Под сенью Петипа События

Под сенью Петипа

На Исторической сцене Большого театра прошел XXVI фестиваль мирового балета Benois de la Danse

Перешагнув четвертьвековой юбилей, фестиваль мирового балета «Бенуа де ля данс» приобрел репутацию самого интересного и представительного данс-форума и танц-гала среди профессионалов и любителей балета, а приз «Бенуа» стал престижной наградой, подтверждающей определенный статус в современном мире танца.

Этот фестиваль собирает в Москве молодых артистов и хореографов, именитых любимцев публики, давая объективно-резюмирующую картину тенденций в мировом танцевальном процессе. Новизна, разнообразие и дозированный радикализм – программные девизы «Бенуа». Нынешний фестиваль, посвященный 200-летнему юбилею Мариуса Петипа и прошедший под сенью имени гениального русского француза, продемонстрировал высокую позицию своего художественного уровня. Он включал традиционное гала номинантов приза «Бенуа–2018» и гала лауреатов разных лет «Петипа посвящается! Классика глазами современных хореографов», которые представили и классику, и современный танец.

Награда присуждалась по итогам прошедшего сезона лучшим танцовщице, танцовщику, хореографу, композитору и сценографу. Победителей определило компетентное жюри, в состав которого вошли артдиректора балетных компаний: Элеонора Аббаньято (Римская опера), Николя Лё Риш (Шведский Королевский балет), Дэвид Макаллистер (Австралийский балет), Тамара Рохо (Английский национальный балет), Борис Эйфман (Театр балета, Санкт-Петербург), экс-прима-балерина, хореограф Нора Эстевес (Муниципальный театр Рио-де-Жанейро), директор фестиваля «Голландия-данс» Самуэль Вюрстен. Отсутствовал лишь бессменный по настоящее время председатель жюри Юрий Григорович.

Формат «Бенуа» подразумевает представление членами жюри кандидатов на соискание приза. В этом году в конкурсе участвовали восемь хореографов и тринадцать солистов из известных танцкомпаний со всего мира, и конкуренция была очень сильной. Львиную долю лавров заслуженно снискал спектакль Большого театра – художественный «тяжеловес» «Нуреев»: статуэтки Benois de la Danse в виде двух фигур – танцовщицы и танцовщика с воздетыми к небу руками (работы потомка Бенуа Игоря Устинова), получили хореограф Юрий Посохов, композитор Илья Демуцкий, автор либретто, режиссер и сценограф Кирилл Сереб­ренников (за сценографию) и исполнитель заглавной партии Владислав Лантратов. Приз с Посоховым разделила Дебора Колкер (Бразилия) за созданный в своей компании опус «Собака без перьев» (публика ознакомилась с ним по видеофрагменту). Лауреатство с Владиславом Лантратовым разделил Исаак Эрнандес из Английского национального балета за роли Базиля в «Дон Кихоте», поставленном в Балете Римской оперы, и Джеймса в «Сильфиде» Английского национального балета. Приз среди танцовщиц получила Сэ Ын Пак из Парижской национальной оперы за главную партию в «Бриллиантах» (финальная часть «Драгоценностей» Джорджа Баланчина). А приме Балета Сан-Франциско Марии Кочетковой был вручен российско-итальянский микс-приз «Бенуа–Мясин». Приз «За жизнь в искусстве» присудили Наталии Макаровой, не прибывшей в Москву за наградой.

После церемонии вручения призов «Бенуа» был дан гала «Звезды мирового балета – номинанты Бенуа-2018», который по разнообразию программы и составу участников был как никогда чрезвычайно интересным. Интригующая витальность «Бенуа» заключена в его многоликой молодости танца, в его открытиях. Но, как и в любом гала, всегда есть очень интересные и менее интересные номера, сильные исполнители и менее сильные. Именно, сопоставляя их, гала и выявляет лучших из лучших, и в этом тоже его творческая миссия.

Фрагмент из недавнего опуса Джона Ноймайера «Анна Каренина» на музыку Чайковского в аутентичной интерпретации показали солисты Гамбургского балета Анна Лаудере и Эдвин Ревазов. Стиль Ноймайера в их исполнении чувствуется сразу после первого полудвижения. Восхитительная артистическая свобода, пластическое мастерство и сценическое обаяние пары превратили маленький отрывок в целую историю. Так естественно растворяться в музыкальном, хореографическом и сюжетном материале могут только большие мастера. В роли Кити в качестве «третьей лишней» им «аккомпанировала» солистка Большого театра Дарья Хохлова.

