Лариса Кириллина: <br>Бетховену всегда не хватало октав
Год Бетховена

Лариса Кириллина:
Бетховену всегда не хватало октав

Автор серьезного буклета, сопровождающего бокс всех сонат Бетховена на исторических инструментах, автор книг об этом композиторе Лариса Кириллина (ЛК) обсудила с Ольгой Русановой (ОР), зачем возвращаться к старым инструментам.

ОР В чем смысл этого проекта, почему он так важен?

ЛК Для меня он важен потому, что это Бетховен, максимально приближенный к звуковому подлиннику. И вместе с тем это не музей. Эти записи не производят впечатления ­чего-то законсервированного, это не «дела давно минувших дней», а очень живая музыка, даже более того: именно в этом звучании она временами гораздо более живая, чем в сугубо академическом исполнении на современных концертных инструментах. Для меня это самое главное. Это путь к новому слышанию, пониманию Бетховена, при этом на почве исторических знаний.

ОР Исторические инструменты в основном имеют небольшой охват – 5–6 октав. А какой максимальный диапазон в произведениях Бетховена?

ЛК Сколько у него было под руками – столько он и использовал. У него в сонатах, вообще в фортепианной музыке всегда используется вся клавиатура до краев, иногда ему не хватает нот, ему всегда нужно больше. Я думаю, даже если бы ему дали современный «Стейнвей», ему все равно было бы мало. Поэтому всегда по фактуре сонаты можно предположить, для какого инструмента или типа инструмента она предназначалась, что у него было в распоряжении.

ОР Но в целом – можно играть Бетховена на пятиоктавных инструментах?

ЛК Кое-что можно, а кое-что нет. Однажды я невольно провела такой эксперимент. К­ак-то в третьем корпусе консерватории нашими соседями оказался факультет ФИСИИ (факультет исторического и современного исполнительского искусства – Прим. ред.). И иногда к нам в класс «приходили в гости» инструменты, для которых у них не хватало места: то клавесинчик «подкинут», то пианофорте. Однажды я пришла на работу рано утром, думаю: студентов нет, сейчас поиграю поздние сонаты Бетховена – в частности, ля-бемоль-­мажорную опус 110 (№ 31). Села за пианофорте и вижу, что клавиатуры не хватает: они уже писались для инструмента с большим диапазоном, как минимум в 6 октав.

ОР Бетховену вы посвятили свою книгу в серии ЖЗЛ (2015), теперь снова возвращаетесь к нему. Какая это будет книга?

ЛК «Бетховен и его русские меценаты» – научное исследование с использованием архивных материалов. В основном она про людей, а не про музыку, хотя музыка, конечно же, там тоже присутствует.

ОР Много ли было этих русских?

ЛК Ну, как сказать? Были немцы, находившиеся на русской службе, я их тоже беру – это интересные люди. Был посол граф Разумовский – выдающаяся личность, он жил в Вене постоянно и с Бетховеном контактировал много лет. Императорская чета Александр I и Елизавета Алексеевна – про них у меня целая глава. Ну и Николай Борисович Голицын, который лично с композитором не общался, но в переписке состоял. Вот и получается, что шесть квартетов из шестнадцати (!) посвящены русским меценатам, которые довольно щедро Бетховену помогали.

Музей или эталон? Год Бетховена

Музей или эталон?

Квартеты Бетховена от Квартета Бетховена и «Фирмы Мелодия»

Маттиас Гёрне: <br>«Обнимитесь, миллионы» спеть легко Год Бетховена

Маттиас Гёрне:
«Обнимитесь, миллионы» спеть легко

Немецкий бас-баритон Маттиас Гёрне – выдающийся интерпретатор Kunstlied.

Новый «Эгмонт» Год Бетховена

Новый «Эгмонт»

В венском театре «Ан-дер-­Вин» состоялась премьера оперы Кристиана Йоста по мотивам трагедии Гёте

Между возвышенным и механическим Год Бетховена

Между возвышенным и механическим

В рамках юбилейного года Бетховена в Вене состоялась премьера оперы, героем которой стал сам великий композитор