Пол Льюис: <br>Вся жизнь – одна сплошная зубрежка Персона

Пол Льюис:
Вся жизнь – одна сплошная зубрежка

Британский пианист выступил на сцене Светлановского зала Московского международного Дома музыки

Пол Льюис представил программу из произведений Людвига ван Бетховена. В рамках абонементного цикла к 250-летию со дня рождения композитора Льюис исполнил две сонаты-фантазии, соч. 27: № 13 ми-бемоль мажор и № 14 («Лунная») до-диез минор и Тридцать три вариации на тему вальса Антона Диабелли, соч. 120. Пол Льюис является ярким интерпретатором музыки венского классика. В 2008 году запись цикла сонат Бетховена была удостоена престижной премии британского журнала Gramophone.

Накануне выступления в Московском международном Доме музыки с Полом Льюисом (ПЛ) побеседовал корреспондент «Музыкальной жизни» Виктор Александров (ВА).

ВА Пол, запись цикла сонат Бетховена вызвала настоящую сенсацию в музыкальном мире. Каким открыли для себя внутренний мир сочинений композитора?

ПЛ Бетховен многогранен и удивительно бескомпромиссен. Он точно знает, что хочет сказать в своей музыке, и ему совершенно все равно, как ты с этим справишься. Мне лично импонирует такой вызов! Мы давно уже привыкли думать о Бетховене как о революционере, забывая иногда и о других аспектах, свойственных композитору. Это неправильно. В музыке Бетховена есть что-то такое интроспективное, идущее от Шуберта. Я каждый раз открываю его произведения с белого листа. Душевное равновесие тождественно  собственному восприятию музыки этих произведений.

ВА Когда вы впервые исполняли сонаты Бетховена?

ПЛ Это было между 2005 и 2007 годом. Все это время я погружался в музыку Бетховена, размышлял, насколько по-разному звучит каждое из его произведений. Любая из сонат по-своему уникальна. Бетховен никогда не повторяется и всегда говорит нам что-то новое. Мне бы хотелось через несколько лет еще раз повторить этот цикл, для того, чтобы еще раз его переосмыслить. Оркестровое мышление Бетховена ощущается в клавирных сонатах. Исполняя их, нельзя концентрироваться лишь на том, как звучит отдельный сольный инструмент, вроде фагота, гобоя, или струнных. Необходимо помнить о звучании оркестра в отличие от музыки Шуберта, фортепианным сочинениям которого свойственна вокальная основа.

ВА Пол, вы стали первым пианистом, исполнившем в рамках лондонских BBC Proms в 2010 году все концерты Бетховена для фортепиано с оркестром?

ПЛ Самый памятный для меня проект из тех, что я записывал для BBC Proms, это Первый и Четвертый фортепианные концерты Бетховена. В то лето я действительно испытал большой стресс. Во время игры я старался концентрироваться на эмоциях. Акустика в Альберт-холле отвратительная. Этот зал очень громоздкий, звук там все время улетает вверх, не к зрителю. И всё же, эмоции от этого выступления остались самые яркие.

ВА Каким вам запомнился чешский дирижер  Иржи Белоглавек? Именно под его управлением вы записали цикл фортепианных концертов Бетховена?

ПЛ Да, это был замечательный музыкант, необычайно искренний и светлый человек. Исполнить все фортепианные концерты Бетховена под управлением Иржи Белоглавека стало большой привилегией для меня. Он всегда оставался большим мастером своего дела. Я очень сильно расстроился, когда узнал о его кончине несколько лет назад.

ВА Пол, если бы Бетховен был нашим современником, о чем бы вы его спросили?

ПЛ  Я просто бы помолчал и дал ему возможность высказаться. Вряд ли, что я осмелился бы у него спросить. Наверное, он  меня бесконечно бы музыкально просвещал.

ВА В юбилейный год Бетховена, кроме московского Дома музыки, где еще будете исполнять его произведения?

ПЛ Практически весь сезон будет связан у меня с этой знаменательной датой. Первыми будут концерты в Нью-Йорке, затем выступления с Монреальским и Чикагским симфоническими оркестрами. С Бостонским симфоническим оркестром под управлением Андриса Нельсонса на фестивале в Тэнглвуде исполню все пять концертов композитора. В Эдинбурге буду играть без дирижера. Есть серии концертов, в которых прозвучат Тридцать три вариации на тему вальса Диабелли и Фантазия, соч. 77, которую сегодня почти никто не играет.

