Рой Харгроув: джаз позволяет пересекать любые границы Персона

Рой Харгроув: джаз позволяет пересекать любые границы

Один из участников фестиваля «Триумф Джаза» – американский трубач Рой Харгроув (РХ). На его счету две премии «Грэмми» (в том числе, за совместный проект с Херби Хэнкоком и Майклом Брекером), множество альбомов, как сольных, так и записанных в сотрудничестве с другими джазменами и не только

Как сайдмен, Рой принимал участие в записи альбомов звезды этно Анжелик Киджо, неосоул-звезды Д’Анджело, поп-рокера Джона Майера и других артистов. Артем Липатов (АЛ) задал трубачу несколько вопросов.

АЛ Среди ваших проектов есть самые неожиданные коллаборации, включая запись с рэпером. Какая музыка вдохновляет вас более всего?

РХ Меня вдохновляет самая разная музыка. Нэт Кинг Коул, например. Трубач Клиффорд Браун. Чарли Паркер.

АЛ А кто был для вас героем, образцом, когда вы постигали азы джазового мастерства?

РХ Тот же Клиффорд Браун, Фредди Хаббард, Фэтс Наварро, Ли Морган… Рой Элдридж! Нет, все‑таки не буду перечислять: их так много было и остается, вдруг я забуду кого‑то…

АЛ Вы получили свою первую премию «Грэмми» за альбом «Habana» 1997 года, записанный в афрокубинском стиле; в нем принимал участие знаменитый кубинский пианист Чучо Вальдес. Что для вас значит музыка Кубы?

РХ Я впервые попал на Кубу в 1995‑м как раз по приглашению Чучо – на Гаванский джаз-фестиваль. И все время я пребывал там в тени нежно любимого кубинцами Диззи Гиллеспи: они принимали меня так, будто я – это он. Этот опыт дал мне много нового: я обнаружил малознакомую мне, но такую замечательную музыку; я узнал, что на Кубе невероятное количество превосходных исполнителей невероятного уровня виртуозности! Я был просто поражен, как они чувствуют ритм, каким прихотливым он может быть, и как интересно все это сочетается с джазом. Этот визит и подтолкнул меня к идее записи этого альбома.

АЛ Вы выступали с самыми знаменитыми музыкантами – от Оскара Питерсона до Сонни Роллинза, от Рэя Брауна до Ширли Хорн… Сотрудничество с кем из них вы могли бы назвать наиболее важным для вас?

РХ Прежде всего упомяну Сонни Роллинза и трубача Роя Хейнса, конечно.

АЛ Вы не раз принимали участие как сайдмен в записи альбомов поп-музыкантов. Насколько это интересно для джазмена?

РХ Мне кажется, что профессия требует изучения самых разных аспектов музыки. Если у тебя есть намерение достичь определенного уровня мастерства, ты должен уметь воспринимать мир музыки в целом, не деля его на жанры, уметь играть в максимально возможном количестве стилей. Стараться постичь весь спектр возможностей. Участвуя в самых разных записях, я всегда использовал любую возможность узнать что‑то новое, научиться чему‑то еще.

АЛ А что вы думаете о разнообразных джазовых экспериментах с электроникой, которых сейчас довольно много?

РХ Я считаю, что практически любые эксперименты оправданы, если они делаются со вкусом и талантливо. Любые эксперименты расширяют палитру наших представлений о музыке и идут только на пользу.

АЛ В России есть такая традиционная тема для дискуссий – является ли джаз исключительно американской формой музыки, и возможно ли, чтобы джаз был русским или каким‑то еще, а не только американским? Что вы думаете на этот счет?

РХ Нет, я не верю в это! Самое замечательное в джазе – то, что он позволяет пересекать любые границы. Любой человек, из любой страны мира, постигая ритм и гармонию джаза, становится в нем своим. Нет никакого деления. Джаз не имеет национальности.

АЛ В Россию вы приезжаете со своим квинтетом на фестиваль «Триумф Джаза». Вы приготовили какую‑то особенную программу нашим любителям джаза?

РХ Скорее всего, я буду играть и собственную музыку, и джазовые стандарты. Я не готовлю какую‑то специальную программу, с репертуаром мы определимся на месте. Мне есть из чего выбирать.

Александр Топлов: <br>Ограничения открыли для нас новые горизонты Персона

Александр Топлов:
Ограничения открыли для нас новые горизонты

Что готовилось к юбилею Чайковского в регионах России?

Ада Айнбиндер: <br>Чайковский мне как старший брат Персона

Ада Айнбиндер:
Чайковский мне как старший брат

Карина Канеллакис: <br>Будем работать по «Плану Б» Персона

Карина Канеллакис:
Будем работать по «Плану Б»

В последние несколько сезонов имя Карины Канеллакис звучит все громче.

Дмитрий Крюков: <br>Мой репетиционный рабочий день составляет 10–12 часов Персона

Дмитрий Крюков:
Мой репетиционный рабочий день составляет 10–12 часов

Пару дней назад Фейсбук «взорвала» видеотрансляция репетиции Национального симфонического оркестра Республики Башкортостан.