Счастье номер 49 События

Счастье номер 49

В условиях закрытия театров многие оперные дома мира бесплатно транслируют спектакли. «Музыкальная жизнь» решила рецензировать некоторые из них. Но на что обратить внимание? Выбор, надо сказать, непростой, ведь трансляций много. Каким критерием руководствоваться в отборе?

Среди трансляций есть и традиционные спектакли, и образцы «режиссерской оперы». На страницах  специализированного  издания всему найдется место. Мне показалось правильным начать с постановки, которую можно рекомендовать всем. Речь идет о «Тайном браке» Чимарозы в Театро Реджо (Турин). Эта опера нечасто ставится в России, но итальянцы на ней собаку съели. В спектакле, о котором я пишу, нет ни архаики, ни сложного концептуализма. Но есть удачный, на мой взгляд, режиссерский подход, как и высокий уровень музыкального и вокального исполнения. И, конечно, прекрасная музыка, несущая оптимизм. Кстати, спектакль есть в свободном доступе на YouTube-канале театра.

«Тайный  брак» – сорок девятая опера композитора, но этого не скажешь, слушая свежий плеск музыки, как будто написанной с вдохновением новичка. Кратко напомню, что комедия положений, лежащая в основе либретто, взята итальянским либреттистом из английской пьесы. Автор написал эту оперу-буффа в 1792 году, она пользовалась большим успехом у современников и пережила прочие вещи автора. Во всех книжках по истории музыки написано: труппа была счастлива, когда после первого спектакля в Венском Бургтеатре император Леопольд II пригласил актерский состав на ужин, а после банкета захотел послушать оперу еще раз.

Удачное либретто дает возможность сделать «водевиль со смыслом». В семье богатого и тщеславного негоцианта Джеронимо, мечтающего о престижном браке дочерей, Каролины и Элизетты, царит суета сует. Поскольку Каролина тайно вышла за юного бухгалтера отца – Паолино, а в дом еще попал и потенциальный жених – английский граф Робинзон, охотник за  приданым, да и сестра Джеронимо тоже  не прочь найти мужа, не отходя от кассы.

История «любовей» замешана на многих комических приемах, но интриги и недоразумения не раз полны интимной, искренней лирики. В этом секрет притягательности  оперы и удачи туринской  постановки, где ненавязчиво, но целенаправленно выявлена именно эта базовая двойственность.

Театро Реджо пригласил на постановку крепкую команду профессионалов. Молодой дирижер Николас Негеле – финалист международного конкурса Георга Шолти, выигравший в разные годы еще два дирижерских приза. Куда важнее, впрочем, что с 2017 года он является капельмейстером  Deutsche Oper в Берлине, а туда кого попало не берут.

Оркестр под управлением Негеле сыграл вступление стремительно и искристо, слегка намекая и на  условную «церемонность»  приемов времени создания оперы. Но уважение к старине стало как бы трамплином для энергичной поддержки амбиций персонажей спектакля. Чимароза зазвучал  как очаровательное  бурное приключение.  И петь с  дирижером Негеле явно удобно: сохраняя всю сочность партитуры, он ловко и грациозно «подает» голоса, умеряя темперамент оркестра до требуемого вокалом.

Режиссер Пьер-Луиджи Пицци нашей публике известен не только по записям: несколько лет назад он сделал в Большом театре неплохую «Сомнамбулу». По поводу «Брака» Пицци признавался, что с самого начала мечтал избавиться от старомодной статичности и париков,  и чтобы на сцене было много пространства, воздуха, света. Декорации тут – три больших смежных  комнаты некого особняка. И без передней стены, так что публика как бы подглядывает за буднями обитателей дома.

Пицци сам и сценограф, и автор костюмов, обыгрывающий богатство  папаши через разноцветную элегантность заказанной Джеронимо  дизайнерской мебели и тщательно продуманный  специалистами интерьер (как водится в «лучших домах»),  а также дорогущие  картины классиков XX века  на стенах. Судя по выбору, старый богач – то ли актуальный коллекционер, то ли торговец живописью: любой продвинутый зритель  узнает фирменные разрезы на холстах Лучо Фонтаны и  пастозные вихри Альберто Бурри. Искусство в этом доме – символ статуса и источник  капитала.  Что сразу дает простодушной комедии легкий привкус социальной сатиры.