ВА Исходя из контекста московской программы, какую взаимосвязь вы обнаруживаете между двумя сонатами, соч. 27 и Вариациями на тему вальса Антона Диабелли, соч. 120?

ПЛ Несмотря на то, что обе сонаты названы фантазиями, они очень хорошо структурированы между собой. Каждая из них сопряжена со смертью. Воображение Бетховена необъятно. То же самое можно сказать и о Вариациях на тему вальса Диабелли. В каждой из них полет фантазии неисчерпаем.

ВА Пол, ваша карьера сложилась неожиданно. Как вы пришли к музыке?

ПЛ  В моей семье не было профессиональных музыкантов. У нас дома часто звучала музыка по радио. Мой отец был большим фанатом американского барда Джона Денвера. Неподалеку работала библиотека звукозаписей. Я часто бывал там. Каждые выходные брал по три записи домой и переписывал их на пленку. Я открыл для себя много незнакомой музыки. Это стало одной из первых ступеней моей будущей музыкальной карьеры. Родители заботились обо мне, но не смогли привить любовь к музыке,  поэтому я должен был обрести её сам.

ВА Когда впервые начали играть на фортепиано?

ПЛ Еще ребенком. До 12 лет у меня вообще не было никаких музыкальных уроков. Я начал учиться музыке в школе. В одном из залов стояло фортепиано, на котором я что-то играл и импровизировал. В то время я увлекся игрой на виолончели, но быстро понял, что это не моё. Она ведь была единственным инструментом, который бесплатно предоставляла мне школа.

ВА Кто из педагогов сыграл решающую роль в развитии вашей игры на фортепиано?

ПЛ В Гилдхоллской школе музыки и театра Лондона я поступил в класс Джоан Хэвилл. Она первой научила меня физически соприкасаться с инструментом. А потом я принимал участие в мастер-классе Альфреда Бренделя, после чего несколько раз музицировал вместе с ним.

ВА Занятия с  Альфредом Бренделем стали для вас потрясающим опытом. Как вы думаете, это повлияло на вашу игру и мысли о музыке в целом?

ПЛ Наблюдать за мастером такого уровня было очень полезно, особенно следить за тем, как он феноменально владеет инструментом. Рояль просто расцветал в его руках. Альфред Брендель повлиял на меня не только как пианист, но и как большой музыкант!

ВА Как вы совершенствовали свою исполнительскую технику за эти годы?

ПЛ  Я анализирую свое выступление после каждого концерта, стараюсь думать об исполненных произведениях. Из этого процесса неизменно извлекаешь для себя всегда что-то новое.

ВА Зависит ли восприятие темпов от ваших интерпретаций?

ПЛ  Когда ты анализируешь музыку, раскрываешь ее содержание, невольно ловишь себя на мысли: что-то звучит быстро и явно зависит от выбора настроения. Поэтому, все, что касается темпа, связано с восприятием, нежели с техникой исполнения.

ВА Пол, а как вы сочетаете свою практическую деятельность с подготовкой к концерту?

ПЛ Мне кажется, вся жизнь – одна сплошная зубрежка. То же самое касается биографии музыканта. Я все время работаю над собой, провожу иногда по пять часов в день за инструментом. Часто  люблю заниматься без него, тогда в голове просматриваешь ноты и вспоминаешь записи произведений. Не находясь за фортепиано,  ты переосмысливаешь многое. Жизнь музыканта неотделима от семейного досуга. Ты сидишь дома, играешь с детьми, но при этом все равно, так, или иначе в этот момент завязан на музыкальных мыслях.

ВА Что вы думаете о камерной музыке? Я знаю, что вы охотно любите выступать в ансамблях с Марком Пэдмором, Лизой Батиашвили, сотрудничаете со струнными квартетами.

ПЛ Мне очень нравится это направление. Я хотел бы уделять камерной музыке как можно больше времени. Партнерство действительно бывает прочным, как, например, в случае с британским тенором Марком Пэдмором. С ним так легко находиться на сцене, особенно когда исполняем вокальные циклы Шуберта. Нам не надо много репетировать. Достаточно одного прогона, и мы уже знаем, как это должно прозвучать. Чувство взаимосвязи в таком камерном формате – это то, что мне действительно нравится. То же самое в альянсе с замечательной скрипачкой Лизой Батиашвили и норвежским струнным квартетом Vertavo. Необходимо чаще играть камерную музыку, чтобы понять природу истинного звучания фортепиано.

ВА Музыку каких композиторов вы охотнее всего исполняете? Бетховен, Шуман, Шуберт ваши постоянные спутники?

