Послание Европе События

Послание Европе

Риккардо Мути исполнил в Афинах Девятую симфонию Бетховена как Оду великим средиземноморским культурам

Патетика братской радости, которой пронизан финал Девятой симфонии Бетховена, была адресована огромному пятитысячному амфитеатру Одеон Герода Аттического в Афинах, где Риккардо Мути давал в июле свой концерт «The Roads of Friendship» («Дороги дружбы»).

В предыдущие годы он приезжал с итальянскими музыкантами в Сараево, Бейрут, Стамбул, Нью-Йорк, Москву, Дамаск, Найроби, Токио, Тегеран и другие города и страны, переживавшие трудные времена. Таких мест на земле оказалось много. Афины стали его 23-й дорогой, начинавшейcя по традиции в древней итальянской Равенне. Здесь, на Равеннском фестивале искусств, которым руководит Кристина Маццавиллани-Мути, реализуется та же идея культурных «мостов» и «дорог», и нынешняя юбилейная 30-я афиша оказалась выстроенной с «греческим» акцентом – как встреча двух великих средиземноморских культур: греческой и итальянской. На фестивале прозвучала мелодрама XVIII века «Медея» чешского композитора Йиржи Антонина Бенды, восхитившая когда-то Моцарта красотой мелодекламаций; софокловский «Эдип в Колоне» в вольном переводе Руджеро Каппуччо в постановке Римаса Туминаса; с Молодежным оркестром Луиджи Керубини выступил один из известнейших скрипачей мира Леонидас Кавакос; состоялся вечер, посвященный кинофильму «Грек Зорба» 1964 года, прозвучала программа песнопений греко-византийского мира. И дальше из Равенны, запечатлевшей в своих сверкающих мозаиках и базиликах золотой век византийской культуры в Италии, «Дороги» Риккардо Мути вместе с Равеннским фестивалем проложили свой маршрут в Афины. Кроме главной идеи проекта – играть вместе музыкантам из Италии и тех стран, где проходят эти концерты, показывая, что язык музыки универсален и способен сблизить людей в самых сложных обстоятельствах, – концерт в Афинах стал своего рода акцией поддержки Греции. Эта страна сегодня переживает, как и Италия, трудные времена финансовой, политической и институциональной нестабильности, подвергаясь риску «Грексита». Мути подчеркнул свое отношение к проблеме, обратившись после концерта к многотысячной аудитории Афинского амфитеатра: «Европа без Греции и Италии ничего не значит!»

 

«Греция представляет колыбель западной культуры и цивилизации, – говорит маэстро. – Само слово “демократия” – греческое. И родилась демократия здесь, в Афинах, в Греции. Китайцы, которые в наши дни приобрели столь сильное влияние в мире и которые так же являются представителями древнейшей культуры, относятся к греческой, итальянской, египетской культурам с большим уважением. Это пример того, как надо чтить народ за его культуру. Мы собрались в Афинах не для того, чтобы восхвалять или уничижать современную Европу. А для того, чтобы еще раз подчеркнуть фундаментальность и созидательность Греции и Италии в становлении Европы. В этом наше гражданское послание. Европа должна помнить, что мы все вместе именно потому, что мы появились на свет благодаря политической, философской и социальной концепции демократии, которая зародилась в Греции».

В таком контексте исполнение Девятой симфонии Бетховена выглядело символическим: кроме утопии всеобщего братства финала, сегодня эта часть симфонии имеет политический подтекст, являясь гимном Евросоюза. В проекте «Дороги дружбы» Девятая бетховенская звучала последний раз в 2000 году в Москве на сцене Большого театра сводным составом оркестров и хоров Ла Скала и Большого театра. В 2004 году Риккардо Мути создал Молодежный оркестр Луиджи Керубини, который и стал теперь оркестром-резидентом проекта «Дороги дружбы». В Афинах Оркестр Керубини выступал вместе с хором Costanzo Porta из Кремоны (под руководством Антонио Греко); со стороны Греции участвовали музыканты из шести оркестров: Государственного оркестра Афин, Национального симфонического оркестра ERT, Государственного симфонического оркестра Салоников, Афинского симфонического оркестра, Афинской филармонии, Молодежного симфонического оркестра Греции, а также двух хоров – Национального хора ERT и хора Муниципалитета Афин (хормейстер Ставрос Берис). С этим сводным составом в 200 человек Мути репетировал бетховенскую партитуру два полных дня.

