Между Сциллой и Харибдой События

Между Сциллой и Харибдой

Национальная театральная премия «Золотая Маска» отпраздновала 25-летие и объявила итоги. Праздник вышел непафосным, результаты – предсказуемыми

Опера: время смуты под присмотром жюри

Все смешалось в доме Оперы как никогда. «Масочный» хоровод из произведений водили не только шедевры барокко («Альцина» и «Триумф» Генделя – Большой и МАМТ) и XX века («Енуфа» Яначека, МАМТ, «Жанна на костре» Онеггера, Пермь), но также опусы-XXI («Проза» Раннева в Электротеатре Станиславский, «Снегурочка» и «Сны Иакова» Маноцкова в нетрадиционных, независимых проектах Петербурга и Казани). По выбору экспертного совета все плясали народную кадриль, т.н. восьмёру, оставив постылые оперы XIX века в сиротливой роли девушек, не приглашенных на танец (такого в «Маске» на моей памяти не было!). Но самые крутые ходы были в конкурсе спектаклей. Известные работы грандов Кэти Митчелл («Альцина») и Ромео Кастеллуччи («Жанна») соперничали (?) в режиссерской номинации с постановками композиторов-режиссеров Владимира Раннева и Александра Маноцкова (вернулись славные времена Моцарта и Россини, когда композиторы сами и ставили!).

Добавим певческие номинации, где оперные певцы соревновались (?) с драматическими актерами – протагонистами «Жанны» (прекрасная Одри Бонне). Кроме того, «Триумф времени и бесчувствия» (у Генделя «и разочарования») в постановке Константина Богомолова получил – рекорд «Маски»! – десять номинаций из десяти возможных (было ли такое?!). Новации интриговали: запахло революцией! К чести жюри, ему удалось провести корабль, лавируя между Сциллой левацких, революционных трендов и Харибдой здравого смысла.

Руководствуясь принципом «разделяй и властвуй», странно фаршированный пирог экспертов был аккуратно разделен. В битве гигантов-копродукций предсказуемо сошлись «Жанна на костре» и «Альцина» (оперная премия «Casta Diva» ранее уже выделила их). Главный приз за спектакль-акцент достался «Жанне», а весомая режиссерская «Маска» ушла к Митчелл. Она обошла Кастеллуччи, который получил компенсацию – «Маску» лучшего художника. Вероятно, Большой театр остался в сомнении, так как «Жанна» в отличие от изощренной «Альцины» не опера, а сценическая оратория (как и «Триумф»). Но ведь и «Маска» – не оперная, а театральная премия, имеющая свой модус. Дирижерская награда присуждена Филиппу Чижевскому в «Триумфе»: вместе с ансамблем Questa Musica он достойно справился с барочной партитурой, хоть как-то примирив ее с режиссерским эмбрионом Богомолова.

Актриса Одри Бонне и директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов

Поклонники Андреа Маркона в «Альцине» и Теодора Курентзиса в «Жанне» должны понимать, как важно полить «цветок» Чижевского на все еще малоплодородной в России барочной почве. Прибавим здесь и «Маску» контратенора Винса И (мужская роль), однако на премьере он не справился с финальной виртуозной арией (к тому же не вступил в репризе Da capo). Лучшая женская роль по праву принадлежит Наталье Мурадымовой: после своей Медеи в опере Керубини (премия «Casta Diva») она вновь доказала большое драматическое дарование – Костельничка в «Енуфе». Наконец, утешительную улыбку жюри (спецприз) получили «Сны Иакова».

Однако члены жюри – только гости-дегустаторы за праздничным столом, хотя и почетные. Они пробуют блюда, приготовленные хозяевами – членами экспертного совета. Вот здесь-то и кроется суть. «Маска» ведь не только бесстрастный барометр, но в какой-то степени даже регулятор процесса. Он нуждается в анализе. Поэтому позволю себе замечания.

Директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов, актриса Одри Бонне, продюсер Анна Баландина и певица Надежда Павлова

Выбор экспертного совета – манифест провозвестников «Новой волны» с привычным девизом буревестников революции: «Пусть сильнее грянет буря!» Вариант «Сбросим оперу с корабля современности» не проходит: какую оперу? Современные композиторы (а за ними и критики-эксперты) странно любят называть оперой свои опусы без ее родовых признаков и, напротив, тяготеющие к перформативному искусству. Но все уже было! Первая волна – знаменитый перформанс футуристов «Победа над солнцем» (1913, Матюшин, Крученых, Малевич) тоже назывался оперой – где она сейчас… И слабое столетнее эхо Ильи Демуцкого «Для “Черного квадрата”» (2018) зря носит этот титул: «глубокая радость повторенья» (Мандельштам) уже потеряна. Мировоззрение нового драматического театра (стаж полвека) поверх барьеров традиционного четко объясняют теоретики перформанса (Шехнер, Фишер-Лихте). Однако большая оперная форма, феномен музыкального текста с целостной структурой (сквозным развитием и др.) не вписываются в их категории в отличие от современных сочинений в оперном разделе «Маски».

