Счастливчик Аладдин и Царица Снежной Ночи при глобальном потеплении События

Счастливчик Аладдин и Царица Снежной Ночи при глобальном потеплении

Под Рождество и Новый год, как известно, положено рассказывать сказки. И в канун года 2020 два столичных музыкальных театра одарили зрителя сразу тремя сказками.

Тон задал Детский музыкальный театр имени Натальи Сац, предварив историей (которая, в отличие от привычных, имеет все шансы превратится в реальность) о своей предстоящей реконструкции. Здание театра было возведено к московской Олимпиаде, по последнему слову тогдашней строительной и театральной техники сорок  с лишком лет назад, и совсем не диво, что за это время она превратилась чуть ли не в экспонат лавки древностей.

Сказка будет «сказываться» полтора года, год с небольшим труппа будет лишена главной сцены, а  спектакли будут идти на Малой. Однако результат, похоже, окупит все неудобства: театральная машинерия выйдет на уровень XXI века, а весьма неуютные ныне окрестности театра обернутся — вместе с соседним цирком — единым и очень уютным культурно-зрелищным пространством.

А пока строительная сказка не началась, труппа представила сказку самую настоящую оперу Совета Вареласа «Волшебная лампа Аладдина». Судьба автора, уроженца «российской Одессы» – Таганрога, сложилась так, что вся его жизнь была связана с волшебным (и не очень) Востоком, точнее, с Узбекистаном и Ташкентской консерваторией. Там же, в Ташкенте, в театре имени Навои и прошла почти полвека назад абсолютная премьера не раз возобновлявшегося «Аладдина». На московской сцене эта опера никогда не шла.

Премьера ожидалась не без опасений: как совместится овладевший подмостками московских музыкальных театров дух так называемой «режоперы» со вполне традиционными, даже классическими музыкой и сюжетом? Сомнения оказались напрасными: Георгий Исаакян смог сотворить, без всяких «новаций» и идя точно след в след за сюжетом и музыкой, доступное и захватывающее детей любого возраста и с любыми гаджетами в руках маленькое театральное чудо. Притом, что почти каждому из них знакома и старая арабская сказка, и классический советский фильм по ней.

Звучание оркестра под управлением Алевтины Иофее, как и должно быть в настоящей восточной сказке, завораживает: композитор был в своей стихии. При этом с выгодной стороны могут показать себя не только певцы, но и артисты балета. Музыка мелодична, колоритна, в меру поучительна: юный слушатель в весьма ненавязчивой и совсем не скучной форме получит представление об основных оперных формах.

Есть в ней и ирония, что отлично почувствовал постановщик: даже тот, кто минимально сведущ в музыкальном театре, увидит и услышит в «Аладдине» своего рода тропинки-отсылки ко многим классическим операм. И не только к ним — к некоторым советским сказкам Николая Носова тоже…

Но прежде всего  к «Руслану и Людмиле». Зачем добряку Джинну, на потеху публике, в натуре вылезать из какой-нибудь бутафорской бутылки, если его вполне достойно и в вокальном (вполне заменяющий хор бас Дмитрия Почапского), и в сценическом отношении может представить огромная, парящая надо всем и блещущая молниями-взглядами голова? А брутальный Султан (Александр Цилинко), натурально, имеет при себе многоречивых, суетливых и несколько слегка напоминающих о министрах из пуччиниевской «Турандот» визирей… Правда, с одной существенной поправкой — визирей не три, а четыре, и главный из них (весьма запоминающаяся роль Олеси Титенко) оказывается – такое часто бывало при восточных деспотиях! — евнухом. С соответствующей поправкой на тип голоса.

Не обошлось, впрочем, и без ложки дегтя. Зачем голосистой труппе театра Сац (особенно выделялись исполнители главных ролей Вячеслав Леонтьев и Альбина Файрузова) еще и пресловутая гарнитура? Если в оперном формате open air без нее, к сожалению, не обойтись, то зачем прибегать к ней на сравнительно небольшой сценической площадке?

