Проснуться от поцелуя События

Проснуться от поцелуя

«Спящая красавица» вновь на воронежской сцене

Идея создания «Спящей красавицы» – роскошного по декорациям и костюмам, вдохновленного блистательной эпохой Короля-Солнце спектакля принадлежит известному франкоману, директору императорских театров Ивану Всеволожскому. Он же написал либретто балета (совместно с Мариусом Петипа) и стал автором эскизов костюмов. Созданный в угоду вкусам русского императорского двора, гениальный по музыке и хореографии спектакль Чайковского-Петипа явил образец балетного академизма, благодаря чему стал долгожителем на мировых танцевальных площадках.

В советские времена «Спящая красавица», признанная эталонным спектаклем классического танца, оказалась не только на сценах главных столичных театров, но и постепенно стала входить в репертуар музыкальных театров по всей стране. Так, первая постановка балета П. Чайковского на сцене Воронежского государственного театра оперы и балета появилась в 1967 году (балетмейстер Константин Муллер). Здесь же с 1983 года долгое время оставалась в репертуаре «Спящая красавица» Ксении Тер-Степановой, верной лучшим традициям петербургского балета.

Юрий Бурлака сегодня самый востребованный в России постановщик спектаклей наследия классического балета. В Воронежском театре оперы и балета он уже поставил «Корсар» Адана, чей успех и номинация в «Золотой маске» привел балетмейстера-реставратора к не менее ответственной работе над «Спящей красавицей».

Что нового можно открыть в «Спящей красавице»? И нужно ли что-либо менять в данном классическом спектакле? Этими вопросами задавались балетмейстеры разных поколений и каждый из них в своей версии продолжал сохранять лучшую хореографию Мариуса Петипа. И каждый новый постановщик ориентировался на «Спящую» Мариинского театра. Но годы, увеличивавшие расстояние от исторической премьеры, давали продолжателям Петипа повод постоянно стряхивать с нее пыль времени. Так в «Спящей» появлялись новые мизансцены и даже новые танцы (нередко отдельные танцы Петипа вообще сокращались). Менялось, порой кардинально, декорационное оформление. И остается только удивляться, как «та самая» постановка Петипа без глобальных повреждений дошла до нашего времени!

Выстраивая свою версию «Спящей красавицы» Бурлака оказался принципиальным автором. Он не стал основательно «вглядываться» в петербургскую редакцию Константина Сергеева и извлекать пластами хореографию из московской постановки Юрия Григоровича. Не пошел он на поводу и у Сергея Вихарева, постаравшегося реабилитировать «Спящую» с помощью гарвардских записей. Буквально на каждый эпизод балета у Бурлаки был свой взгляд, учитывавший возможности и профессиональный уровень данной ему труппы. При этом он не собирался идти по пути сокращения количества участников и самих номеров, что, возможно, облегчило бы актерские задачи, но снизило художественный уровень всего спектакля.

Так, в постановке Бурлаки появление фей на крестинах Авроры в прологе происходит в строгом порядке: каждая из пяти фей-дарительниц выходит по отдельности, но вместе с пажом, подносящим на подушечке уникальный дар к колыбели принцессы. Сквозь стройную диагональ свиты из восьми сиренек появляется и самая главная фея – Сирени. Все добрые феи танцуют свои вариации по Петипа, а Фея Сирени – знаменитую вариацию, сочиненную Фёдором Лопуховым. Найти ей замену сложно, поскольку она основана на разных частях вариаций из других балетов Петипа и никак не выбивается из общего ансамбля. Пантомимная, актерская роль злой Феи Карабос, по давней традиции, отдана мужчине и развивается у Бурлаки в декламационной манере, отчего понятен каждый пластический жест незваной гостьи.

Перемена на первое действие идет на музыку «Панорамы» при закрытом занавесе. А затем на просцениуме происходит сцена с вязальщицами. В плавном, певучем Вальсе у Бурлаки заняты двенадцать пар артистов кордебалета и двенадцать пар детей – воспитанников Воронежского хореографического училища. Таким образом постановщик постарался сохранить зрелищность многолюдной и пышной картины, привлекающей разнообразными фигурными перестроениями. В последующих эпизодах первого отделения Бурлака следует музыкально-хореографическому плану Петипа, завершающему первое отделение появлением Феи Сирени и погружением королевства в вековой сон (зарастание).

