Гляжусь в тебя, как в зеркало События

Гляжусь в тебя, как в зеркало

На сцене Ла Скала возобновили «Квартет» Франческони

Лука Франческони – 63-летний преуспевающий миланский композитор в расцвете карьеры, ученик К. Штокхаузена и Л. Берио. В этом году его творчеству посвящен 28-й фестиваль современной музыки Milano Musica («Лука Франческони: скоротечность времени»), чередующий монографические и смешанные программы. Среди центральных фигур фестиваля в разные годы были Варез, Берио, Лигети, Куртаг, Ноно, Такемицу и др. В афише 15 произведений Франческони, в центре – возвращение в Ла Скала оперы для солистов, хора и двух оркестров «Квартет» в версии Алекса Олле 2011 года, восстановленной Патрицией Фрини.

Либретто на английском языке написано самим композитором по одноименному произведению немецкого драматурга Хайнера Мюллера, вышедшему в начале 80-х годов прошлого века. В его основе – роман Шодерло де Лакло «Опасные связи»: Мюллер часто использовал сюжеты мифов или сочинений других авторов. На базе эпистолярного романа конца XVIII века он создал постмодернистскую драму с элементами психоанализа и ролевых игр. Стоит добавить, что «Квартет» до сих пор является одной из самых часто представляемых пьес Мюллера.

Действие разворачивается одновременно в аристократическом салоне незадолго до Французской революции и в бункере после Третьей Мировой войны. Герои – маркиза де Мертей и виконт де Вальмон – в пространных диалогах проживают свое прошлое, меняются ролями и перевоплощаются в других персонажей (автор сохраняет две интриги – соблазнение Вальмоном президентши Турвель и племянницы маркизы – Сесиль Воланж). Текст либретто, изобилующий реминисценциями и цитатами, в том числе и из Библии (в сцене с Сесиль), и в то же время циничный и сниженный порой до вульгарности, очень близок к оригиналу. На первый взгляд, персонажи поглощены плотским желанием, которое смакуют и подвергают анализу во всех деталях, но, если вслушаться и вчитаться, окажется, что их рассуждения восходят к вечным темам – жизни и смерти, к вопросам бытия. Неслучайно оригинальный финал «Квартета» Франческони-либреттист, хорошо знакомый с литературным наследием Мюллера, заменяет аллюзией на другое произведение немецкого драматурга – «Гамлет-машину».

Музыка оперы захватывает, час двадцать без антракта пролетают на одном дыхании. Сложная драматургическая структура, о которой можно прочесть в буклете, нисколько не мешает неискушенному восприятию. Гармонический язык нельзя назвать ультрасовременным, в нем ровно столько разнообразия, сколько удается расслышать и зафиксировать: электронный саунд, отголоски джаза и танго, авангард, традиционная итальянская мелодрама (восходящий к Беллини и Верди дуэт голоса и солирующего инструмента оркестра: сопрано и frullatoфлейты, или баритон и кларнет), аллюзии на романтическую мелодию (в сцене соблазнений молоденькой воспитанницы монастыря), галантный стиль (в словесном поединке между любовниками) и т. д.

Фрагментарность музыкального слога, по мнению музыковеда Марко Маццолини, связана с характеристикой самих персонажей, постоянно меняющих свой облик, беспрестанно трансформирующихся, в том числе, один в другого и дублирующих друг друга (так, в какой-то момент уже невозможно с уверенностью сказать, кто есть кто). Многократно возвращающаяся идея зеркала (видение в нем себя, запечатление изменений, вызванных временем, взаимное отражение героев) блестяще воплощается музыкальными средствами: через диалог голосов с их собственным обработанным звучанием в записи.

Двум из трех музыкальных пластов композитор дает наименования, соответствующие их местоположению: in (камерный оркестр в яме и певцы на сцене) и out (большой оркестр и хор за сценой), между ними – dreams (записанный звук, обработанный в ИРКАМ). Помимо пространственной функции, каждый из этих пластов представляет отдельное «измерение»: out – макрокосмос, внешний мир, отражающий природу, социум и коллективное сознание; in – микрокосмос, уровень, которому поручено озвучить страсти и желания протагонистов, их постоянную игру; dreams – уровень, лежащий между двумя предыдущими, неподвластный интеллекту – сны и человеческие проявления маркизы и виконта.