Три мужских дуэта запомнились по точной и филигранной пластической работе танцовщиков. «Полночную рагу» Марко Гёке исполнили Мигель де Карвалью и Гвидо Дутиль (Нидерландский театр танца-2). Неистовое рандеву со своим альтер эго напоминали скрещивающиеся шквалы пламени. Оба артиста, безупречно овладевшие стилем Гёке с его молниеносно меняющимися, рваными траекториями тела и рук, достоверно передали психологические бездны чувств в отношении своего «я» – от полного неприятия до проникновенного осознания. В дуэте «Вдвоем и только» (хореограф Вюбке Кандершма) Марайн Радемакер и Тимоти ван Паукке из Национального балета Нидерландов показали острую фазу жажды любви и обладания. Но даже сокрушительная нежность бессильна перед возникшим в конце концов эгоистичным моментом отчуждения. Пластически незаурядные, чувственные артисты были переполнены глубиной душевных порывов.

Участники премьеры балета «Нуреев» Владислав Лантратов и Денис Савин в дуэте Рудольфа и Эрика сместили смысловые акценты, превратив тонкий диалог в упрощенную ансамблевую схему с выхолощенным состоянием героев. В пластике чужеродно добавилась спортивность исполнения, исчезли важные нюансы. Через полгода после премьеры спектакль перед новым блоком показов, видимо, нуждается в серьезной репетиционной работе с хореографом Юрием Посоховым.

Лауреат «Бенуа–2018» Сэ Ын Пак искусно плела на пуантах прекрасную вязь в вариации из «Изумрудов» Габриэля Форе – Джорджа Баланчина (I часть балета «Драгоценности»). И хотя лучше танцовщиков Парижской оперы с их элегантным щегольством пальцевой техники никто не исполняет это фирменное «блюдо», суховатой кореянке все-таки не хватало изящества рук и стоп. В па-де-де Дианы и Актеона из «Эсмеральды» ярко выделялся скульптурный красавец с хорошей техникой Даниэль Камарго на фоне катастрофически не справлявшейся с вращениями Майи Махатели (оба из Национального балета Нидерландов). Свежеиспеченный лауреат «Бенуа» невысокий и неимпозантный виртуоз-технарь Исаак Эрнандес станцевал па-де-де из «Дон Кихота» энергично и почти чисто. Его партнершей была гордость Национального балета Канады Юргита Дронина (ныне также прима и Английского национального балета), подававшая свою Китри в прозаичной манере и станцевавшая грубым «помолом».

Несколько приземленно, без бликующих музыкального и пластического изяществ, присущих языку Алексея Ратманского, исполнили дуэт из балета «Золушка» солисты Австралийского балета Ако Кондо и Кевин Джексон.

Харизматичная Дрю Джакоби из Королевского балета Фландрии блистательно исполнила номер «Убитый» модного немецкого хореографа Марко Гёке на два шлягера дивы французского шансона Барбары. В шансоне «Drouot» (про безвозвратно ушедшую эпоху безумных тридцатых годов аукционного дома Друо) певица поет о невозможности человеку вернуть прошлое. Во второй песне «Si d’amour à mort» (первые четыре буквы – аббревиатура «СПИД») Барбара призывает молодых людей беречь себя. Свой номер Гёке посвятил жертвам «чумы ХХ века». Нервическая экспрессия красноречивых рук и трепещуще кричащих кистей Джакоби подобна деструкции не желающей истаивать жизни. В драматической экспрессии многоликого пластического дарования этой танцовщицы чувствуется не «плач Ярославны», но глубинная кинетическая мощь еще не выплеснувшейся стихии.

