Путь к себе События

Путь к себе

О пятом юбилейном музыкальном фестивале в селе Подмоклово

– …А Вы откуда едете?
– Я? Я сегодня в 3.40 встал, в 4.51 у меня электричка, из Солнечногорска, там до Ленинградского вокзала, и потом в Подмоклово.
– Как Вы решились на такую дальнюю дорогу, да в такую погоду?
– У меня товарищ тут, мы с ним с Сахалина, во Владивостоке в университете учились, а потом его сюда пригласили – ​в Пущино, в наукоград. Товарищ мой, Евгений Никифоров – ​он вам сегодня уху варить будет!..

Долгая пешая дорога сквозь мягкую серую пелену дождя и штормовые порывы ветра к постепенно вырастающему перед путником величественному храму, словно приподнявшему и рассеявшему светлыми сводами утреннюю морось, и внезапно открывающийся после вековых деревьев аллеи полуразрушенной дворянской усадьбы простор заливных лугов и церковь Рождества Богородицы на фоне бескрайнего, обнимающего куполом неба; беседа со случайным попутчиком, выехавшим на фестиваль глубокой ночью, чтобы успеть к самому его началу; утренняя литургия в храме петровских времен с утонченной и деликатной, окрыляющей и просветляющей сердце музыкой, которую пели дьяки Петра Великого – музыкой, утерянной 300 лет назад и возрожденной совсем недавно благодаря подвижническим трудам руководителя ансамбля «Хронос» Евгения Скурата… Так начался для нас один из самых необычных фестивалей «академической» музыки – пятый юбилейный фестиваль open air в селе Подмоклово Серпуховского района Московской области.

Тема нынешнего фестиваля – «Неизвестная русская музыка» – удивительно гармонировала с самим местом его проведения – аркадой храма Рождества Богородицы. Ведь в этом году в фокусе внимания организаторов – инициатора и художественного руководителя фестиваля, аспирантки Московской консерватории Веры Воронежской и ее семьи во главе с настоятелем храма отцом Дионисием – оказались на века забытые композиторские шедевры русского «доглинкинского» XVIII века и аутентичный русский фольклор.

Тем счастливцам, которые не побоялись утренней непогоды и посетили Подмоклово в этом году, представилась поистине уникальная возможность: за один день познакомиться едва ли не со всеми гранями русской композиторской предромантической музыки, а также с подлинной древней фольклорной традицией.

Консорт виол проекта Руста Позюмского «Славен мiр»

Буквально каждое исполненное на фестивале произведение становилось настоящим открытием не только для меломанов, но и для большинства профессиональных музыкантов. По количеству премьер этот год оказался рекордным даже по сравнению с другими подмокловскими фестивалями – при том, что на них всегда звучит неизвестный репертуар.

Может возникнуть вопрос: можно ли считать премьерами исполнение произведений, сочиненных 200–300 лет назад? И почему сейчас, в XXI веке, ожившая панорама русской музыки петровской и послепетровской эпох превратилась в незаурядное событие? Ведь о ней написаны книги, ей посвящены главы в учебниках, и она периодически звучит в академических концертах…

Сколь ни удивительно, но даже при том количестве исследований русской композиторской музыки XVIII века, которые существуют на данный момент, мы знаем о ней ничтожно мало – мало в сравнении с тем, сколько еще нам предстоит открыть. Вплоть до последнего времени не были доступны целые пласты разнообразной и многостилевой церковной музыки этого времени. До сих пор не до конца изучена, а часто и не найдена либо не издана инструментальная и камерная музыка, а также музыка к многочисленным спектаклям. К ряду объемных архивов русской музыки до сих пор нет публичного доступа. Но даже то, что известно, изучено и издано уже сейчас, исполняется на публике крайне редко, хотя все эти шедевры заслуживают введения в самый широкий концертный и церковный обиход.

