Максим Емельянычев: Хочется показать себя в разных ипостасях Интервью

Максим Емельянычев: Хочется показать себя в разных ипостасях

Главный дирижер Il Pomo d’Oro Максим Емельянычев (МЕ)рассказал Юлии Чечиковой (ЮЧ) о сотрудничестве с Джойс ДиДонато и новых релизах.

ЮЧ Максим, ваше выступление с Джойс ДиДонато и ансамб­лем Il Pomo d’Oro в «Зарядье» было в числе самых ожидаемых событий текущего сезона.

МЕ Нам очень понравилось играть в этом новом зале. И вдвойне приятно, что это совпало с московским дебютом Il Pomo d’Oro. Мы представили программу, посвященную Моцарту (Первую симфонию и «Пражскую», а также клавирный Концерт № 20), и шоу «In War & Peace» с восхитительной Джойс ДиДонато – очень важный для нас проект. Этот тур, который длится уже больше двух лет, включает 45 концертов в разных уголках мира. В январе он продолжится в Азии – Пекине, Гонконге, Тайбэе, Макао, Абу Даби, и через год – в Южной и Центральной Америке.

ЮЧ Оправдали ли ваши надежды акустические параметры «Зарядья»?

МЕ Бюро Ясухисы Тойоты проделало фантастическую работу. И то, что у них получилось, заслуживает самых восторженных отзывов. Нам довелось оценить оба зала – Большой и Малый. В первом мне было бы интересно когда-нибудь подирижировать симфоническим оркестром.

ЮЧ «In War & Peace» – также название диска, за который вы в составе исполнителей вместе с ДиДонато получили «Грэмми» в 2017 году. Треклист отличается от одноименной концертной программы.

МЕ Да, ее явные и скрытые смыслы очень точно оттеняются и дополняются инструментальными пьесами эпохи Ренессанса и раннего барокко. Есть даже современная музыка, представленная «Da pacem Domine» Арво Пярта. На диске вы действительно этого не найдете. Зато он примечателен открытиями для музыкальной общественности, записанными впервые: это музыка двух крупнейших представителей неаполитанской оперной школы – Леонардо Лео и Никколо Йоммелли. Раритеты были найдены замечательным американским дирижером Аланом Кёртисом. Из трех десятков предложенных арий мы с ДиДонато выбрали три. Конечно, мы бесконечно благодарны ему за помощь. Эта музыка является в нашем шоу наравне с Монтеверди, Генделем, Пёрселлом.

ЮЧ Сам формат современного шоу совместим с барочной эстетикой?

МЕ Людям всегда было свойственно желание объединить разные искусства. И то, что в XVII веке зародилось такое явление, как опера, о многом говорит. Музыка, танец, слово, актерская игра, художественное решение, костюмы – весь этот комплекс способен выразить более широкую градацию чувств и переживаний, чем все эти виды в отдельности. Поэтому сегодня мы стараемся пользоваться всеми доступными нам преимуществами – в том числе и мультимедийными. «In War & Peace», как вы заметили, – необычный концерт и выбивается из ряда привычных выступлений певца-солиста с оркестром. Кстати, музыканты тоже вовлечены в идею этой программы – и в своем привычном качестве, и как исполнители драматических ролей. На сцене постоянно что-то происходит, и, вероятно, именно поэтому это целостное действо производит такое сильное впечатление.

ЮЧ А какую роль вы отводите социальной составляющей этой программы?

МЕ Изначально Джойс размышляла над другой концепцией сольного диска, хотела записать арии бельканто. Но после терактов в Брюсселе и Париже она полностью пересмотрела идею. Мы вместе поняли, что нужен отклик на эти события. Невозможно изменить ситуацию в мире, но мы пытаемся нашим искусством сделать людей чуточку счастливее. Если они смогут пробыть чуть дольше в той атмосфере, которая рождается во время концерта, мы также будем счастливы. Жизнь проекта продолжается и вне концерта – на каждом сиденье можно было найти конверт с открыткой. В письменной форме Джойс предлагает каждому присутствующему рассказать о своем отношении к миру посреди хаоса.

ЮЧ Исключительность вашего положения в мире музыки заключается в том, что вы выступаете в двух ипостасях – и как солист-инструменталист, и как дирижер.

