Машина ручной сборки События

Машина ручной сборки

Госоркестр Татарстана под управлением Александра Сладковского завершил персональный абонемент в Московской филармонии

Первый и в биографии коллектива, и в истории Московской филармонии – еще ни один региональный оркестр не удостаивался собственного абонемента. Столичной публике предложили три вечера с мощными, хорошо продуманными симфоническими программами — «Песнь о Земле» Малера, 9-ая симфония Брукнера, «Фантастическая симфония» Берлиоза, «Море» Дебюсси. Кроме того, в каждом концерте одно произведение звучало с известными солистами: скрипачом  Рено Капюсоном (Концерт Бартока), виолончелистом Марио Брунелло («Дон Кихот» Р.Штрауса) и пианистом Жаном-Ивом Тибоде (Пятый Концерт Сен-Санса).

Концерты уложились в два месяца (январь-март) и эмоционально шли по нарастающей – к кульминации, к финальному аккорду из французской музыки, который оказался ожидаемо и в то же время неожиданно грандиозным.

Прежде всего, концерт был захватывающе интересным, причем с самого начала,  с первых звуков «Моря» Дебюсси. Это «Море» оказалось целым океаном – так много в нем было оттенков, цветов, нюансов, солнечных бликов. То там, то здесь слышались Римский-Корсаков – Лядов – Стравинский – Скрябин – Равель. Оркестр под руководством своего худрука отчетливо — нотка к нотке (никакого «крупного помола») — вывел всю историческую линейку великих звукописцев, предшественников и последователей Дебюсси, от чего и сам заиграл какими-то новыми, обогащенными красками. При этом за точностью деталей не потерялась драматургия целого: от созерцательной импрессионистской картины в первой («От зари до полудня на море») и второй («Игры волн») частях — к бурной стихии в конце («Диалог ветра и моря»). Почему-то на ум пришла тогда фраза: «нельзя дважды войти в одну реку» (море), потому что эта «вода» обновляется каждую секунду, и ты буквально «купаешься» в роскошных перекличках меди, соло рожка, мелодиях  виолончелей, всполохах арф, трелях скрипок, аккордах духовых, рокоте литавр… И все это сыграно перфектным звуком. Как ни старалась, не смогла поймать «блох», ни одной. Ни в триптихе Дебюсси, ни в «Фантастической» Берлиоза. А между ними был еще Пятый фортепианный Концерт Сен-Санса, исполненный знаменитым французом Тибоде стабильно, четко, но, как мне показалось, слишком предсказуемо. Это был диалог опытного мэтра и молодого оркестра, который, на мой взгляд, эмоционально солиста переиграл. И тут же подкрепил свой успех во втором отделении – в «Фантастической симфонии». Изумительные дружные медные тутти, соло духовых, отточенные ударные, общий идеальный баланс. И снова, как и в «Море», «Фантастическая» строилась на непрерывном драматургическом нарастании. При этом Александру Сладковскому удалось главное: сделать эту симфонию ярко-театральной, зримой: казалось, ты видишь и этот бал, и вечно ускользающую возлюбленную, и пастухов в поле, и страшное шествие на казнь, и жуткий шабаш ведьм в конце. При этом игралось все ярко, контрастно, но в том же время по-французски изысканно, тонко. Все в стиле оркестрового гуру-волшебника Гектора Берлиоза.

После громадной основной программы, под неослабевающий, почти стадионный рев восторженной публики Александр Сладковский заиграл на бис «Ракоци-марш» Берлиоза, и в данном случае «он лучше выдумать не мог». Публика захлопала в такт, дирижер поворачивался к залу, показывая, когда можно это делать, а когда лучше помолчать. Все именно так, как бывает на новогодних концертах в Золотом зале Венского Музикферайн, когда в конце обязательно играют «Марш Радецкого» И.Штрауса с ритмичными овациями зрителей.

Сегодня для всех очевидно, что Госоркестр Татарстана – один из лучших в стране. Его рост за те 9 лет, что с коллективом  работает Александр Сладковский, просто невероятный. Сегодня его ждут в Москве не меньше, чем, например, оркестр Баварского радио с Марисом Янсонсом. И, скажем, на концерте 18 марта не было ни одного свободного места, перед входом даже спрашивали лишний билетик. Как удалось этого добиться? Худрук отвечает на этот вопрос так:

«Просто я с утра до вечера думаю об оркестре: как устроить их жизнь правильно, как распределить их силы, что ставить в программу сейчас, что завтра, что послезавтра. Я это делаю своими руками, наш оркестр – это, если хотите, «машина ручной сборки». Если раньше мы ставили задачу попадать в аккорд, чисто играть, то теперь я говорю: «Ребята, давайте уже получать удовольствие от музыки». Главное: у меня люди постоянно живут  и работают в Казани, у меня нет легионеров, которые приезжают, играют за бешеные деньги и уезжают. Мы стационарный оркестр, тем и сильны. У нас очень плотный график: сегодня, например, мы третий вечер подряд играем. Как это можно выдержать? Можно, только если все целеустремленно идут к одной цели. Но если есть сверхзадача, то высшие силы посылают тебе людей, которые помогают тебе воплощать ее. Я в этом убежден».

Абонемент ГСО Татарстана в Московской филармонии будет продолжен и в следующем сезоне. Предстоят три вечера, три-посвящения: Малеру, Дворжаку и Вагнеру, чья  опера «Летучий голландец» в концертном исполнении расширит жанровые рамки.

Студенты и раритеты События

Студенты и раритеты

Выпускники ГИТИСа делают выбор в пользу редких партитур

Моцарт у Данте События

Моцарт у Данте

Риккардо Мути и Маурицио Поллини – ​две мировые звезды, два старых итальянских друга открыли Тридцатый фестиваль в Равенне во Дворце Мауро де Андре, исполнив два концерта Моцарта – ​ми-бемоль мажор KV 449 и ре минор KV 466 в сопровождении Молодежного оркестра Луиджи Керубини.

За кадром События

За кадром

В Большом зале Московской консерватории впервые в живом исполнении прозвучала музыка Кузьмы Бодрова к фильму «Собибор» Константина Хабенского.

Герои Дюма в жанре мюзикла События

Герои Дюма в жанре мюзикла

О премьере в Московском музыкальном театре под руководством Геннадия Чихачева