То же самое можно сказать и о фольклорной музыке. Буквально единицы сегодня знают, как она звучит на самом деле, и еще меньшему количеству людей посчастливилось слышать ее в ее естественной среде – деревенских домах, на природе и во время сельских праздников и обрядов – среде, где она словно обретает дополнительные измерения, которых нет и не может быть при ее перенесении на концертную эстраду или прослушивании в записи.

Если говорить об авторской музыке, то в первой половине дня публика имела возможность насладиться камерными произведениями. Спектр жанров, представленных в этой «нише», вероятно, отразил все многообразие русского музыкального быта того времени. Фестиваль открыли два струнных квартета русских композиторов австрийского происхождения в исполнении солистов оркестра Pratum Integrum. Один из квартетов – авторства Михаила Керцелли – не звучал более двухсот лет, а второй представил широкой публике имя Антона Тица – композитора, музыка которого обретает в последнее десятилетие все большую популярность. Павел Сербин – художественный руководитель этого коллектива, специализирующегося на исполнении неизвестной музыки барокко и классицизма на исторических инструментах, познакомил слушателей с интересными фактами. Будучи исследователем и одним из первооткрывателей этого репертуара после длительного периода забвения, виолончелист рассказал, что квартет Тица целиком построен на темах девятнадцати русских народных песен, большинство из которых – не авторского, а фольклорного происхождения.

Выступления профессора Московской консерватории, выдающейся клавиристки Ольги Мартыновой и доцента Московской консерватории, скрипачки Марины Катаржновой позволили наглядно проследить преемственность богатейших и разнообразных музыкальных традиций XVIII столетия в веке девятнадцатом, который принято считать «золотым» для композиторской музыки в России. Ольга Мартынова отметила: «Музыка Глинки растет изо всех тех “корней”, которые вы слышите в музыке XVIII века, и растет благодаря им. Во всей музыке Глинки слышно очень много того, что было до него. Это аллюзии, которые будут у вас возникать постоянно». С другой стороны, в репертуаре, исполненном музыкантами, можно было явственно расслышать звучание двух очень разных по эстетике эпох. Если в Сонате для скрипки и клавира Максима Березовского, которого нередко называют родоначальником русской музыки, очевидно проступают черты классицизма, то в сольных клавирных вариациях Василия Караулова и Сонате для альта и клавира Михаила Глинки слушатель сразу оказался погруженным совершенно в другой мир. Ольга Мартынова считает, что этот мир – это «начало новой эпохи, эпохи абсолютно романтической, это то, что называется “салонный стиль”; это и есть Михаил Иванович Глинка». Вероятно, именно этой разницей был обусловлен выбор исполнительницей клавесина для музыки Березовского, и более позднего по происхождению хаммерклавира, с его богатыми и гибкими динамическими и тембровыми возможностями, для романтического репертуара.

Нерехтский рожечный хор на фестивале «Неизвестная русская музыка»

Несколько особняком в стилевом отношении предстала музыка знаменитого русского скрипача-виртуоза и композитора, автора сложнейших скрипичных произведений Ивана Хандошкина в исполнении Марины Катаржновой (Соната для скрипки соло) и прославленного петербургского музыканта Андрея Решетина в дуэте с его давним ансамблевым партнером, клавесинисткой Ириной Шнееровой (прозвучали Вариации на тему русской народной песни для скрипки и клавира). Андрей Решетин, основатель крупнейшего в России фестиваля старинной музыки Earlymusic, активный участник ансамблей Musica Petropolitana и «Оркестр Екатерины Великой», является инициатором возрождения многих забытых страниц старинного репертуара. В его интерпретации вариаций Хандошкина, которые композитор написал по заказу своего патрона на смерть его супруги, можно было явственно услышать черты барокко и европейской эстетики «stilus fantasticus» конца XVII – первой половины XVIII века, столь свойственные этому композитору.

