Неаполитанский комплимент польскому королю События

Неаполитанский комплимент польскому королю

В Москве состоялась премьера оперы неаполитанца Леонардо Винчи, действие которой развивается на фоне исторических событий объединения Польши и Литвы в Речь Посполитую.

Опера «Сигизмунд, король Польши», снятая с «исторической полки» совсем недавно, в 2016 году, благодаря подвижнической деятельности польских музыкантов «Оркестра исторична» во главе с концертмейстером Мартиной Пастушкой и клавесинистом Марчином Щвенткевичем, прозвучала в Концертном зале имени П.И.Чайковского, торжественно закрыв фестиваль Opera Apriori.

Леонардо Винчи использовал переработанное (возможно, им самим) либретто Франческо Бриани для оперы Антонио Лотти «Великодушный победитель», исполненной в Венеции в 1708 году в театре Сан-Джованни. Премьера «Сигизмунда» состоялась 11 января 1727 года в римском Teatre delle Dame и была включена в программу грандиозного городского карнавала. Винчи посвятил оперу покровителю театра «Его величеству Королю Британии Якову III» (Джеймсу Эдварду Стюарту). Но почему возник этот исторический польский сюжет, столь не типичный для итальянской барочной оперы? Дело в том, что Стюарт заключил брак с одной из самых богатых наследниц Европы, внучкой польского короля Яна III Марией Клементиной Собеской (1702-1735). Папа Климент XI признал их законной королевской четой Англии и приютил в Риме. Правда, в момент премьеры Мария Клементина уже успела сбежать от утомившего ее изменами мужа в монастырь. Согласно легенде, она и заказала Винчи оперу, что может объяснить комплиментарность по отношению к главному персонажу Сигизмунду, в образе которого просматриваются черты моцартовского Тита – постоянство и милосердие, рациональность и достоинство. Но главный герой также вбирает в себя и приметы исторических личностей – Великого князя литовского и короля польского Ягайло, Сигизмунда I и Сигизмунда II Августа, при котором и произошло объединение Великого княжества литовского и Королевства польского в Речь Посполитую, закрепленное подписанием Люблинской унии 1 июля 1569 года, юбилей которой отмечается в Европе в этом году.

Антагонист Сигизмунда, Великий литовский князь Пшемислав, выведен в опере импульсивным неврастеничным правителем. И это тоже собирательный образ, имеющий возможных исторических прототипов в лице братьев Радзивилл, сопротивлявшихся подписанию унии.

Но основную драматическую канву сюжета представляют скорее не политические коллизии, а любовные отношения детей правителей с их пылкими страстями. Сын Сигизмунда Оттон и дочь Пшемислава Кунигунда безумно любят друг друга, а дочь Сигизмунда Юдита влюблена в литовского князя. В свою очередь, за сердце Юдиты соперничают ливонский князь Эрнест и военачальник Сигизмунда Герман, одержимый также местью за убитого Пшемиславом брата.

Над всеми этими страстями «триумфальной аркой мира» возвышается образ идеального правителя и главного творца объединения польского и литовского народов – короля Сигизмунда. Его исполнил звезда интернациональной команды солистов – австрийский контратенор хорватского происхождения, частый гость Концертного зала Чайковского, хорошо знакомый москвичам по многочисленным выступлениям на этой сцене… (барабанная дробь)… Макс Эмануэль Ценчич. Он также наряду с Мартиной Пастушкой и Марчином Щвенткевичем принял участие в работе над концертной редакцией оперы, которая, несмотря на изрядное количество купюр, все равно осталась довольно объемной, продолжительностью в три часа.

Вокальный образ Сигизмунда, созданный Ценчичем, получился не столь ярким, как ожидалось по тексту либретто. В последнее время заметна некая усталость певца, его натужность при исполнении сложных колоратур. Ценчич, обладая утонченными оттенками тембра и природной музыкальной одаренностью, вытянул свою партию с трудом и в целом скорее разочаровал – прежде всего отсутствием необходимой вокальной пластики.

Оттон и Кунигунда – взаимная гонка любви с препятствиями

В роли сына Сигизмунда, Оттона, выступил украинец Юрий Миненко, который также запомнился в «Артаксерксе» того же Винчи в компании с Ценчичем, Жарусски, Сабадусом и Фаджоли, составив с ними пятерку контратеноров. Миненко сразу влюбил в себя зал, заслуженно получая овации после каждой арии. Его голос летал пылкой страстью своего персонажа, сочетая объем, эмоциональную насыщенность, удивительный «колокольный» тембр и тонкую игру изобразительных нюансов. Можно сказать, это было открытие вечера, ибо москвичам не часто приходится слышать певца, участвующего во многих знатных европейских ангажементах.