Риккардо Мути

Сольные партии в симфонии исполняли итальянский тенор Лучано Ганчи, известный москвичам по его выступлению в партии Альфреда в «Травиате» Большого театра, и трое русских певцов: сопрано Мария Мудряк (Казахстан), меццо-сопрано Анастасия Болдырева (Россия) и Евгений Ставинский (солист Новой Оперы). Все трое проходили обучение в Италии, имеют успешную международную карьеру, сотрудничают с Кристиной Маццавиллани-Мути в продукциях Театра Алигьери в Равенне, но впервые работали с маэстро. Его общие требования к певцам в бетховенской симфонии были лаконичными, но радикальными: снять активную немецкую артикуляцию, петь мягко, легато, на итальянский манер. «Пения» он требовал и от оркестра, а также огромного внутреннего напряжения звука, энергии исполинской борьбы, соответствующей героическому духу бетховенских творений.

Неожиданно поделился нюансом дирижерского мастерства: «Трудно дирижировать третий такт, не сделав разделительной паузы, – отметил Риккардо Мути. – Многие дирижеры действительно ее делают, ибо это облегчает управление оркестром. Ни Караян, ни Тосканини к этому не прибегали. Истинная итальянская школа дирижирования и техника запястья предполагают постоянный контроль над оркестром без разбития музыкального фрагмента. Как говорил Антонино Вотто, оркестр управляется запястьем дирижера. Я совершаю небольшие движения, которые делают акценты. Управление с использованием всей руки может мешать сконцентрироваться».

Между тем самой волнующей темой для Мути остается сегодняшнее положение итальянской культуры в стране и мире: «История нашей культуры – это и история итальянской музыки, которую почему-то считают вторичной. Заводя разговор о музыке и странах, ее созидающих, обычно упоминают Германию и Австрию, в то время как музыка и музыкальная культура нашей страны глубже и богаче, чем у остальных. Рассуждая об Италии, все вспоминают бельканто, что в корне неверно, так как бельканто – это лишь стиль пения, прославивший песни Неаполитанской школы. Наша страна – кладезь музыкальной истории, и она должна быть впереди всех, учитывая наш вклад в мировое музыкальное искусство. Но пока Италия воспринимается как кружок самодеятельности. В самой Италии, когда на телевидении заходит разговор о музыке, обсуждается эстрада и канцонетта, чья песня, при всем уважении, уже спета. А вот о Неаполитанской школе, Палестрине, Луке Маренцио никто не слышал. Но без того же Алессандро Скарлатти и Бах бы не состоялся».

В самой Италии, по словам Мути, культура находится в критическом состоянии. По статистике Италия занимает предпоследнее место (хуже только в Греции) в ЕС по проценту государственного финансирования, направляемого на культуру. «Мы предали свое прошлое! – говорит Мути. – Я надеюсь, что когда у меня состоится встреча с президентом Маттареллой, я смогу донести до него, а он человек сентиментальный, что музыку стоит культивировать в обществе, особенно среди молодежи. В нашей стране есть регионы, где театры закрыты, а выпускники консерваторий не могут найти работу. Италия заслуживает большего, особенно те молодые люди, кто избрал своим профессиональным поприщем культуру и работает на благо итальянского общества, Европы, мира. Моя жизнь близится к исходу, но я продолжаю этот бой, который веду уже более 50-ти лет. И у нас есть потенциал. Мы великий народ. Но для величия необходимо, чтобы больше людей видели его истоки».