В сопровождении хаммерклавира прозвучали песни из знаменитого сборника Григория Теплова «Между делом безделье», часть из которых считается народными, и анонимные вокальные сочинения. Как отметил певец Евгений Скурат, авторство огромного количества подчас наиболее популярных произведений, бытовавших в обиходе в дворянской и купеческой среде на протяжении полутора столетий и многократно переиздававшихся, на данный момент установить не представляется возможным. Его партнер по ансамблю Вера Воронежская исполнила на клавесине две сольные сонаты одного из наиболее прославленных русских композиторов второй половины столетия Дмитрия Бортнянского.

С музыкой Бортнянского по стилю органично соседствовал репертуар из собрания «Гармонической музыки» князей Юсуповых, блистательно исполненный постоянным гостем фестиваля, ансамблем духовых инструментов L’Esprit du Vent («Дух ветра») под руководством доцента Московской консерватории Филиппа Ноделя. Традиция «гармонической музыки» – исполнения ансамблем духовых инструментов переложений наиболее популярного репертуара своего времени, чаще всего оперного, в парках, во время застолий и праздников – зародилась в Европе в начале XVIII века и получила широкое распространение при дворах, начиная со второй половины столетия. Однако мало кто знает о том, что эта традиция существовала и в России. Один из таких ансамблей классического состава содержали князья Юсуповы. По словам Филиппа Ноделя, переложения наиболее модной оперной музыки иностранных композиторов, работавших в России, – Джованни Паизиелло и Висенте Мартина-и-Солера, а также Моцарта и Гайдна – были найдены им в огромной и по сей день не исследованной нотной коллекции князей Юсуповых, находящейся сейчас в Российской национальной библиотеке в Петербурге. На фестивале эта музыка, не звучавшая более двухсот лет, ожила в своем аутентичном звучании – естественной для нее природной среде.

Фольклорный ансамбль «Веретенце»

Необычный проект известного петербургского исполнителя на струнных инструментах и композитора Руста Позюмского под названием «Канты и консорты» выделялся в контексте музыки XVIII века своей эклектичностью. Музыкант признается, что воспринимает канты времен Петра I как некий «перекресток миров» – западного и восточного, европейских и русских музыкальных традиций, и потому они послужили для него некоей «отправной точкой», источником вдохновения. По словам автора, большая часть музыки проекта – это «современные русские канты и консорты, придуманные мной… Здесь переплетаются стили и влияния от Ars nova и Высокого Возрождения до народной песни и нью-эйджа… Уместнее … назвать это современным русским кантом, продолжающим и заново раскрывающим тему петровского канта… И современной консортной музыкой, продолжающей тему европейского виольного консорта эпохи Ренессанса… Это русский взгляд на европейскую музыку».

Крайне пестрая по стилистике вокальная музыка для «консорта» голосов в исполнении Алисы Тен, Марфы Семёновой и участников ансамбля «Хронос» Евгения Скурата и Тараса Ясенкова то деликатно дополнялась, то прерывалась интермедиями консорта виол (в исполнении Руста Позюмского, Антона Изгагина, Сергея Полтавского и Вадима Вайнштейна). Несмотря на аллюзии на историю едва ли не всех основных европейских композиторских техник с XIV века, виольный консорт явственно отсылал слушателя к английской культуре – от инструментальной музыки «елизаветинской» эпохи, конца XVI и XVII веков вплоть до Тавенера. В отличие от цельных стилей каждого из тех композиторов, музыка которых прозвучала на фестивале, в «Кантах и консортах» не возникло того «сплава» европейского музыкального образования и русской народной культуры, которые были столь характерны для России в XVIII–XIX веках. Музыкальные аллюзии проекта Руста Позюмского вышли далеко за хронологические границы петровского времени и стали своего рода жестом приветствия всей западноевропейской музыки от XIV века до наших дней.

Во второй половине дня, когда погода, наконец, улыбнулась гостям Подмоклова, и вышедшее из-за туч солнце раскрасило фестивальное пространство ослепительно нарядными, праздничными красками, музыкальное действо, как и было задумано, переместилось из аркады храма на поле. На возведенной специально для фестиваля сцене выступили ведущие российские коллективы – вокальный ансамбль Intrada под руководством Екатерины Антоненко и оркестр Pratum Integrum. Они представили публике целый ряд не менее сенсационных премьер, чем те, что прозвучали в рамках камерной программы, – музыку, которую никто не слышал на протяжении последних 200–250 лет.