Во второе действие Бурлака поместил сразу три картины: «Охота принца Дезире», «Замок Спящей красавицы», «Свадьба принца Дезире и принцессы Авроры» и апофеоз. Существенных же изменений коснулась первая из них – картина «Охоты», где постановщик «развел» по-своему мизансцены с участием придворных и поставил на музыку сарабанды многочастную вариацию для Дезире. Здесь же у Бурлаки идет и часто купируемая в других постановках крестьянская фарандола в темпе мазурки. Вся сцена нереид со сложнейшими женскими кордебалетными танцами, а также знаменитая «Панорама» и последующие события, приводящие к счастливой развязке – поцелую Дезире и пробуждению Авроры – следуют в балете по плану Петипа. Дивертисмент сказочных персонажей в «Свадьбе принца Дезире и принцессы Авроры» Бурлаки традиционен (Па-де-катр фей драгоценностей, Кот и Кошечка, Голубая птица и Принцесса Флорина, Красная шапочка и Волк) и завершается классическим па-де-де Авроры и Дезире, где с изменениями идут обе вариации главных героев. В танцевальном полонезе волшебных сказок Бурлака не стал расширять количество персонажей, ограничившись в нем участниками дивертисмента.

В воронежской балетной труппе богатый творческий потенциал и свои звезды, отличающиеся красотой, талантом и желанием совершенствоваться. Это Марта Луцко, Елизавета Корнеева (Принцесса Аврора и Принцесса Флорина), Диана Егорова (Фея Сирени), Анастасия Ефремова (Фея Бриллиантов). Для театра с классическим репертуаром наличие таких молодых и перспективных балерин – большое преимущество. Среди достойных премьеров театра – Иван Негробов и Михаил Ветров (Принц Дезире и Голубая птица). Разносторонний талантливый танцовщик Максим Данилов оказался способен на яркие перевоплощения от галантного Принца Шери, до пластичного, актерски выразительного Кота в сапогах. Состоявшиеся роли всех артистов во многом результат работы педагогов-репетиторов Людмилы Масленниковой, Петра Попова, Татьяны Фроловой, а также энергии, сил и мастерства ассистентов хореографа Юлианы Малхасянц и главного балетмейстера Воронежского театра оперы и балета Александра Литягина.

Концепция художника-постановщика Валерия Кочиашвили привлекла традиционной, красочно-реалистической манерой, гармоничным сочетанием красок и художественными деталями. Кочиашвили создал на сцене добрую сказку с атмосферой замков и парков, где совершается настоящее волшебство.

Дирижеру-постановщику Юрию Анисичкину удалось настроить оркестр на гармоничное и слаженное звучание только ко второму премьерному спектаклю «Спящей красавицы».

Для балетной труппы Воронежского театра «Спящая красавица» стала одновременно и испытанием на профессионализм, и большой школой, которую важно будет пройти до конца. С этим сложным «классическим материалом» артисты справились, но, чтобы он «сел по фигуре» необходимо продолжить активную работу по его освоению. И здесь нужно обращать внимание не только на чистоту позиций (с чем практически нет проблем), но и на многочисленные стилистические нюансы.

Я – ​в порядке События

Я – ​в порядке

В Московском международном доме музыки прима-балерина лондонского Королевского балета Наталья Осипова станцевала мировую премьеру своей программы «Легкое дыхание»

Машина ручной сборки События

Машина ручной сборки

Госоркестр Татарстана под управлением Александра Сладковского завершил персональный абонемент в Московской филармонии

Свидание с Гайдном События

Свидание с Гайдном

Новый цикл оркестра Musica Viva стартовал в Камерном зале Московского международного дома музыки

Это мы, Господи… События

Это мы, Господи…

Верди на русском языке