В отличие от интеллектуального дирижирования, игра на музыкальном инструменте – удовольствие более физическое

МЕ В отличие от интеллектуального дирижирования, игра на музыкальном инструменте – удовольствие более физическое. Важно уметь выражать свои мысли через исполнительство, ведь профессия дирижера достаточно молодая – раньше это был первый среди равных, лидер, который также выступал в составе ансамбля. Когда дирижер имеет представление о специфике игры в коллективе, во всех деталях, изнутри, это служит хорошим подспорьем во взаимодействии с оркестром. И наоборот, способность ориентироваться в партитурах разных эпох (дирижерский навык), глубокие знания о стилях, кругозор – все это благоприятно воздействует и на исполнительский уровень музыканта.

ЮЧ В уходящем году вы приняли участие в записи многих дисков. Один из них появился в конце осени.

МЕ Действительно, релизов было предостаточно. С Якубом Юзефом Орлиньским, потрясающим молодым артистом из Польши, нам удалось выпустить диск неизвестной церковной музыки. Многие контратеноры в основном отдают предпочтение операм и ариям, написанным для Каффарелли и других кастратов, а Орлиньский концентрируется не только на оперном наследии, но и на духовной музыке. А это немножко другой стиль исполнительства.

С камерным оркестром «Солисты Нижнего Новгорода» мы записали Третью симфонию Бетховена и Вариации на тему Гайдна Брамса. Мне очень приятно, что один из самых выдающихся звукорежиссеров современности Николя Бартоломе, руководитель и основатель французского лейбла Aparté проявил интерес к этому коллективу и не поленился приехать в Нижний Новгород.

ЮЧ Как вы с ним познакомились?

МЕ Это произошло, когда Теодор Курентзис записывал «Свадьбу Фигаро» Моцарта. Николя Бартоломе выступал в качестве режиссера в этом проекте, а я играл на хаммерклавире.

ЮЧ Вероятно, для «Солистов» этот релиз – новая веха в творческой биографии?

МЕ Они существуют около двадцати лет, пополняются выпускниками местной консерватории. Почти все музыканты на этой записи – из Нижнего Новгорода, и это настоящий прорыв для камерного оркестра российского региона. Кстати, мы задействовали натуральные валторны, натуральные трубы, барочные литавры с овечьей кожей.

ЮЧ Этот диск можно рассматривать как старт для серии релизов? После «Героической» можно ожидать Пятую, Седьмую, Девятую симфонии?

МЕ Одни из самых моих любимых симфоний Бетховена как раз с нечетными номерами. К перечисленным смело можно добавить Первую. У меня много идей, но хочется показать себя в разных ипостасях – в романтической, современной музыке… А пока радуюсь, что с Il Pomo d’Oro мы выпустили «Ксеркса» Генделя. Франко Фаджоли, Вивика Жено, Дельфина Галу – все потрясающие солисты. В планах – «Агриппина» Генделя, тоже с Фаджоли, а также с ДиДонато.

ЮЧ Филармония ангажировала вас на «Страсти по Иоанну» Баха с хором «Латвия».

МЕ О Латвии у меня очень хорошие воспоминания: когда мне было девять лет, я ездил с Нижегородской капеллой мальчиков на хоровой фестиваль в Ригу. Но именно с этим хором – «Латвия» – я никогда еще не работал. Это наше первое общение. Московская филармония (нужно отдать ей должное) задалась целью создать что-то свое, уникальное на базе оркестра Musica Viva и предложила очень хороший состав солистов. В данном случае Musica Viva – идеальный вариант, подходящий для пассионов на все 200%. Это фантастический коллектив, который умеет качественно играть разнообразную музыку разными составами. Мы делали с ними проекты и на жильных струнах, и в низком строе, и на современных – в любом строе. Для них не существует стилистических проблем.

ЮЧ «Страсти по Иоанну» вы дирижируете впервые. Свойственно ли вам изучать опыт предшественников перед такими крупными дебютными работами?

МЕ Я предпочитаю брать «чистые» ноты, опираться на собственные ощущения и на трактаты и свидетельства того времени. Существует много литературы на разных языках о том или ином сочинении и тонкостях его интерпретации. Композиторы, как правило, дают четкое понимание того, что именно они хотят услышать от исполнителей. Нужно учитывать массу нюансов: если речь идет о концерте в храме – это один темп, если в зале – другой… Разная продолжительность отзвука влияет на темп и артикуляцию.