Произведения, исполненные «Интрадой», по стилевой пестроте и всеохватности могли бы соперничать с «Кантами» Руста Позюмского: слушатели познакомились буквально со всем богатством и многообразием русской церковной многоголосной музыки XVIII столетия.

Этой возможности мы обязаны ученым из Московской консерватории, профессору Наталье Плотниковой и доценту Анне Булычёвой: не так давно они расшифровали находящиеся в архивах и записанные в старинной нотации произведения и перевели их в современную форму нотной записи, сделав, таким образом, доступными для самого широкого круга исполнителей и слушателей. Прозвучали редкие произведения анонимных авторов XVIII века, удивившие публику непривычными темными и терпкими гармониями, а также партесные сочинения выдающегося композитора Василия Титова – последователя прославленного Николая Дилецкого, причем два из этих произведений были исполнены на фестивале впервые после более чем 200-летнего перерыва. Музыка знаменитого Бальдассаре Галуппи – итальянца, несколько лет работавшего в России по приглашению Екатерины II, соседствовала с хоровыми шедеврами его блистательного ученика, русского композитора Дмитрия Бортнянского.

Оркестровая программа также изобиловала премьерами. Помимо знакового и узнаваемого сочинения – переложения для оркестра наиболее популярного вокального концерта Максима Березовского «Не отвержи мене во время старости», гости фестиваля смогли открыть для себя и новые имена русских композиторов. Одним из таких имен стало имя немца по происхождению, выдающегося мастера Себастьяна Жоржа, работавшего в Москве и Петербурге. На фестивале была исполнена его «Концертная симфония». Другое неизвестное публике имя принадлежит чешскому композитору Эрнсту Ванжуре, в 1880–1890-е годы жившему и работавшему в Петербурге. Его «Русская симфония», завершившая фестиваль под звуки устроенного организаторами фейерверка, как это бывало на придворных празднествах русских царей, была написана на темы русских народных песен – точно так же, как и звучавший в самом начале программы квартет Тица. И эта арка словно подчеркнула один из посылов фестиваля – о неразрывной, хотя и не всегда очевидной, связи народной и профессиональной музыки, фольклорной и аристократической культуры.

Слушателя не могло не поразить стилевое богатство, присущее русской композиторской музыке XVIII века – богатство, обнаружить которое во всей его полноте, наверное, оказалось возможным, только обозрев столь полную его картину, какой она была представлена на фестивале. Архаичные традиции русского церковного пения с их диссонантными гармониями и сложным голосоведением – и существовавший параллельно в это же самое время просветленный партесный стиль, словно с опозданием на полстолетия оригинально и небывало в своей красоте отразивший традиции более ранней западноевропейской музыки; едва ли не венско-классический, просветленный строй образности и музыкального письма Бортнянского и Березовского – и совсем рядом по времени, если не одновременно, – «чувствительная» музыка Глинки и Караулова. Словно перенесшийся на машине времени из «классицистской» эпохи второй половины XVIII века в первую половину столетия – эпоху Высокого Барокко со всеми его страстями и аффектами – Иван Хандошкин – и уравновешенные в своей наивной простоте песни из сборника Теплова с их упрощенной фактурой и мелодикой. Можно долго говорить о причинах этих интереснейших явлений, но важнее другое: благодаря усилиям ученых и музыкантов, энтузиастов и подвижников своего дела русская музыка открывает и делает доступными самому широкому кругу слушателей все новые и новые страницы своей истории.