Но сказка сказкерознь. «Опять Снежная королева? – поморщившись, вопросит скептик, взглянув на премьерную афишу Геликон-оперы”, – да сколько можно?» И на геликоновской сцене еще недавно шел спектакль, да и опера-балет на сцене Дворца съездов еще многим памятна… Но Андерсену, как вечному спутнику человечества, несть и не будет конца, а сам он очень не любил, когда его называли автором детских сказок. Они, на самом деле, совсем не для детей, а для взрослых, которые когда-то были детьми. И геликоновская «Снежная королева» – в именно из таких.

Говоря современным языкомавтор музыки Александр Покидченко и режиссер Илья Ильин сотворили то, что называется духовным сиквелом сказки Андерсеном. Тот же сюжет — да на новый лад. И если правда, что всякий артист – всегда немного пророк, то очевидно, что авторы спектакля заранее предвидели нынешнюю сиротскую и бесснежную зиму. А она, волею или неволею, заставляет поверить в заданные ими условия происходящего на сцене действия.

Снежная королева начала нового тысячелетия – вовсе не северный вариант холодной и бесчувственной Царицы Ночи, а стареющая, одинокая и не лишенная привлекательности и чисто человеческих чувств Женщина. Находящаяся вдобавок в безысходном плену у некоего Советника (олигарха?), внешне смахивающего одновременно и на пузатых буржуев, и на прячущихся под темными очками шпионов с плакатов советского времени. О том, кто же таков на самом деле этот жутковатый Советник, каждый зритель волен судить сам…

Рядом Кай – не просто мальчик, а компьютерный гений, смастеривший человекоподобного робота Ганса, и рядом с ним вполне традиционные Принц и Принцесса, Атаманша разбойников и ее дочка, и, разумеется, Герда, которой никакие козни нипочем.

Зато окружающий их мир переменился разительно: в нем остались только воспоминания и о снеге, и кондиционерах, и о холодильниках, а мороженое стало великой редкостью. Где снежные пустыни превратились в продуваемые раскаленным самумом пустынии не хватает разве что документальных кадров с австралийских пылавших полей…

Чисто музыкально «Снежная королева» нового поколения совсем не похожа ни на оперу-балет Михаила Раухвергера, ни на обошедшую немало сцен оперу Сергея Баневича. Глобальное потепление принесло не только повышение температуры, но и полную смену музыкальных «одежд». Произведение Покидченко представляет собой динамичный и компактный мюзикл в очень модном сегодня стиле стимпанк, подразумевающем резкое смешение вполне традиционного музыкального языка позапрошлого века с самыми необычными, иногда даже немного шокирующими сегодняшними приёмами музыкантов-авангардистов.

Вышло и органично, и увлекательно, и даже весело. Жаль только, что поют — и поют весьма недурно — солисты под не слишком высокого качества фонограмму, и звуковой баланс между нею и голосами нередко нарушается. При этом дикция солистов (за исключением исполнительницы роли Снежной королевы Ольги Давыдовой) оставляет желать много-много лучшего. Прямо хоть бегущую строчку запускай… Так что не только детям, но и взрослым зрителям приходилось судить о ходе действия главным образом по диалогам.

Однако, как и в «Аладдине», все заканчивается традиционным happy endом. Тряхнувшая стариной Снежная королева превратит своего мучителя в отвратительную ледышку, а к детям и взрослым будет прилетать только для того, чтобы покрыть землю снегом, а окна – морозными узорами…  Вот только прилетает она, даже под Новый год и Рождество – все реже.

«Великой иллюзией» дали в ухо События

«Великой иллюзией» дали в ухо

Уральский филармонический оркестр под управлением Дмитрия Лисса привез в Москву «Турангалилу»

Жития святых в формате 3D События

Жития святых в формате 3D

В Москве завершился Первый фестиваль искусств Юрия Башмета

Жребий брошен События

Жребий брошен

В Музее Прокофьева прошли «Журналистские читки» – проект Ассоциации музыкальных журналистов и критиков Российского музыкального союза

Путешествие Сильвы за океан События

Путешествие Сильвы за океан

В Свердловском театре музкомедии с большим успехом прошла премьера оперетты Имре Кальмана