Под знаком «семь» События

Под знаком «семь»

В Большом состоялись гастроли Национальной оперы «Эстония»

Балетной труппе  гостеприимно предоставили Историческую сцену. Были показаны два спектакля – «Модильяни – проклятый художник» и детский «Белоснежка и 7 гномов» – оба иллюстративные и незамысловатые по хореографии.

«Белоснежка» появилась на свет в 2004 году усилиями венгерской команды авторов: Тибор Кочак (музыка), Дьюла Харангозо (хореография), Кентавр (сценография), Рита Велих (костюмы). Получился театральный парафраз знаменитого диснеевского мультфильма 1937 года – его отанцованная версия. Помимо сказочного сюжета и ярких костюмов внимание детской аудитории поддерживает энергичная музыка, интонационные истоки которой явно почерпнуты из шлягерных мелодий (тут и песенка Антонио Спадавеккиа из советского фильма «Золушка», и клезмерские наигрыши и даже квазикитайские лады). Декорации, словно объемные картинки из красочной книги, погружают зрителя и в дворцовый сад, и на опушку леса, и на рудник, превращающийся в двухъярусный домик гномов, и в комнату мачехи с огромным зеркалом и алхимической кухней. Вся эта милота искупает заурядность хореографии, затянутость игровых сценок с гномами, ловлей бабочек и подметанием сада. Самого танца тут немного (да он и не главный в спектакле), и все же, чтобы публика не забывала, что пришла на балет, хореограф предусмотрел несколько виртуозных па для солистов. А маленький зритель, следящий за понятной фабулой, был в восторге от недолгого и красивого зрелища: общая мажорность с победой над мачехой и воскресшей из гроба Белоснежкой не дала ему заскучать.

Другой балет «Модильяни – проклятый художник» (2012) сделан для взрослых, но по типу «Белоснежки» с обескураживающей детской простодушностью и непритязательно по хореографии. Трагическая история, которую можно окрестить как Модильяни и 7 женских видений, подана будто схематичная иллюстрация биографического опуса из серии «Жизнь замечательных людей». Ну а семь, видимо, потому что цифра эта значимая – семь дней недели, семь цветов радуги, семь чудес света, семь нот, семь кругов ада или седьмое небо.

Музыка Тауно Айнтса образно рыхлая. Костюмы Лийны Кеэваллик утилитарны. В либретто Ирины Мюллерсон и Тоомаса Эдура (его же концепция сценического оформления, он же и хореограф-постановщик) акцент сделан на скандальных атрибутах жизни Модильяни и на его видениях.  Затея спорная. Бытовые сценки выхолостили нечто живое, отбросили что-то ценное. Соотношения с редким типом человека, который содержал в себе огромные пространства, огромные энергии и огромные амбиции, не случилось. В балете будни Модильяни заполнены бутылками вина, проститутками, увесистыми пощечинами неофициальной жене Жанне Эбютерн.  А мольберты, полотна, кисти, карандаши и приступы туберкулезного кашля в духе вердиевской Травиаты завершают описательный портрет живописца.  В пьяном угаре Модильяни не только обнажает свой зад, но ему видятся ожившие полотна в жанре ню. Обнаженных женщин шесть, и с каждой Модильяни исполняет по несколько па, а седьмая появляется будто из тела спящей Жанны как образ вдохновения. Эти же девы в облегающих костюмах телесного цвета с нарисованным лобковым треугольником на поднятых руках унесут художника и в последний путь. А в завершение Жанна выбрасывается из окна. С небес летит ее сиреневый газовый платок, подаренный Модильяни, как символ бессмертной любви…

Можно было ожидать от экс-премьера Английского национального балета постановки в духе Кеннета Макмиллана, в известных балетах которого тоже есть и проститутки, и наркотики, и пьяные загулы, но везде соблюдены чувство меры и   уместность мизансцен и выражения душевных состояний.  Неожиданно эстонцы представили балет в плакатном духе, что уже в 60-70-е годы прошлого столетия выглядело старомодно и плоско. Кроме того, XXI век динамично меняет ощущение музыки, театра, стиля исполнительства в балете, требуя от современного постановщика  неизбитой интерпретации.

Анна Ахматова писала, что «все божественное в Модильяни только искрилось сквозь какой-то мрак. Он был совсем не похож ни на кого на свете». Ну а балетная история получилась банальной и пластически скромной о разгульном пропойце.

Волков бояться — в театр не ходить События

Волков бояться — в театр не ходить

Четвертый фестиваль «Видеть музыку» открылся мюзиклом «Белый клык», привезенным в столицу Санкт-петербургским театром «Зазеркалье»

Из ХХ века. <br>О любви События

Из ХХ века.
О любви

В БЗК завершился необычный абонемент: дирижеры – ​представители семьи Юровских исполняли произведения основателя династии Владимира Юровского.

Понять Шостаковича События

Понять Шостаковича

В маленьком норвежском местечке Русендал, что в двух часах от Бергена, прошел Четвертый фестиваль камерной музыки, посвященный в этом году Дмитрию Шостаковичу.  

Стравинский объединяет поколения События

Стравинский объединяет поколения

В сборнике, посвященном актуальному классику, есть место истории и манифесту