Уверена, что для большинства гостей Подмоклова многообразие русских фольклорных традиций и их аутентичное звучание в естественной для них природной среде стало в этот день едва ли не более ошеломляющим открытием, чем все богатство авторской музыки XVIII века. На фестивале выступили высокопрофессиональные коллективы и солисты, приглашенные со всей России, – абсолютно разные, но объединенные одним: горячей любовью к исконной родной культуре и желанием донести ее до сердца каждого своего слушателя и зрителя.

Так, творческое объединение «Под облаками», специализирующееся на изучении фольклорной культуры Валуйского района Белгородской области, в подлинной народной манере исполнило песни самых разных жанров – лирические протяжные, свадебные и необычные многоголосные частушки, присовокупив к некоторым из них звучание колоритного народного инструмента – двойного пищика. Коллектив, состоящий наполовину из профессиональных этнографов и музыкантов, наполовину из представителей профессий, никак не связанных с музыкой и народной культурой, ведет огромную исследовательскую и просветительскую работу. Регулярно выезжая в деревни, участники творческого объединения учатся своему мастерству, слушая и записывая напевы деревенских запевал и отбирая среди этих напевов такие, которые возникли и существовали еще задолго до проникновения городской культуры в крестьянскую среду. Участвуя вместе с деревенскими жителями в совместном пении, участники «Под облаками» осваивают не только мелодии, но и особую манеру пения, разные типы принятой в этом регионе импровизации и танцевального движения, а также аутентичные народные инструменты. Нельзя не упомянуть и о другом важном проекте объединения – фольклорном лагере «Фолк-кемп» в Архангельской области; его цель – отобрать участников, которые могли бы содействовать продвижению интереса к народной культуре, и научить их петь старинные русские песни, плясать, дать им знания о деревянной архитектуре, народной живописи… Такой комплексный подход к изучению народной культуры, вероятно, самый верный из возможных, поскольку фольклор, по существу, неотделим от той среды, в которой он возникал и существовал – как природной, так и создаваемой руками человека. Примечательно, что в многоголосных созвучиях народных песен, исполненных коллективом, явственно ощущалось родство с музыкальным языком анонимных композиторских церковных сочинений вечерней части фестиваля.

Непривычный образ подлинной народной музыки представил публике мужской концертный дуэт «Соборяне», который исполнил песни старообрядцев-семейских Забайкалья из села Большой Куналей. Участники дуэта Дмитрий Парамонов и Сергей Соломахин некоторое время жили в среде старообрядцев, чтобы перенять их уникальную традицию.

Участник творческого объединения «Под облаками» Евгений Багринцев рассказал о неповторимой музыкальной культуре забайкальских старообрядцев, которая, с одной стороны, на протяжении столетий бережно передавалась из поколения в поколение, в том числе путем обучения мальчиков в специальных школах пению по древним книгам, записанным в старинной крюковой нотации; с другой стороны, эта традиция впитала многочисленные веяния соседних культур, в центре которых она оказывалась в периоды гонений или переселений согласно царским указам, в том числе культур украинской и белорусской. В исполнении «Соборян» прозвучали лирические, любовные, эпические молодецкие песни, представившие разнообразные лики этой традиции.

Фольклорная певица Екатерина Панкратова продемонстрировала великолепное умение вступить в творческий диалог со слушателем через сольную народную песню, исполнив напевы Поозерья, Белгородской области и частушки. В числе этих шедевров прозвучала песня «Ой, кумушки, кумитеся», ставшая знаменитой благодаря ее использованию в фильме «Ностальгия» Андрея Тарковского в исполнении знаменитой русской певицы Ольги Сергеевой (пение которой Тарковский определял как «знак русского»). Екатерина Панкратова так говорит о русском фольклоре: «В народной музыке намного больше оттенков, сложности ритма и мелодий (чем в академической – Е.Д.). Хотя многие думают, что народное пение – это что-то примитивное… Фольклор – это такое богатство, которое не каждый, наверное, сможет принять, вместить в себя. Душа должна развернуться, сердце оттаять, человек должен действительно начать искать. И это не для всех» (электронный журнал «Параллель», 23.05.2017 http://www.prllmusic.com/single-post/2017/05/23/Катя-Панкратова-об-истоках-и-многогранности-русского-фольклора-и-внутренней-тишине).

