Реабилитация  Сальери События

Реабилитация Сальери

В Рахманиновском зале Консерватории прошел концерт абонемента «Великие наставники прославленных учеников»

Он был посвящен Антонио Сальери.    Играли Петр Айду, Екатерина Державина, Елизавета Миллер,  Илья Гофман, Дмитрий Прокофьев, Григорий Кротенко и ансамбль «L’Esprit du Vent».

Я долго думала, идти ли мне на этот концерт. Ведь в соседнем зале консерватории  играли музыку Мосолова, звучащую не каждый день. Но пошла в итоге именно сюда. Потому что о Мосолове напишет вся музыкальная общественность, а этот концерт из цикла «Великие наставники прославленных учеников» — не факт, что осветят.
Речь идет о Сальери. И мое посещение можно  рассматривать как  благодарный «лайк» покойному Антонио. Потому что Сальери был талантливый и хороший. И не мрачно-злой, как многие думают,  а любезный и доброжелательный.  А «наше всё» (в смысле Пушкин) его оклеветал (как резонно заметили во вступительном слове к концерту).

И не только он.  Вспомните фильм Милоша Формана,  например,  где Моцарт – не только   «гуляка праздный», но вечно выпендривающийся подросток, хулиган. А Сальери всегда хмурит  лоб.  Но,  вообще-то, это Моцарт завидовал Сальери, успешно и впереди Вольфганга Амадея занимавшему лакомые посты с хорошим жалованьем, которое и Моцарт хотел получать. А не наоборот. Это очевидно из моцартовских  писем, которые он посылал  отцу .

Кстати, среди многочисленных сальериевых учеников (с которыми он весьма толково (и часто бесплатно) занимался – Черни, Гуммель, Шуберт, и, на минуточку, Бетховен, Лист, Керубини. Все, кроме двух последних, были представлены на концерте в Рахманиновском зале, который  назывался «Классный вечер».  Программа редчайшая: где еще услышишь трепещущие плотоядным и задорным смехом Десять вариаций Бетховена на тему дуэта «La stessa, la stessissima» из оперы Сальери «Фальстаф»? Или десять наивно-трогательных вариаций очень юного Шуберта, подарившего их любимому наставнику? Или забавный септет Гуммеля, с его несколько трескучей надеждой «переромантизить» романтизм? Да вот же тут Шопен, приговаривали знатоки  в зале.  (В Гуммеле  в числе других музицировал альтист Илья Гофман, с которым мы после этого подружились в фейсбуке, чему я рада, потому что одним прекрасным музыкантом в моем мире стало больше).

А развеселая — но и упражняющая пальцы — Фантазия на тему песни из «Сомнамбулы» Беллини — в 6 рук? Неужели это тот самый  Черни —  гроза детей, зануда этюдов? (Посвящаю это текст замечательной Лизе Миллер, которая героически играла с температурой, обеспечив две руки из шести необходимых). И изящное трио самого героя дня для двух гобоев и фагота. Он (Сальери, а не фагот), как всем известно, любил «гулять быстрым шагом по улицам, полным народа. Маленькая баночка с засахаренными фруктами, в которую он частенько заглядывал, альбом и карандаш — это всё, что составляло его багаж в подобных случаях; он бежал с тростью в руке на охоту за музыкальными идеями, и как только ему удавалось ухватить что-то, он тут же останавливался, чтобы зафиксировать это на бумаге». Так и сочинил.

 

Играли, кстати, не на аутентичных инструментах. Хотя хотели на… Но не сложилось по техническим причинам.

Я бы могла еще много концептуального написать о зеленых концертных штанах Петра Айду, сиреневой рубашке Филиппа Ноделя или о, как всегда феноменальных, носках Гриши Кротенко (эти были с изображением мадонны Рафаэля). Но Гриша, обеспечивший в Гуммеле уютно и почти по-джазовому «бухающий» контрабас, мне строго запретил писать о носках и велел писать о музыке. Так что пишу о ней.

Кстати, это не первый вечер  в честь Сальери. Роман Минц, один из основателей фестиваля камерной музыки «Возвращение», поведал, что «у нас был концерт учеников Сальери. В 2000 году». То есть на одном из ранних фестивалей.  А в Екатеринбурге несколько лет назад поставили  прекрасный балет по его «Вариациям на темы фолии». Так что процесс реабилитации несправедливо обиженного композитора на концертных и театральных сценах России понемногу идет. Медленно, но верно.

Песни памяти

Песни памяти

События

Гости #Нелектория «Петя и волки» рассуждали о (не)современном фольклоре

А был ли «сольник»? События

А был ли «сольник»?

В Большом зале консерватории впервые выступила Асмик Григорян, но не одна

Впередсмотрящие События

Впередсмотрящие

В Москве гала-концертом завершился Четвертый фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку»

Взрослые игры События

Взрослые игры

Во флорентийском театре Maggio Musicale предложили публике новую версию диптиха на вечную тему о любви и предательстве