Под картинами «встречаются и сталкиваются персонажи и желания, создавая переплетение, достойное ситкома». Быт властно вторгается в отношения.  Поцелуи на дорогом диване, нервные постукивания  пальцев по ручке стула, бутылка с алкоголем на кухонном столе, раздраженные качания женской ножки, спонтанные подпрыгивания от радости, которые позволяешь себе в родных стенах, споры, откинувшись  на  спинки мебели, апельсиновый сок на завтрак, пение в одном носке, забыв надеть второй. Мизансцены  устроены по типу «вбегает Икс, Игрек убегает», а манера вести диалог   – тоже сугубо семейная история. И, как ни странно, при весьма явной телесности весьма умеренная жестикуляция. (Ее с избытком заменяет жестикуляция голосом.)

И становится ясно, что все  шикарные современные предметы оттеняют  факт: история нравов в спектакле подана как вечно актуальный комический  архетип. И архетип театра. Эта комедия положений может себе позволить быть сыгранной где угодно, хоть среди столов и стульев с витыми ножками рококо, хоть в «умном доме» наших  дней.  Персонажи оперы – итальянцы как они есть: открытые страстям,  непосредственные и себе на уме, пылкие и коварные, влюбчивые и ревнивые,  отходчивые и великодушные. Меняя внешнее, визуально приближая действие к нам, Пицци, как и всегда в таких случаях, подчеркивает неизменность внутреннего. А насмешник Чимароза ему активно помогает – своими говорливыми речитативами и красивыми ариями «с характером», раскрывающими душевные порывы.

Поскольку многослойной концепции в спектакле нет, можно полностью сосредоточиться на голосах. Это того стоит. В туринском «Браке» все поют отменно. Каролина Липпо (Каролина) училась в Молодежной программе Театра «Ан-дер-Вин» и победила на конкурсе Stella Maris. Ее сопрано,  может быть, чуть резковато по тембру, но какой же легкий и красивый  ход по регистрам! И как хороши реплики-тараторки! То же самое –  безусильная легкость и  ровность – у дебютантки Театро Реджо Элеоноры Белоччи (Элизетта), чьи рулады не менее восхитительные,  но, возможно,  более «журчащие»  и мягкие.

У Моники Бачелли  (Фидальма)  дикция  образцовая,  а тембр резонерши и женщины квази-вамп  идеально подходит для партии моложавой охотницы за мужем. Кажется, что повторы финала ее арии – не просто оперный прием,  но способ вдалбливания идей в норовистых племянниц. Марко Филиппо Романо, один  из лучших итальянских комических басов, мастер стаккато и скороговорки, – нувориш Джеронимо в желтом костюме и красных ботинках: ему веришь, что будет «феличита», если дочка станет «синьора контессина». Маркус Верба (Граф Робинзон), работавший еще со Стрелером, делает своего персонажа наглым, обаятельным и немного глупым, его расчетливые и самодовольные песни о деньгах то и дело взрываются неожиданно нежными порывами.  Очень смешны дуэты двух басов: «Si, si, si, si», «no, no, no, no»…   И чудесно слажены ансамбли, особенно финальный, когда все проблемы  исчезают,  как тьма на рассвете.

Чего и вам желаю.

Чем дальше — тем ближе События

Чем дальше — тем ближе

Ensemble Modern в проекте «On air»

Победа над изоляцией
События

Победа над изоляцией

Завершилось голосование по интернет-конкурсу «Чайковский из дома»

На домашнем. Саундтрек самоизоляции События

На домашнем. Саундтрек самоизоляции

К концу марта 2020 года стало понятно, что коронавирус останется в нашей жизни чуть дольше, чем хотелось бы.

Дома вместе
События

Дома вместе

Представители поп-культуры осваивают онлайн-формат концертов