Монолог культур События

Монолог культур

В Казани и Москве с размахом прошел Международный фестиваль современной музыки «МузТранзит: Восток–Запад»

Лет десять назад нехватка новой музыки в концертном поле двух столиц вызывала опасения и у критиков, и у ценителей неизведанного. Сегодня это вспоминается как сон: возникло элитарное «Другое пространство» и несколько разновеликих фестивалей, а рост числа концертов и дискуссий уже не поддается контролю. И столиц у новой музыки теперь не две, а как минимум пять: Москва, Питер, Пермь, Чайковский и Казань. Последняя в общении с миром придерживается чисто дипломатической тактики: сотрудничая с сильными партнерами (команда Московского ансамбля современной музыки) и пестуя заграничных гостей, Центр Софии Губайдулиной последовательно развивается в умении дружить.

С начала нулевых организация ведет несколько больших и маленьких международных проектов, приноравливается к меняющемуся контексту и подыскивает путь, по которому музыкальная Казань в этот контекст будет вливаться. В 2003-м появляется фестиваль «МузТранзит», и его первыми гостями становятся композиторы из Украины, США и Литвы. Годом позже проект получает подзаголовок «Швейцария–Татарстан», друзья следующего цикла – Франция и Германия.

Прошедший этой осенью «МузТранзит: Восток–Запад» – венец всех «МузТранзитов» – по крайней мере, географически. Центр Губайдулиной стал участником всероссийской программы «Международные культурные центры» и организовал двухнедельный фестиваль со сложной логистикой: гости из шести стран, перемещения между Москвой, Казанью и Арском, конференция и серия кинопоказов на разных площадках.

Продолжительность смотра позволяет даже разделить его на периоды, где самым продуктивным окажется казанский. На Волге побывали композиторы Мартин Даске и Штефан Штрайх из Германии, израильтяне Аяль Адлер и Амос Элкана, Яна Андреевска из Македонии и австралийский друг МАСМа Михаил Сметанин, чье присутствие делает размах фестиваля межконтинентальным.

Свои сочинения композиторы отдали МАСМу и местному камерному оркестру «Новая музыка». И если первые, действуя как группа быстрого реагирования, не должны потеряться в графической партитуре, то вторым исполнение массивной «Мандалы» Яны Андреевски далось непросто. Менее и более удачные показы композиторы принимали за честь – что в условиях вечной нехватки репетиций, с которой мы давно примирили западных коллег, довольно естественно. Менее естественным кажется крен в сторону от российской музыки: звучавшая в лицах Натальи Пшеничниковой, нескольких представителей казанского МолОта, Софии Губайдулиной и Эдисона Денисова, она выглядела скорее как микровключение в большую западную панораму. С нашей музыкой, кстати, гости оказались знакомы шапочно: кто-то проходил двухнедельные курсы у Денисова, кто-то знает Сергея Невского, а для кого-то русское закончилось на Рахманинове и возобновилось здесь: с «Fachwerk» Софии Губайдулиной. Зато собственную культуру приглашенный Запад чувствует неплохо, что читается в схожести суждений не знакомых друг с другом гостей.

Вообще, представить себе двухнедельный фестиваль актуальной российской музыки без гостей довольно сложно: с одной стороны, привлекательны имена на латинице, с другой – не найдется столько медийных композиторов, в то время как малоизвестные могут не окупить затрат.

Западный десант не всегда осознает, как оказался в этом месте, в это время и именно в таком составе, но невольно становится спасительным и проводит дни с пользой. Только вот фестивали, предполагающие диалог культур (в данном случае Востока и Запада), превращаются в очередной монолог музыкальной Европы.

За круглым столом на конференции «МузТранзита» гости рассказывают о себе, подробно отвечая на наш вопрос о композиторском предназначении. Порыв живого обмена прерывается заведующим кафедрой композиции Казанской консерватории: «Если мы заговорим о нашей музыке, то начнем плакать». Уместны как ирония, так и несостоявшийся разговор, который пригодился бы, например, присутствующим студентам-композиторам – прослойки, на которую принято обращать внимание только на лабораториях и конкурсах.

Почему в России так легко поддерживается терапевтическая концентрация зарубежных музыкантов? Вероятно, позволяют ресурсы: за последнее время один только persona-gratissima Клаус Ланг побывал здесь два раза. Терапия работает, и нашу публику уже с головой погрузили в актуальную повестку – что освобождает критику от популярного переживания о нужности новой музыки. Практика показывает, что культурный обмен в таком виде, в каком мы представляем его себе сегодня, давно налажен и без правительственных программ. Интересно другое: «Международные культурные центры» стали частью президентской стратегии по развитию экономики, и стратегия эта, среди прочего, подразумевает сохранение российской культуры. Вероятно, пришло время переживать о том, кто, как и в каких условиях эту культуру делает, и смелее высказываться от ее лица: нам пора осознать ее границы, а ей есть, о чем поговорить.

Концерт-приношение Софии Губайдулиной
В ногу со временем События

В ногу со временем

Рязанский русский народный хор имени Е.Г. Попова представил мировую премьеру сценической кантаты Рустама Сагдиева «Притча»

Летели качели События

Летели качели

«Новая драма» триумфально победила на Пермском краевом фестивале лучших спектаклей «Волшебная кулиса»

Искусство, приводящее в чувство События

Искусство, приводящее в чувство

В ноябре в Екатеринбурге прошел IX Международный фестиваль современного танца «На грани»

Не на небе – на земле События

Не на небе – на земле

Иван Васильев поставил «Конька-Горбунка» в Башкирском театре оперы и балета