в онлайне привели к передозу.

Ожидания

Ведущие музыковеды по примеру Ларисы Кириллиной начнут писать детективы и приключенческие романы с композиторами в главных партиях.

Опыт онлайн-концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Весьма и весьма. Фигура дирижера много потеряла, зато фигура звукорежиссера много приобрела.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями? Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

У хорошего режиссера разницы нет: публика в зале присутствует, но многие фрагменты могут быть сняты и без публики. Именно поэтому трансляции из Метрополитен Опера производят впечатление хорошо сделанных фильмов.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Нет. В онлайне нельзя только одно – делать детей.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценносте?

Я потерял газету «Ведомости», откуда ушли почти все, с кем я раньше работал. Сейчас наша задача – создать такое же весомое издание с правильным процентом политики, бизнеса и культуры.

Ольга Русанова,
музыкальный обозреватель «Радио России»

Ощущение сезона

Необычное, тревожное, странное – это ощущение прерванного полета. Причем мы остановились на самом интересном месте, не досмотрев «Золотой Маски», не увидев «Звезд белых ночей», не дожив до многих премьер Большого театра, конкурса Grand Piano Competition, не говоря уже о Байройтском и даже Бетховенском фестивалях. Вообще, отмена торжеств в честь 250-летия Бетховена в Германии, где так задолго и тщательно к нему готовились, – нехороший знак, особенно если учесть, что сама дата приходится аж на декабрь! Но и у нас получился скомканный юбилей Чайковского, увы.

Тренд сезона

В музыке все больше влиятельных, талантливых и креативных женщин – как менеджеров, так и музыкантов, и это здорово на самом деле.

Событие сезона

Их много.

Премьеры: хоровая опера «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском» Александра Чайковского (фестиваль Юрия Башмета); опера Жан-Батиста Люлли «Атис. Опера для короля» (фестиваль Earlymusic).

Другие события: инаугурация органа в «Зарядье», Новый зал Московского международного Дома музыки, День философии в Кафедральном соборе на Острове Иммануила Канта.

Альбомы: цифровой релиз и бокс-сет Госоркестра Республики Татарстан под руководством Александра Сладковского «Чайковский–2020», который включает все симфонии и все инструментальные концерты композитора (Sony Classical); «Бах – Скарлатти» Полины Осетинской, «Шостакович играет Шостаковича», Rapid Movement Дмитрия Маслеева (все – «Мелодия»).

Гастроли сезона

Опера Моцарта «Мнимая садовница» (Ансамбль Les Arts Florissants под управлением Уильяма Кристи,  Московская филармония), концерт российско-британского Фестивального оркестра Бриттена – Шостаковича  под управлением Яна Латам-Кёнига (Большой зал консерватории) – высокий художественный уровень обоих мероприятий.

Персона сезона

Вера Таривердиева (яркие программы в Кафедральном соборе Калининграда), Карина Абрамян (эксклюзивные релизы «Мелодии», поддержка оригинальных проектов «Композиторские и журналистские читки»), Ольга Жукова (высокие достижения в работе зала «Зарядье» за короткий срок), Владимир Спиваков (необычное художественное оформление пространства Нового зала ММДМ из личной коллекции), Дмитрий Вдовин (невероятные успехи Молодежной оперной программы Большого театра за 10 лет), Андрей Решетин (энтузиазм и высокий профессионализм в организации и проведении фестиваля Earlymusic), Полина Осетинская (глубокие, необычные концертные программы и альбомы).

Открытие сезона

«Плот “Медузы”» Хенце на фестивале «Евразия» в Екатеринбурге (российская премьера) – великолепное исполнение и беспрецедентно объемное информационное сопровождение.

Молодой артист/артистка сезона

Константин Емельянов (блестящее начало карьеры, индивидуальный, узнаваемый стиль игры).

Ньюсмейкер сезона

Ольга Любимова, министр культуры РФ (которая с самого назначения в январе 2020 года, ставшего для многих сюрпризом, находится в центре внимания общественности).

Провал сезона

Скорее, скандал сезона: досрочное прекращение программы камерных концертов к 250-летию Бетховена в Аптекарском огороде и разрыв контракта с Романом Минцем – художественным руководителем цикла.

Прорыв сезона

«Коппелия» (Coppél-i.A.) Жан-Кристофа Майо в «Балете Монте-Карло» (полномасштабный оригинальный балетный спектакль со скрупулезной проработанностью всех составляющих – хореографии, музыки, костюмов, света, на актуальную тему искусственного интеллекта).

Парадокс сезона

Он был ярким, но иногда думаешь: а был ли он вообще? Впечатление, что «прервалась связь времен»: все события кажутся происшедшими в далеком прошлом.

Ожидания

Лично у меня они неконкретны, главное, чтобы новый сезон начался как можно скорее.

Опыт онлайн концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Наверное, полезен, но лично мне неинтересен, так как это суррогат всего живого. «Кофе из желудей», одним словом.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями? Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

Посмотрела очень немногое, и мои наблюдения таковы: онлайн-концерты в основном похожи на репетиции. Без публики музыкантам трудно сконцентрироваться, поэтому смотреть их порой тяжело. Архивные трансляции – более привычный для нас жанр, они вроде бы кажутся более живыми, чем сегодняшние онлайн-события (там все-таки есть публика), но в большом количестве смотреть их тоже не тянет. Причина все та же (см. предыдущий вопрос): спектакли и концерты требуют сопереживания, ощущения зала, реакции других людей – зрителей и коллег.

