Под звук собственных шагов События

Под звук собственных шагов

Московская филармония верна своим слушателям. В тревожное время карантина, пока залы скучают по аплодисментам, концертная жизнь переместилась в интернет-пространство. А наш журнал продолжает рассказывать о цикле трансляций «Домашний сезон»

Пока всё-всё было открыто, свободно и нам доступно, как водится, не хватало времени и сил, и сиюминутные дела отвлекали от походов в театр, музей или на концерты (по меньшей мере, на те из них, что выпадают из устоявшихся предпочтений, привычек вкуса). Но теперь мы жадны до того, чтобы не упустить ни одной виртуальной экскурсии, ни одной оперной трансляции или выступления в концертном зале. Мировые площадки устроили настоящее соперничество за внимание любителей искусства на карантине. Московская филармония включилась в это движение и представила по-настоящему конкурентоспособный формат.

Уйти под звук собственных шагов: страшный сон любого артиста. Но вот мы видим, как можно его преобразить наяву, и тишина пустого Зала имени Чайковского только подчеркнет значительность музыки, прямоту исполнительского высказывания. Взглянув на афишу «Домашнего сезона», можно без особого труда понять замысел.

Во-первых, это сочетание имён, способных привлечь самую разнообразную аудиторию: восторженную армию Дениса Мацуева, проверенных ценителей Николая Луганского, молодых и модных поклонников Лукаса Генюшаса, Андрея Гугнина, Александра Бузлова, Александра Рамма и Павла Милюкова. К ним примкнут болельщики конкурсов имени Чайковского, но также универсальные меломаны, которые с удовольствием послушают и Никиту Борисоглебского, и Бориса Андрианова, и Алексея Мельникова, и Бориса Березовского, и Юрия Башмета, и других замечательных артистов.

Во-вторых, программы. Необременительные по продолжительности концерты в одном отделении уважают слушателей в их желании «побывать» на нескольких событиях, и связаны с особенностью восприятия виртуального формата. Так же, как записывая пластинку, чуткий исполнитель пойдет на компромисс – сократит паузы или возьмет более подвижный темп, организаторы интернет-трансляций учли лимит слушательского внимания. Кроме того, предложили яркий привлекательный репертуар. Еще одно преимущество этого цикла не кажется мне факультативным. Каждый концерт открывает краткое, ясное и компетентное слово Ярослава Тимофеева.

Отличная иллюстрация всех этих качеств – второй концерт спонтанного цикла, где выступили пианист Лукас Генюшас и виолончелист Александр Бузлов. Три дуэта, исполненных музыкантами, провели нас по временам и стилям – Венской классической школе (Вариации на тему из оперы В.А. Моцарта «Волшебная флейта» Л. ван Бетховена), романтизму (Соната «Arpeggione» Ф. Шуберта) и тому, что обобщенно называем модернизмом, музыкой ХХ века (Соната си минор Б.А. Чайковского).

Один из секретов программы – в попеременном лидерстве. Фортепиано в вариациях Бетховена: корректная игра Лукаса Генюшаса в этой моцартианской вещи могла напомнить хорошо знакомые, соотнесенные с размышлениями о стиле, записи Пауля Бадуры-Скоды. Виолончели в сонате Шуберта: Александр Бузлов передал интимную песенную природу, личное высказывание от имени автора или лирического героя, с которым традиционно ассоциируют виолончельный тембр. И равноправие инструментов в сочинении Б. Чайковского. Трансляция концерта впервые познакомила меня с ним, а исполнение убедило, что эта музыка полностью расположена к слушателю, ведет его за руку по событийной канве и предлагает поиграть в ассоциации. Отчего бы не вспомнить в самом начале первой части знаменитую тему Б. Чайковского из кинофильма «Женитьба Бальзаминова», в исповедальном Largo – медленные повествования его учителя Дмитрия Шостаковича, а в финале – народные интонации и (страшно сказать) рок. Уж с таким драйвом сыграли ребята эти заключительные такты. Короче говоря, соната Бориса Чайковского стала моим личным трофеем и открытием трансляции.

А концерт подчеркнул еще одно значение «Домашнего сезона» – быть воплощением камерного, комнатного музицирования и выражать доверительность, близость слушателей к исполнителям. Безлюдный и холодный бело-голубой Зал имени Чайковского стал тёплым, обжитым. Для этого потрудилась режиссерско-операторская команда. Существует мнение, и часто вполне оправданное, что слишком дробная смена планов, переход с общего – на крупный, с одного исполнителя – на другого, не содействует сосредоточенному восприятию произведений, будто бы зрителям все время предлагают пересаживаться с одного места на другое. В пустующем зале эта возможность кажется даже привлекательной. Но профессионалам, работающим над показами из КЗЧ, удается соблюсти меру, им хватает чувства музыки и деликатного внимания к исполнителям. Поэтому благословим наши ограничения и откроем виртуальное окно для неожиданных возможностей, несогласий и увлечений. Здесь-то не до самоизоляции!

Зал, музей, храм События

Зал, музей, храм

Владимир Спиваков открыл Новый зал Московского Дома музыки в формате современного арт-пространства.

Орган как центр мироздания События

Орган как центр мироздания

В Концертном зале «Зарядье» состоялась инаугурация нового органа

Человек – Барабан События

Человек – Барабан

В Большом зале Московской консерватории прошел концерт мультиперкуссиониста Петра Главатских

Занимательная орнитология События

Занимательная орнитология

В Тюменском Большом драматическом театре состоялась премьера музыкальной комедии «Восемь женщин»