Молодая лирически воодушевленная Аманда Гомес и опытный Михаил Тимаев (Татарский театр оперы и балета) с большим старанием, но несколько провинциально станцевали с артистами Кремлевского балета па-де-сис из «Эсмеральды». Добротно выступили лауреат «Бенуа де ля данс-2014» Полина Семионова (Государственный балет Берлина) с Иваном Зайцевым (Михайловский театр) в «Ромео и Джульетте» Начо Дуато, лауреат «Бенуа де ля данс-2017» Людмила Паглиеро (Парижская опера) и Марайн Радемакер (Национальный балет Нидерландов) в «Трех гносиеннах» Ханса ван Манена, Мария Кочеткова (Балет Сан-Франциско) и Себастьян Клоборг (Датский Королевский балет) в номере «И когда прошел день» Дэвида Доусона, Пабло Легаса (Парижская опера) в соло из балета «Херман Шмерман» Уильяма Форсайта, Наталия Кущ и Микеле Сатриано (Римская опера) в дуэте из «Кармен» Ролана Пети.

Также были показаны видеозаписи с обладательницей приза «За жизнь в искусстве» (2015) великой Сильви Гиллем: «Движение, ритм, этюд» Мориса Бежара (партнер Эрик Вю Ан) и вариация из Классического гран па Обера–Гзовского. Соотношение ее ног и божьей милости, складный избыток грации прельщали публику, а единый влюбленный вздох и наступившая тишина восхищения зрительного зала мгновенно определили приоритет таланта во Вселенной танца.

 

Во второй вечер были показаны фрагменты из классических балетов Петипа и работы современных хореографов разной известности и дарования, чьи опусы каким-то образом соотносились с личностью великого хореографа: в программу вошли номера, одноименные по сюжету работ из наследия Петипа или отправной точкой которых была лексическая концепция мэтра, при этом современные авторы далеко уходили от оригинала по стилю, по языку, по смыслу. Азартно была представлена целая обойма мировых премьер, и риск организаторов достоин в данном контексте уважения. Готовящееся новое сочинение – всегда неизвестность, «кот в мешке», и заранее невозможно спрогнозировать его художественную ценность. Но в любом случае без лабораторных экспериментов нет движения вперед. И в этом смысле «Бенуа» никогда не выглядит архаично-безнадежным и нафталинным.

Гала лауреатов разных лет открыли три номера из «Спящей красавицы». Одним из самых ярких событий «Бенуа–2018» стала мировая премьера сюиты фей из балета «Спящая красавица» на музыку Чайковского в постановке и исполнении Дрю Джакоби. Монструозно-исполинская фея в отражающем свет софитов купальнике и переливающейся всеми спектральными тонами «плавательной» шапочке с веселеньким вихром цветочков воплощала фактурную неопровержимость добра, а выразительные руки иронично и с карикатурной элегантностью полемизировали с затейливыми гармониями вариаций фей. С феноменальным музыкальным чутьем и тонким юмором «серьезная» универсальная фея-клоунесса пластически уникально изобразила мажорную субстанцию столь родной нам музыки Чайковского. Работа Джакоби – талантливый пример воистину оригинального и свежего взгляда на вечно живую классику.

В московской премьере вариации феи Карабос в хореографии музы Крэнко и Ноймайера Марсии Хайде черной химерой с длинным шиньоном и в крылатом плаще рассекал сцену высокий солист Корейского национального балета Чжэ У Ли. Смертная тоска тривиальной злобы, заложенная во внятно иллюстративной лексике, эффектно оттенялась артистичным исполнительским блеском. Тему «Спящей» закрыли прима Балета Сан-Франциско Мария Кочеткова и премьер Большого театра Руслан Скворцов шлягерным классическим па-де-де из «Спящей красавицы» Мариуса Петипа. Москвичка Кочеткова сегодня пребывает на пике творческой формы и уверенного балеринского мастерства. Названия «Фауст» и «Кармен» интересны прежде всего тем, что в наследии Петипа архивно значатся опусы и «Фауст», и «Кармен и тореадор», текст которых безвозвратно утрачен. С истовым энтузиазмом дерзающий на хореавторском поприще любимец публики Иван Васильев (Михайловский театр) сочинил целый балет «Фауст» на музыку знаменитой оперы Шарля Гуно, в небольшом фрагменте из которого (с каватиной Валентина «Бог всесильный, бог любви», но без слов) были заняты сам автор в заглавном образе и большетеатровцы Мария Виноградова в роли Маргариты и незаменимый в интеллектуальных ролях Денис Савин, изобразивший романтически бледного Мефистофеля.