Выступление уникального инструментального коллектива – Нерехтского рожечного хора, включенного в реестр культурных ценностей Костромской области, – стало настоящим событием для слушателей. Около тридцати лет назад энтузиасты города Нерехты решили возродить пастушью традицию артельной игры на рожковых инструментах, в результате чего и возник этот ансамбль. В составе коллектива, точно так же, как и в составе творческого объединения «Под облаками», большинство исполнителей не имеют академического профессионального образования. Однако участники «хора» являются непосредственными носителями этой удивительной традиции: у многих из них предки были пастухами и рожечниками, а двое участников ансамбля в прошлом и сами были играющими пастухами.

В отличие от вокальных коллективов и солистов, располагающих обширными материалами для своего творчества в виде этнографических записей и их расшифровок, хор рожков не имеет никакой «задокументированной» репертуарной «базы». Для рожков никогда не сочиняли музыку специально, и потому выбор (даже скорее импровизирование) репертуара оставался на усмотрение исполнителя. Участники коллектива, как это принято в фольклорной традиции, периодически дополняли звучание рожков другими народными инструментами или пением. Выступление ансамбля заканчивало первую часть программы фестиваля, и слушатели не преминули воспользоваться образовавшимся перед следующей частью программы антрактом, и еще долго не отпускали музыкантов, уговорив их дополнительно сыграть несколько произведений.

Московский детский фольклорный ансамбль «Веретенце» зазвучал между выступлениями вокального ансамбля «Интрада» и оркестра Pratum Integrum. Помимо исполнительской деятельности, этот коллектив, существующий уже почти 40 лет, реализует ряд проектов, направленных на популяризацию фольклора – подобно тому, как это делают их коллеги из «Под облаками». Его участники ездят в фольклорные экспедиции, собирают этнографические материалы и стремятся к максимально аутентичному исполнению народной музыки. Репертуар, представленный ансамблем на фестивале, по своему происхождению был близок репертуару «Под облаками»: вновь прозвучали белгородские и курские песни. В заключение к «Веретенцу» на сцене присоединились участники этого творческого объединения, чтобы под звучание балалайки, рожка, кугикл и народной скрипки всем вместе поучаствовать в общем плясе.

Народные песни и наигрыши чередовались в программе с авторской музыкой и словно бесконечно доказывали, каким неисчерпаемым кладезем и источником вдохновения они служили как для русских, так и для зарубежных композиторов, работавших в России. Естественная для фольклора природная среда, словно мощный резонатор, многократно усиливала воздействие музыки на слушателя. Хотелось бы отметить еще один замечательный замысел организаторов: в качестве дополнительных «резонаторов» всем гостям, от самых юных до самых взрослых, была предоставлена возможность всестороннего погружения в русскую культуру благодаря мощной образовательной программе, которая шла в параллель с фестивалем. Каждый из этих просветительских мини-проектов для детей и взрослых по-своему глубоко повествовал о народном искусстве. Дети играли в традиционные игры, учились делать традиционных кукол, изготавливать глиняные изделия на гончарном круге, рисовать родные пейзажи, а также расписывать пряники и даже сами делать народные музыкальные инструменты. Особо любознательные на специальной детской лекции смогли узнать об основных этапах развития европейской архитектуры, а также научиться «читать» живописные картины с музыкальной тематикой. Была у них и своя отдельная, детская музыкальная программа: фольклорист Александр Маточкин познакомил их с подлинными народными былинами, сказками, песенками и загадками. Надо отметить, что ко многим из этих мастер-классов с удовольствием присоединялись и взрослые.