Этим истокам европейской культуры и цивилизации – греческой и итальянской – и была посвящена «Ode an die Freude» («Ода к радости») Бетховена, Девятая симфония, исполненная в античном амфитеатре Одеон на склоне Акрополя. Построенный 19 веков назад Геродом Аттиком, знаменитым оратором, философом, учителем римских императоров Марка Аврелия и Луция Вера, амфитеатр был реконструирован в 1950-е годы и стал одной из самых притягательных в мире сцен, где выступали Мария Каллас и Пласидо Доминго, Георгиос Папандреу, Венский филармонический оркестр, балет Большого театра и многие другие. И так же, как в древние времена, когда 5000 зрителей собирались здесь на представления греческой трагедии, на концерте «Дороги дружбы» публика заполнила до отказа мраморные ряды амфитеатра, с которых открывался вид на живописно подсвеченные руины фасада сцены и тонущие в темноте акропольские пейзажи в окружении оливковых рощ. Сама идея поддержать Грецию, наглядно продемонстрировать всей Европе братский греко-итальянский культурный симбиоз не выглядела в этом антураже утопией. Как заметил Мути: «Мы знаем, что культура может быть сильнейшим оружием. Пушки стреляют и разрушают. Но каждый раз, когда очередной диктатор хочет поработить нацию, он первым делом лишает голоса людей культуры».

Девятая симфония прозвучала у Мути яростно, мощно, артикулированно, начинаясь со страшного обрушения оркестрового звука. Тревожные фоны падающего на diminuendo или вскипающего звука, красота кантилены и колоссальные crescendo, приводящие к огромному звуковому масштабу, подобному трагическому Року, нависшему над человечеством. В этой Девятой был и героический формат бетховенской музыки и чисто итальянская музыкальная красота, льющаяся белькантовским потоком у струнных.

В Скерцо Мути развернул картину микеланджеловского формата: рычащий звук оркестра начинал свой страшный полет, превращаясь в наваждение, кошмар – мелодию давили валторны, а энергия crescendo закручивала звук в жуткую воронку.

Адажио звучало просветленно, и императивный возглас мгновенно растворялся в величественном и мерном течении звукового потока – реки Вечности с ее первородной вневременной красотой.

Подводя к ликующему бетховенскому финалу, Мути собрал всю сокрушительную и героическую энергию симфонии, пока сквозь огненное пространство не пробился тихий безмятежный мотив «Оды к радости». Величественная и одновременно хрупкая, полная непокоя и ликования, пронизанная бодрым военизированным маршем и твердостью хорала, зачарованными, выпадающими из общего движения ritardando, эта Ода завершилась мощным апофеозом, напомнившем финалы великих итальянских опер.

Как заметила Кристина Маццавиллани-Мути, Европа сейчас переживает плохие времена. Но и у Греции, и у Италии есть шанс возродиться, воспрянуть, имея такое культурное наследие. Шиллер описывал Европу как братство. А в братстве создаются великие вещи, в том числе симфоническая музыка – наследие европейской культуры.

Волшебных формул не существует, но «Дороги дружбы» видят перспективу музыки и мира во встрече разных народов и культур. В следующем году «Дороги дружбы» проложат маршрут из Равенны в африканские страны: Эритрею и Эфиопию.

Похождения повесы в формате 3D События

Похождения повесы в формате 3D

Театр Станиславского и Немировича-Данченко представил премьеру оперы Стравинского – совместную продукцию с фестивалем в Экс-ан-Провансе и Национальной оперой Нидерландов

Смычок и скальпель События

Смычок и скальпель

Чуть начался московский концертный сезон, а на голову слушателя уже успели вылить несколько ушатов современной музыки.

«Мелодия» выпустила «Буковинские песни» Леонида Десятникова в исполнении Алексея Гориболя События

«Мелодия» выпустила «Буковинские песни» Леонида Десятникова в исполнении Алексея Гориболя

Дождь «Машине» не помеха События

Дождь «Машине» не помеха

Легендарная рок-группа «Машина времени» отметила свой полувековой юбилей концертом в Москве – ​он стал главным в туре под названием «50 лет».