Из восьми разных инсценировок самому композитору больше по вкусу самая первая – работа Алекса Олле – одного из художественных руководителей каталонской театральной группы La Fura dels Baus. Действительно, спектакль производит яркое впечатление (к сожалению, не могу похвастаться знакомством со всеми постановками, но, например, версия Ковент-Гардена мне понравилась меньше).

Множество переполняющих «Квартет» смыслов нашло визуальное воплощение в сценографии Альфонса Флореса. Это и упомянутые выше пространственные измерения, интерпретированные режиссером несколько иначе, чем композитором. Мертей и Вальмон взаимодействуют в подвешенной черной коробке без передней и задней стенок. По мысли Алекса Олле, они – наши современники, представители высшего общества, живущие в собственной, отгороженной от остального мира реальности, в «эмоциональной тюрьме» – inside. Вероятно, показанный сверху под звуки Прелюдии к опере Милан мог бы подсказать, в каком именно городе они находятся. На все внешнее пространство сцены воспроизводятся видео­проекции Франка Алеу, соответствующие ментальному измерению – желаниям, снам, воспоминаниям героев – outside. Оркестровые интермедии между сценами соответствуют внешнему миру и иллюстрируются изображениями природы: моря, неба и облаков – то белых, легких и воздушных, то серых или совсем темных грозовых – out.

Интерьер в inside представлен минимальными средствами: два стула, затем длинный стол, за которым лицом к лицу расположились маркиза и виконт, кресло для Воланж, встроенные в боковые стены одежные шкафы, откуда появляются аксессуары для переодевания. Лишь в заключительной сцене черный короб превращается в библиотеку: Мертей, отравившая бокалом вина любовника, на пути к самоуничтожению опрокидывает стеллажи с книгами, а в видеопроекции возникает камнепад, который, очевидно, должен положить конец земному пути маркизы. Визуальный ряд outside включает множество элементов: это и изображение самих артистов, «наблюдающих» за происходящим внутри куба (фигуры целиком, глаза крупным планом и т. д.), и уже упомянутые съемки города, который в конце предстанет перед нами в руинах, и обнаженные тела и фрагменты тел, и рушащаяся, а затем восстанавливающаяся на наших глазах стена, за которой видна заполненная людьми площадь – реальный мир, в котором мы все живем. В какой-то момент у зрителя должно возникнуть ощущение, что и он находится в таком же черном кубе, а кто-то снаружи наблюдает за его действиями.

Сопрано Эллисон Кук и баритон Робин Адамс великолепно справились с интонационными трудностями, виртуозными пассажами, выходами в неудобные регистры (грудной у сопрано и фальцет у баритона), с блеском озвучив широчайшее многообразие вокальных стилей, заключенное в партиях. Оба продемонстрировали высочайшее мастерство перевоплощения в сложнейшем механизме театра в театре. Уверенно и увлеченно дирижировал многоуровневой насыщенной партитурой Максим Паскаль.

У «Квартета» Л. Франческони счастливая судьба: после премьеры он увидел свет рампы в сценической и концертной версиях более семьдесят раз, насчитывает восемь разных постановок. Следующая постановка запланирована на открытие сезона 2020/2021 в Берлинской Staatsoper под управлением Даниэля Баренбойма.

Бельканто для эгоистов События

Бельканто для эгоистов

В Доме музыки историю о Ромео и Джульетте поставили не по Шекспиру

Вариации на тему «удовольствие» События

Вариации на тему «удовольствие»

Трио Даниила Крамера внесло разнообразие в интернет-трансляции из Большого зала консерватории

Беспечный бадминтон События

Беспечный бадминтон

В Театре имени Наталии Сац состоялась российская премьера оперы Филипа Гласса «Жестокие дети» с маркировкой 16+: это единственный спектакль в афише, на который действительно не стоит приходить с маленькими детьми.

Черный паяц События

Черный паяц

Новая постановка «Дон Жуана» на сцене Teatro Sociale в Тренто – копродукция театров Пизы, Ливорно и Лукки и Фонда имени Гайдна Тренто и Больцано.