Образовательная программа для взрослых отличалась интеллектуальной насыщенностью и богатством представления разных граней русской культуры: состоялись две лекции об архитектуре старинного русского храма, одну из которых впервые в рамках фестиваля прочитал научный сотрудник Государственного музея архитектуры имени А.В.Щусева Кирилл Постернак, а другую, будучи сотрудником НИИ культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва, – отец Дионисий; прошла выставка коллекции прялок и рассказ о них, и состоялась еще одна встреча с Александром Маточкиным, на которой он поведал об аутентичной традиции сказывания русского героического эпоса. Хотелось бы особо выделить демонстрацию пронзительного фильма Степана Воронежского о бытовании и судьбе аутентичного музыкального фольклора «Родная музыка».

Едва ли гости Подмоклова не потерялись бы во всем этом завораживающем богатстве и многообразии, если бы не перекличка двух великолепных ведущих – выпускника Санкт-Петербургской консерватории, этномузыколога Евгения Багринцева, взявшего на себя рассказы о фольклорной линии фестиваля, и известного журналиста и просветителя, подлинного знатока старинной музыки Льва Малхазова, который в этом году уже в третий раз присоединился к фестивалю. Их комментарии, будто нить Ариадны, помогали слушателям легко ориентироваться и настраиваться на восприятие отнюдь не привычной и не простой музыки.

Очень показательно, что буквально каждое произведение и каждое выступление вызывали у публики самый горячий отклик; и дело здесь не только в красоте музыки и высочайшем уровне ее исполнения, но и в созданной организаторами особой среде, которая всеми средствами способствовала такому отклику.

Отец Дионисий неоднократно на протяжении многих лет говорит о своей мечте – возрождении здания подмокловской дворянской усадьбы и превращении ее, как в былые времена, в культурный и образовательный центр. И если само здание пока еще находится в руинах, то мечта священника о том, чтобы Подмоклово стало центром просвещения, благодаря усилиям многих энтузиастов и волонтеров, уже воплотилась в жизнь.

Это было бы невозможно осуществить без поддержки и каждодневного труда самых разных людей и организаций, нашедших возможность (каждая по-своему) поддержать фестиваль: администрации Серпуховского района Московской области, Фонда президентских грантов, Национального фонда культурных инноваций «Петр Великий» (что особенно символично, учитывая время постройки Подмокловского храма и выбранную в этом году тему фестиваля), благодаря которым в этом году в том числе появилась возможность пригласить к участию музыкантов со всей России – из Санкт-Петербурга, Костромской области, Забайкалья…. Нельзя не упомянуть Московскую среднюю специальную школу имени Гнесиных, уже в который раз предоставляющую фестивалю свои уникальные инструменты, и ее директора М.С.Хохлова, а также мастера старинных клавирных инструментов А.И.Андрианова, блестяще настроившего чувствительные к погоде клавиры таким образом, что они с честью выдержали ливень и высокую влажность утренней половины дня.

Уже несколько лет и на самом фестивале, и во время длительной подготовки к нему трудятся волонтеры – прихожане Пущинского и Подмокловского храмов. Среди них – и тот самый Евгений, который не только каждый год варит для музыкантов и гостей фестиваля вкуснейшую уху, но и добывает особую дальневосточную рыбу для исполнителей. В этом году пожелавший остаться неизвестным даритель соорудил между двумя лужайками фестивального пространства крепкий деревянный мост, без которого путешествия по размокшей скользкой глине от храма к полевой кухне и обратно были бы крайне затруднительными. И скопление таких небольших, казалось бы, дел в результате суммировалось в уникальный фестиваль с раритетной музыкой и лучшими исполнителями, прекрасной, необыкновенно комфортной для слушателя организацией и демократической атмосферой.

Организаторы фестиваля поставили себе задачу открыть людям музыку, которую они до этого никогда не слышали, и блестяще справились с этим. Вера Воронежская говорит: «Для меня как для музыканта важно, чтобы эту музыку, классическую музыку, услышало и впустило к себе как можно больше людей. Поэтому вход на фестиваль у нас всегда был принципиально бесплатным». Благодаря этому Подмоклово в этом году смогло посетить более 3000 человек, а количество просмотров интернет-трансляции уже в первые дни превысило 309 000 человек. Поразительно, с какой скоростью эта непростая для восприятия музыка, порой не известная даже профессионалам, шагнула в самую широкую аудиторию.