В роли Кунигунды выступила Софи Юнкер, бельгийская певица топ-уровня, обладающая прозрачным и одновременно мощным сопрано. Было интересно наблюдать, как ее вокал раскрывался, подобно бутону, постепенно в соответствии с поведением персонажа. В кульминационной арии «Ты изменил мне», обращенной к возлюбленному Оттону, когда Кунигунда принимает подстроенное Германом в порядке мести за брата обрушение шатра за обман поляков (в опере они везде названы сарматами), Юнкер являет чудеса вокальной изобразительности. Ей удается выразить одновременно несколько кипящих в противоречиях чувств.

Любовный квадрат, превратившийся в треугольник, и его «пифагоро-соломоново» решение

Герман – самый гадкий персонаж в опере. Интриган, одержимый местью за павшего в бою брата. И ему уготована судьба самоубийцы, которая осуществляется после не слишком мотивированного прозрения. Германа поет российский контратенор Василий Хорошев. И хотя это небольшая по объему роль, «величиной» с одну арию, исполнена она ярко. В роли дочери Сигизмунда Юдиты – Диляра Идрисова, за многие выступления в барочных операх уже прекрасно ориентирующаяся в стиле, что и было доказано в этот вечер. Влюбленного в Юдиту ливонского князя Эрнеста исполнил британец Джейк Ардитти, поначалу никак не проявил себя, но в ключевой арии из второго действия «Я не раскаиваюсь в том, что так обожаю Вас» раскрыл свой талант «лирического контратенора». И, наконец, «истеричка» Пшемислав, Великий князь литовский, надменный и горделивый в исполнении польки Александры Кубас-Крук. Кстати, на премьере 1727 года партии Пшемислава и Кунигунды исполняли кастраты, так что рекорд «Артаксеркса» в пять контратеноров мог быть побит. Александра в целом произвела хорошее впечатление, раскрыв образ, может быть, без особого вокального блеска, но вполне неврастенично, как и полагается в этом «пропольском» либретто. Треугольник, образовавшийся из квадрата в результате самоубийства Германа, разрешается в пользу Юдиты: она становится литовской княгиней. Впрочем, разрешение всех конфликтов в опере предельно рационально, можно сказать «эргономично». Пазл предсказуем:  мир заключен, негодяй удавился, почти как Иуда, взаимная любовь реализована.

Музыка и музыканты

По словам Чарльза Бёрни, Винчи, упрощая свои мелодии, довел их до предельной изящности и блеска. Вокальные партии, освобожденные от фуг и прочих усложнений, ясны в своей риторике. Все это относится и к «Сигизмунду», но в этой, как мы бы сегодня могли сказать, «примитивистской» партитуре обнаруживаются мелодические жемчужины. Стоит выделить 4 арии: к двум уже упомянутым, Кунигунды с облигатным фаготом и Эрнеста с солирующей скрипкой, добавим арию Оттона «Влюбленный соловей» с двумя солирующими блокфлейтами с птичьими звукоподражаниями в духе арии Альмирены из генделевского «Ринальдо» (кто знает, может Винчи ее и подслушал) и еще одну гневную арию Кунигунды «Жестокий варвар». Во всех этих номерах Винчи обнаруживает тонкий гармонический дар, что является подлинным украшением этой в целом предсказуемой музыки. Отдельного упоминания заслуживает очень достойный оркестр, тонко чувствующий все эти и другие подобные нюансы. Прежде всего дирижер и первая скрипка Мартина Пастушка – харизматичный, тонкий, экспрессивный музыкант, интеллектуально и интуитивно понимающий все особенности движения в этой музыке. Теплое континуо с использованием трех щипковых инструментов – лютни, теорбы и барочной гитары, в истинно неаполитанском духе. Почти безупречная игра медных духовых – натуральных валторн и труб, что в концертной практике бывает нечасто и потому особенно ценно. В рядах инструменталистов были замечены весьма именитые музыканты – гобоист Бенуа Лоран, участник целого ряда барочных ансамблей, и виолончелистка выдающегося оркестра Вацлава Лукса Collegium 1704 Хана Флекова.

Концертное исполнение «Сигизмунда» в Москве – третье после фестиваля в Гливице и представления в театре «Ан-дер-Вин». И не последнее – тур будет продолжен.

Путь к себе События

Путь к себе

О пятом юбилейном музыкальном фестивале в селе Подмоклово

Трип-хоп и песни западных славян События

Трип-хоп и песни западных славян

В четвертый раз в усадьбе Захарово, не раз воспетой Пушкиным, прошел фестиваль «Традиция»

Элитарность vs популярность События

Элитарность vs популярность

В конце августа фестивальная карта Москвы пополнилась новым музыкальным проектом.

Романс под брызги шампанского События

Романс под брызги шампанского

Хибла Герзмава выступила на международном музыкальном «Т Фестивале» камерной музыки в Новой Третьяковке