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Бесспорно, в нашей профессии общение – вещь незаменимая. Хотя, например, для композиторов и даже некоторых исполнителей-интровертов, похоже, наоборот: ценность – в уединении, в «самоизоляции». Но для большинства из нас – менеджеров, журналистов, критиков, музыкантов – все же важен фактор коллективного «мозгового штурма», из которого и рождаются идеи и проекты. Важен живой обмен мнениями, информацией – в тусовке, в общении, а не только в соцсетях, онлайн и в переписке. Ну и, конечно, велика роль эмоционального впечатления, коллективного одномоментного восприятия спектакля и концерта «в реале» – это и есть главная подпитка в нашей работе.

Онлайн профессию, может быть, и не убьет, но если в страшном сне представить, что им ограничатся все наши художественные впечатления, то профессия может измениться до неузнаваемости.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

Пожалуй, нет. Всегда более всего я ценила людей – неважно, в семье ли, в дружеской или профессиональной среде. Теперь окончательно ясно, что люди – это всё. И те, с кем лично я шагаю по жизни, в том числе профессиональной, проявили себя с самой лучшей стороны в условиях самоизоляции, за что им огромное спасибо!

Сергей Уваров,
заместитель редактора отдела культуры газеты «Известия»

Ощущение сезона

Растерянность и осознание, что музыкальная индустрия переживает такие события, каких не было за всю историю.

Тренд сезона

Конечно, онлайн-концерты и в первую очередь концерты из самоизоляции (квартирники вышли на новый уровень!).

Событие сезона

Если подразумевается какой-то конкретный концерт, то 24-часовая инаугурация органа «Зарядья»; ну а в широком смысле, очевидно, событие сезона – закрытие концертных залов в стране и мире в разгар сезона.

Гастроли сезона

Первый приезд Джона Элиота Гардинера в Россию в сентябре 2019 года.

Персона сезона

Александр Сладковский. Сыграл с Госоркестром Республики Татарстан до пандемии абонемент в КЗЧ, выпустил комплект Чайковского на Sony Classical, один из первых выходит с оркестром из самоизоляции.

Открытие сезона

Музыкальное искусство может приспособиться ко всему.

Молодой артист/артистка сезона

Дмитрий Маслеев. Выпустил альбом на «Мелодии», сыграл на фестивале Шостаковича в Горише неизвестные ранее сочинения композитора.

Ньюсмейкер сезона

Коронавирус.

Провал сезона

Перенос из-за неготовности премьеры «Гостиного двора» в Большом театре.

Прорыв сезона

Ноябрьские концерты Михаила Плетнева в Филармонии и Третьяковке.

Парадокс сезона

Насыщенная концертная жизнь при отсутствии реальных концертов.

Ожидания

Разумеется, ожидания возобновления концертной жизни в реальности.

Опыт онлайн концертов, спектаклей и лекций: насколько он интересен и полезен, с вашей точки зрения?

Этот опыт, безусловно, интересен и полезен – и крайне результативен в тех случаях, когда формат «онлайн» оказывается гармоничен с содержанием. Если говорить об образовании: «разговорные» лекции (например, по истории музыки) давно пора было перевести хотя бы частично в онлайн, конференции и круглые столы – тоже. Понятно, что пока существует проблема и с качеством интернет-соединения, и с готовностью самих спикеров к работе в этом формате, и с оборудованием как у спикеров, так и у слушателей, но все это постепенно наладится. С концертами ситуация не столь однозначна, поскольку живое звучание заменить невозможно – это аксиома. Но если онлайн-концерт успешно обыгрывает нестандартную ситуацию, сохраняя при этом ощущение живого действа, разворачивающегося здесь и сейчас (например, концерт воссоединившихся Take That), это может быть отличным дополнением к привычным форматам концертной жизни. То же касается спектакля. В идеале я бы предложил самому зрителю выполнять роль режиссера трансляции спектакля – например, иметь возможность переключаться между камерами, выбирать крупные планы и т.п. Проще говоря, это хорошо как отдельный жанр со своими уникальными преимуществами, а не как вынужденная замена живого действа.

Есть ли для вас разница между онлайн-концертами без публики и архивными трансляциями? Насколько часто вы в последние три месяца смотрели то и/или другое?

По большому счету, никакой разницы. За исключением приятного ощущения премьерности и новизны в случае с онлайн-концертами. Но могу признаться, что практически ни один концерт я не посмотрел в прямом эфире. Зачем, если его же можно увидеть в более удобное время?

Как вы сегодня оцениваете важность личного общения для музыкантов, музыкальных критиков? Может ли онлайн убить профессию?

Профессию невозможно убить. А личное общение никуда не пропадало. Просто оно перешло в иные формы. Я за эти месяцы взял больше интервью у музыкантов, чем за любой другой период в моей карьере музыкального журналиста.

Изменилась ли ваша личная система профессиональных ценностей?

Ничуть. Разве что, снова услышав симфонический оркестр live, я буду ценить это ощущение вдвойне.

Занавес опущен