Полнее всего замысел фестиваля передал на своей утренней проповеди отец Дионисий: «Мне бы хотелось, чтобы мы научились быть терпимыми к вкусам друг друга, и через это открывать для себя все новые и новые стороны нашего духовного богатства».

И эта идея в «Неизвестной русской музыке» проявила себя удивительно многогранно. В композиторских сочинениях было очень легко проследить, сколь плодотворным и обоюдно полезным всегда оказывался обмен профессиональным мастерством и идеями музыкантов русских и европейских. Российские мастера не только значительно расширяли кругозор через знакомство с достижениями зарубежной музыки, но и учились облекать свои музыкальные идеи в общепринятые, господствовавшие в то время формы и техники композиции; зарубежные композиторы с пристальным интересом изучали русский фольклор и русскую культуру, насколько им это было доступно, и выстраивали целые музыкальные произведения на интонационном материале русских народных песен и наигрышей. Поэтому порой оказывается невозможным точно определить, что есть «русского» и что «европейского» в сочинениях как российских по происхождению авторов (среди которых, напомним, было множество талантливых выходцев и с территории современной Украины, привносивших в музыку долю этой богатейшей традиции), так и в сочинениях их иноземных наставников.

Интерес и изучение русской народной культуры для всех, кто в XVIII веке жил и работал в России, было нормой. Разумеется, преломление фольклорного искусства находило в искусстве придворном весьма опосредованное выражение. Но точно так же, подобно людям XVIII века, сегодня мы заново открываем для себя родную музыку и фольклор. И осознаем, что, при всей уникальности нашей культуры, она тысячами нитей связана с другими культурами, давшими нашей музыке очень много творческих стимулов. И на примере буквально каждого произведения, прозвучавшего на фестивале, убеждаемся, что в наши дни исполнение, а точнее, воскрешение культуры прошлого оказывается уже практически невозможным без ее исследования. Отец Дионисий говорит: «…Мне эту музыку открывают люди. А именно, люди являются теми проводниками, через которые она говорит». Люди – ученый и исполнитель, а с ними и пытливый слушатель – стараются впустить в свой мир непривычное и незнакомое через его изучение и попытки понять это неизвестное.

Поэтому для слушателя фестиваль в Подмоклово каждый раз – это подлинное открытие: открытие не только новой музыки, но и новых духовных измерений, и через них – открытие нового в самих себе. В том числе, в этом году это открытие и принятие той самой «родной музыки», о которой снял свой фильм Степан Воронежский, – культуры, заложенной в нас генетически, но на сегодняшний день воспринимаемой многими из нас как нечто непонятное, чужеродное и экзотическое. Через принятие родной культуры человек открывает и принимает в себе – а значит, и в окружающих – новые, незнакомые ему прежде стороны и начинает ощущать себя частью социума, живущего на этой земле; и, думается, через объединение этим приятием разного и непривычного становится возможным и преодоление разобщенности общества.

Хочется пожелать фестивалю дальнейшего расширения аудитории и всяческой поддержки. Этот фестиваль – один из тех «маяков», частичка света от которых попадает в душу каждого слушателя, побывавшего там, и он несет этот свет дальше, зажигая его в других.

А был ли «сольник»? События

А был ли «сольник»?

В Большом зале консерватории впервые выступила Асмик Григорян, но не одна

Впередсмотрящие События

Впередсмотрящие

В Москве гала-концертом завершился Четвертый фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку»

Взрослые игры События

Взрослые игры

Во флорентийском театре Maggio Musicale предложили публике новую версию диптиха на вечную тему о любви и предательстве

Спеть хором на вечной мерзлоте События

Спеть хором на вечной мерзлоте

С 26 октября по 4 ноября в Академической капелле Петербурга прошли традиционные «Невские хоровые ассамблеи»