ЮЧ Не так давно в том же «Зарядье» выступал Эндрю Пэрротт с Taverner Choir, Consort & Players. В пассионах, опираясь на исследования, он придерживается концепции «один голос на партию».

МЕ Мне понятна эта трактовка с ее камерностью. И очень нравится запись баховских сюит, осуществленная Пэрроттом. Но, так как у нас достаточно большой состав хора и оркестра, то и подход иной. Зачастую, имея в распоряжении ограниченные исполнительские ресурсы, композиторы в своих сочинениях все же закладывали потенциал на бóльшие составы – Бах всегда просил своих покровителей, чтобы ему дали как минимум шесть скрипачей, двенадцать хористов.

Любое исполнение – все же адаптация к конкретному залу, исполнителям и публике. Конечно, по возможности, мы используем исторические инструменты. И мне очень приятно, что музыканты Musica Viva знают риторику этой музыки. Но нынешние слушатели в общей массе не будут знать обо всех значениях хоралов, которые нами исполняются, – мы играем старинную музыку в XXI веке, и это надо понимать. У современников Баха, к примеру, случался коллапс, когда в «Страстях по Матфею» в правой руке у органа звучал хорал, весьма условно соотносящийся с текстом, который поет хор. Было два разных текста – один они слышали, а другой одновременно вспоминали. А сейчас мы не можем это уловить, потому что не знаем этого хорала. Или другой пример: Моцарт в одной из симфоний сочинил такой пассаж, от которого публика пришла в экстаз, устроила после него овацию и требовала повторить всю часть на бис. Сейчас мы еле-еле можем найти это место в партитуре. Оказывается, Моцарт написал всего лишь восемь тактов на одну лигу у струнных. Для музыкальной риторики тех времен подобный ход был недопустим – такие пассажи игрались обычными штрихами. Это выглядело как вызов. А для нас это в норме вещей.

ЮЧ Со следующего сезона вы начинаете сотрудничать с Шотландским камерным оркестром. Уже представляете, каким курсом поведете его?

МЕ Меня пригласили к сотрудничеству сразу после первой совместной программы. Очень ценно, когда занимаешься с людьми на репетиции музыкой, а не урегулированием каких-то моментов, к ней не относящихся. Этот оркестр хорош тем, что может брать любой репертуар – барокко, классицизм и до раннего романтизма (приглашенных музыкантов также никто не отменял – тромбоны, ударные). В их эстетике использование натуральных труб, валторн, литавр. Классицизм и романтизм они играют на исторических инструментах, что влияет на звучание. Думаю, разброс программ будет максимальным – от премьер современной музыки до барочных концертов. Планы на сезон 2019/2020, думаю, озвучим уже через несколько месяцев. Конечно, мне хочется, чтобы мы играли много русской музыки – этому оркестру удается с ней соприкасаться не так часто.

Андреас Бройтигам: Мы нашли свое место в Берлине Интервью

Андреас Бройтигам: Мы нашли свое место в Берлине

Сегодня, в берлинском Концертхаусе пройдет концерт, посвященный 30-летию ансамбля unitedBerlin. Накануне выступления Андреас Бройтигам ответил на вопросы Юлии Чечиковой.

От теории –	к «Практике» Интервью

От теории – к «Практике»

Московский композитор Алексей Сюмак (АС) возглавил в театре «Практика» музыкальное направление. Конкретные тренинги и программы со свеженабранным Ансамблем музыкантов готовит и проводит певица с дирижерско-хоровым образованием Ольга Власова (ОВ). Интервью с ними музыкальный критик Елена Черемных (ЕЧ) начала с подслушанного сюжета о покупке шариков.

Мартина Пастушка: Открытие забытых сочинений – большая привилегия Анонсы

Мартина Пастушка: Открытие забытых сочинений – большая привилегия

14 июня в Концертном зале им. П.И. Чайковского состоится российская премьера оперы «Сигизмунд, король Польши» Леонардо Винчи (1690–1730), которая завершит международный фестиваль вокальной музыки «Опера Априори»

Александра Филоненко: <br>Кардинально чуждое всегда становилось мне ближе всего Интервью

Александра Филоненко:
Кардинально чуждое всегда становилось мне ближе всего

В 1996 году немецкое музыкальное сообщество приняло в свои ряды выпускницу Московской консерватории Александру Филоненко (АФ). Композитор рассказала Юлии Чечиковой (ЮЧ) о своих новых проектах и о дальнейших перспективах.