ПЛ  Я не могу сказать, что у меня есть какие-то определенные музыкальные предпочтения. В основном сфокусировался на австро-немецкой классике, но есть много и других направлений. В юношеские годы мне нравилась русская музыка: «Картинки с выставки» Мусоргского, прелюдии Скрябина, Первый фортепианный концерт Чайковского. Время от времени я снова обращаюсь к творчеству этих композиторов. Хотя, Бетховен и занимает у меня много времени, но я не могу назвать его своим любимым композитором.

ВА Какое из прошедших музыкальных событий вам особенно дорого?

ПЛ Прошлой весной я играл Концерт № 27, K. 595 Моцарта с Берлинским филармоническим оркестром под управлением Бернарда Хайтинка. И это стало нашим последним совместным выступлением, так как голландский маэстро, спустя несколько месяцев, завершил свою многолетнюю дирижёрскую карьеру.

ВА У вас есть любимые концертные залы?

ПЛ Да! Амстердамский Консертгебау считаю лучшим. Играть в его естественной акустике одно удовольствие, особенно сольные программы. Еще я люблю Концертный зал Бостонского симфонического оркестра (Symphony Hall Boston). Меня вдохновил новый концертный зал в Катовице в Польше. Из камерных аудиторий предпочитаю Вигмор холл в Лондоне.

ВА А новые залы в Гамбурге и Париже?

ПЛ Эти два места прекрасны, но в них звук современный, абсолютно цифровой. Это хорошие места, но в старых залах своя, намоленная атмосфера.

ВА Насколько важен для вас  выбор инструмента в концертах?

ПЛ От качества инструмента зависит многое, особенно, если это касается произведений Шуберта (как, например, его Соната соль мажор, D.894). Здесь важна не техника исполнения, а состояние инструмента, как он тонко настроен и предельно сбалансирован.

ВА Пол, как вы сами оцениваете свой подход игры на фортепиано?

ПЛ Я не думаю, что подход нужно связывать с какой-то определенной исполнительской школой, равно как и мой стиль игры. Я не стремлюсь подгонять это под какие-то отдельные категории. Мне импонирует ясное прозрачное звучание. Я все время живу музыкой.

ВА Любите ли возвращаться к своим записям и находить в них что-то новое?

ПЛ Я терпеть не могу слушать свои записи и никогда не стремился  анализировать их (смеётся).

ВА Помимо музыки, что еще есть в вашей жизни?

ПЛ  Семья (у меня трое детей) отнимает много времени, равно как и моя карьера. На досуге очень люблю читать, путешествовать, пилотировать самолеты. И, хотя я давно этим не занимался, но очень надеюсь, что в будущем, у меня появится больше свободного времени, чтобы управлять самолетами.

ВА Как вам атмосфера Московского международного Дома музыки?

ПЛ  Мне нравится здесь играть. Светлановский зал не слишком большой. Я не ощущаю в нем особой дистанции  от публики, когда играю.

ВА  Какие ближайшие аудиозаписи ждут вас впереди?

ПЛ В этом году на лейбле Harmonia Mundi  будут выпущены  записи багателей, соч. 119 и фантазии, соч. 77 Бетховена, нескольких сонат Гайдна, циклов пьес, соч. 116 и 119 Брамса. Кроме того, на лейбле Hyperion выйдет наш первый совместный альбом с французским пианистом Стивеном Осборном (произведения Форе, Пуленка, Дебюсси, Стравинского и Равеля).

Томас Хэмпсон: <br>Пой свою песню Персона

Томас Хэмпсон:
Пой свою песню

С одной стороны, Томас Хэмпсон в представлениях не нуждается. С другой стороны, за этим блеском легко просмотреть важнейшие и, возможно, самые ценные проекты Хэмпсона. Встречайте: Томас Хэмпсон!

Дмитрий Шишкин: <br>Музыка – это космос Персона

Дмитрий Шишкин:
Музыка – это космос

Лауреат прошлогоднего конкурса Чайковского пианист Дмитрий Шишкин отметился в начале марта выпуском нового альбома на европейском лейбле La Dolce Volta.

Ярослав Тимофеев: <br>Отсутствующий мужчина – это бог Персона

Ярослав Тимофеев:
Отсутствующий мужчина – это бог

Одни удивляются, что главный редактор журнала «Музыкальная академия» играет в популярной инди-поп-группе.

Кшиштоф Пендерецкий: <br>Бетховен влияет на всех композиторов Персона

Кшиштоф Пендерецкий:
Бетховен влияет на всех композиторов