В дуэте из балета «Кармен» (по чувственной откровенности – категория 18+) в хореографии руководителя собственной труппы Виктора Ульяте на музыку Жоржа Бизе мы увидели неувядающую Люсию Лакарру, сменившую труппу и партнера: она выступила с молодым Хосуэ Ульяте. Сексапильная и пикантная обладательница изысканных и поэтически стройных балетных ног Люсия Лакарра и страстный в своей приземленности Хосуэ Ульяте устроили на сцене Большого настоящую корриду любви, ринг для «боев без правил» между мужчиной и женщиной. Зритель подобный бонус принял на ура.

А вот другие три номера стали откровенно проходными и не оставляющими толики художественного послевкусия. В московской премьере «Дорогой и единственный» Александра Глазунова – Реми Вортмейера солисты Национального балета Нидерландов Игоне де Йон и Даниэль Камарго изображали некий «балет на льду» в формате адажио. В также московской премьере дуэта из балета «Лебединое озеро» в мастеровитой, но ординарной хореографии Дэвида Доусона солисты Балета Сан-Франциско Софиан Сильве и Карло ди Ланно продемонстрировали отточенную работу ног и высокий класс слаженного дуэта. Мариинские солисты Оксана Скорик и Ксандер Париш засветились в мировой премьере «Па де Петипа», где некая Ксения Зверева «улучшила» канонические па Одетты Льва Иванова и Одиллии Мариуса Петипа. Темпераментно мутный, скорее всего, коварный персонаж Скорик представлял собой черно-белую помесь обеих лебедиц, а уж партнерская участь Париша, появляющегося с палочкой, по-видимому, состоит в жертвенной миссии «козла отпущения». Запомнится, пожалуй, лишь ущербность замысла и невольная пародийность воплощения.

В па-де-де из балета «Талисман» Риккардо Дриго – Мариуса Петипа солистке Венгерской национальной оперы Татьяне Мельник немного не доставало вальсирующей дансантности при точно воспроизведенном стиле. Ее темнокожий кавалер мужественный Бруклин Мак из Вашингтонского балета своей техничной сверхвиртуозностью сорвал самые горячие аплодисменты зала. Дуэт из балета «Щелкунчик» Сиди Лярби Шеркауи (продукция коллектива хореографов знаменитого спектакля в Парижской опере под режиссурой Дмитрия Чернякова) исполнили прима лондонского Королевского балета Наталья Осипова и солист труппы «Истмэн» Джейсон Киттельбергер. Балерина в руках прекрасного партнера испытывала неизбывное душевное страдание и полностью растворялась в трагичных началах музыки Чайковского.

В гран па из балета «Баядерка» полетный и эффектный танец статного Дениса Родькина (Большой театр) дисгармонировал с нахрапистым и разболтанным исполнением корпулентной блондинки Анжелины Воронцовой (Михайловский театр). Прима Большого Евгения Образцова высоко вознесла над общим порядком па-де-де из второго акта «Жизели»: танец балерины был на уровне высоких исполнительских канонов мастеров Большого балета. Ее коллега по труппе горделивый Давид Мотта Соарес и партнерствовал, и солировал по-ученически аккуратно.

В триумф грамотно и умно построенной карьеры вылилось выступление приглашенной прима-балерины Берлинского государственного балета Полины Семионовой (партнер Иван Зайцев из Михайловского театра). Артисты исполнили па-де-де из «Дон Кихота» в странной и неудачной редакции Виктора Ульяте (тоже попытка «улучшения» Александра Горского и Мариуса Петипа). Балеринская порода, фонтанирующая женственность, достойное техническое мастерство и артистическая свобода – вот несколько штрихов к портрету одной из лучших европейских танцовщиц.

Путь к вершине События

Путь к вершине

В Колледже музыкально-театрального искусства имени Галины Вишневской состоялся гала-концерт многожанрового фестиваля «Шанс».

Архитектура конкурсного успеха События

Архитектура конкурсного успеха

На III Всероссийском музыкальном конкурсе выступили дирижеры-симфонисты.

В одном рукопожатии от композитора События

В одном рукопожатии от композитора

Встреча с Ефремом Подгайцем укрепила веру в мелодию

Энциклопедия русского современного театра События

Энциклопедия русского современного театра

Ассоциация музыкальных театров, отмечающая в уходящем году свое 15-летие, в очередной раз объединила профессиональное музыкально-театральное сообщество на конференции в рамках Четвертого фестиваля музыкальных театров «Видеть музыку», прошедшего при поддержке Министерства культуры и Фонда президентских грантов.