Сергей Невский и Владимир Раннев

Нет возражений против жанровых экспериментов и перформансов, когда они не превращаются из музыкального театра в театр с музыкой! Но тогда им нужна адекватная позиция в разделе «Эксперимент», а не в оперном (так раньше и было с той же «Снегурочкой» Маноцкова в 2018-м– будьте же последовательны!). Но это, видимо, не престижно. Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Так и с оперой: как ни называй этим именем разные жанровые фигурации и коктейли, ничего не получится. По крайней мере, пока – все решает время. В разные времена мы называем оперой разные явления. Но различные новации и модификации (музыкальные драмы Вагнера и Мусоргского, «лирические сцены» Чайковского и «драматические» Даргомыжского, монодрама Пуленка и др.) сохраняли родовые признаки оперы. А главное, давали высокий результат и соответствующий резонанс восприятия. Не будем искажать ландшафт оперной практики. Тем более что есть отличные образцы современной оперы (сочинения Раймана, Рима, Саариахо, Бенджамина, Адеса, Дюсапена и др.), да и Раннев получил за «Прозу» «Маску» композитора (до этого премию «Casta Diva»). К тому же классика сегодня предстает у хороших постановщиков остро актуальной. Оперой искусственно не становятся, а естественно рождаются. Это ребенок из известной семьи, а не подкидыш из других. Не стоит жертвовать первородством оперы ради их чечевичной похлебки. Однако размывание форматов и границ между жанрами очевидно, и надо уже добавить к разделу «Опера» «Современный музыкальный театр». Образец – балет, который соревнуется в паре с современным танцем (работы постановщиков и роли).

Александр Маноцков

Отдельно скажу о рекордсмене экспертов – «Триумфе», который стал в постановке Богомолова бенефисом бесчувствия оперного дебютанта и моим разочарованием. Главное – десакрализация смерти и знакомое кредо Богомолова: «Изучение способов психического воздействия для меня намного важнее и интереснее, чем какие-то поиски смыслов». Это позволяет вырезать ДНК автора с его глубокой идеей необратимости времени в конфликте мига и вечности. Долго готовившийся триумф режиссера стал плохим перформансом с дроблением на студенческие этюды-фрагменты в первом акте (на второй режиссера просто не хватило). Есть выдающиеся примеры диалога с ораторией Генделя – спектакли Биейто и Варликовского. У Богомолова же примитивный отказ от произведения и откровенная манипуляция, которой кто-то самозабвенно поддался. Не надо вместе с толпой завороженно идти на звуки дудочки крысолова, меняться вместе с линией партии и трендить в духе времени! Трендизм – опасное заболевание, чреватое осложнениями и потерей большого оперного дыхания.

Филипп Чижевский

Поиск новых берегов временами заводит не туда. Показательна ежегодная анкета не страдающих консерватизмом критиков в авторитетном немецком журнале Opernwelt (Jahrbuch 2017). Почти одна треть голосов в категории «Разочарование года» касалась отдельных режиссерских работ, в т.ч. «за постдраматический отказ от интерпретаций, за то, что слишком настойчиво старались найти пустые эффекты, за претенциозное и слабое стремление актуализировать произведение». Идут рассуждения, что современный режиссерский театр постарел: «Всеобщая неуверенность, которая является основательным фоном сегодняшней жизни, – кажется, что она выражается в оперном мире путем смешения сценических  почерков, которые все больше ощущаются  как случайные, эпигонские, повторяющиеся или ретроспективные». В общем, время смутное, и оперное человечество смутилось. Остается надеяться, что на «Маску»-2020 новый экспертный совет выберет достижения полнокровной Оперы. Иначе придется вспоминать «библейскую» притчу Остапа Бендера: «И опять обманут бедного Иакова, (…) подсунув ему некрасивую близорукую жену Лию взамен полногрудой Рахили».

Птица высокого полёта События

Птица высокого полёта

Не только конкурсом Чайковского единым жив нынче меломан.

Собинов поселился в Саратове и не собирается съезжать События

Собинов поселился в Саратове и не собирается съезжать

Имя русского оперного певца неразрывно связано с волжским городом. Здесь не только консерватория, но и крупный музыкальный фестиваль носят его имя

Неутомимые олимпийцы События

Неутомимые олимпийцы

Международный фестиваль «Музыкальный Олимп» в двадцать четвертый раз собрал в Санкт-Петербурге молодых лауреатов самых престижных мировых конкурсов.

Созвездие талантов «Сириуса» События

Созвездие талантов «Сириуса»

В Сочи завершился Первый Всероссийский конкурс молодых музыкантов «Созвездие»