Семеро их Тема номера

Семеро их

«Музыкальная жизнь» представляет новое поколение композиторов. Им – до 35 лет. Это победители симфонического конкурса «Партитура» – самого масштабного в новейшей истории российского композиторского конкурса, проведенного Фондом развития современного искусства при поддержке Фонда президентских грантов. Конкурс выявил 35 лауреатов и семь победителей в семи номинациях. Каждый из семерых получит премию размером в 200 000 руб­лей, их партитуры выйдут в издательстве «Композитор», будут записаны и выпущены на диске. Концерт победителей в связи с текущей ситуацией отложен на осень или зиму.

Тем временем композиторы ответили на вопросы журнала, которые задал шеф-редактор издательства «Композитор» Петр Поспелов.

Петр Поспелов Причисляете ли вы себя к ­какому-либо творческому направлению?

Алексей Чернаков Нет.

Артем Пысь Разумеется, не причисляю, мы все заложники нашего времени: творческие направления, стили и всякого рода «измы» уже давно утратили себя и свое первоначальное значение.

Игорь Холопов Если честно, никогда об этом не задумывался. Значит, видимо, нет.

Мурат Кабардоков Я тоже не отношу себя к ­какому-либо направлению.

Анна Поспелова Я оказываюсь в профессии в различных сферах композиторской деятельности, где в зависимости от целей ставятся разные стилистические задачи. Чем меньше рамок у творческих идей, тем шире спектр результата.

Андрей Бесогонов У меня есть определенные стилевые, технологические предпочтения, которые изменяются с течением жизни, но эти предпочтения всегда преломляются во мне и подвергаются деформации, синтезу, образуя свой язык.

Настасья Костюкова На мой взгляд, молодому композитору весьма непросто причислить себя к одному направлению. В наше время композитору желательно уметь писать музыку в разных музыкальных направлениях и не ограничивать свой творческий потенциал.

Андрей Бесогонов

Петр Поспелов Есть ли у вас персональный творческий манифест?

Мурат Кабардоков Нет.

Андрей Бесогонов Для себя считаю творческий манифест бессмысленным, ибо он противоречит моему существованию как свободной творческой силе.

Алексей Чернаков К­акого-либо сформулированного и зафиксированного в словах манифеста нет. Когда я сочиняю музыку, для меня гораздо важнее слушать свой внутренний голос.

Настасья Костюкова Как такового творческого манифеста у меня нет. Считаю, что музыка как высшая форма искусства не вмещается в рамки манифеста и не может им ограничиваться.

Игорь Холопов Манифеста нет, да, пожалуй, мне бы и не пришло в голову задумываться об этом. Я просто сочиняю музыку и стараюсь делать это искренне.

Артем Пысь К­акого-то определенного творчески выработанного credo у меня нет, самое важное условие для меня – это полная Свобода творческого выбора в каждом новом произведении. И степень моих творческих пристрастий и предпочтений не имеет границ, все в моей музыке сталкивается и сосуществует в сложноподчиненном и дополняющем друг друга принципе единства, обозначенном ­какой-либо Сверхидеей.

Анна Поспелова Своего творческого манифеста у меня нет, но мне всегда были созвучны манифесты итальянских футуристов начала ХХ века – Руссоло, Прателлы, Маринетти, которых объединял призыв к поискам новых идей и возможностей, предполагающих абсолютно иное развитие искусства. Полностью поддерживать их манифесты я бы не стала, так как у них были и довольно радикальные предложения, но общий вектор мне очень даже близок: «Да здравствует риск, дерзость и неукротимая идея!»

Настасья Костюкова

Петр Поспелов Какая идея, общехудожественная или музыкальная, оказала на вас влияние?

Алексей Чернаков На меня большое влияние оказала русская музыкальная культура, а также русская литература. Серьезно повлияла на мое становление и джазовая музыка, которой я занимаюсь с детства.

Артем Пысь Так как я родился и вырос на Кавказе, то с самого раннего детства непосредственное влияние на меня оказывала адыгская культура, адыгский язык и адыгская (черкесская) народная музыка. В то же время мне как «уроженцу» семьи профессиональных музыкантов (мама, сестра, тетя, дядя) с детства прививалась любовь к русской классической музыке XIX–XX веков, так же как и к советской массовой песне. Впоследствии добавилось увлечение рок-музыкой, классическими брод­вейскими мюзиклами в сочетании с многолетней страстью к изучению экзотических иностранных языков и традиционных восточных музыкальных культур, прежде всего Индии, Тибета и арабского Востока.

Мурат Кабардоков На формирование моего творчества повлияли в целом две культуры: адыгская национальная (фольклор во всех направлениях) и русская профессиональная (русский фольклор хуже знаю), вобравшая в себя многое из европейских музыкальных традиций. Поэтому западно-­европейскую музыку я также воспринимаю как свое. Два языка (адыгский, кабардинский диалект) и русский, на которых я мыслю и спокойно переключаюсь с одного на другой, также дают мозгу работать шире, так как эти языки совершенно не похожи. На все это накладывается увлечение с детства роком и джазом.

Игорь Холопов Случилось так, что я с детства любил романтическую музыку и рок. Первые две пластинки, одновременно появившиеся у меня, были Первый концерт Чайковского и альбом Nine Lives группы Aerosmith. С тех пор это так и идет бок о бок. Можно даже сказать, что моя музыка – это «коктейль» из рока и романтизма.
Кроме того, так получилось, что я – театральный композитор, и многие даже чисто инструментальные работы начинаются именно как музыка театра. Так же, кстати, было и с «Уроком» (сочинение, победившее на конкурсе «Партитура». – Прим. ред.). Я начал писать музыку к драматическому спектаклю, которая впоследствии переросла в оперу, а на основе оперы родилось сочинение для симфонического оркестра – со своей формой и драматургией, отличающейся от оперы.

Мурат Кабардоков

Петр Поспелов Какие современные академические композиторы оказывают на вас влияние?

Игорь Холопов Прежде всего это, конечно, мой Учитель, выдающийся композитор Ефрем Иосифович Подгайц. Из других более или менее современных композиторов назову Леонарда Бернстайна, Джона Адамса, Витольда Лютославского, Дьёрдя Лигети, Жерара Гризе, Джона Корильяно, Михаила Броннера.

Анна Поспелова Мне интересно наблюдать за творчеством Алексея Сюмака, Дмитрия Курляндского, Владимира Тарнопольского. Из западных композиторов – Беат Фуррер, Хая Черновин, Клаус Ланг, Марк Андре. Очень интересно для меня творчество Хайнера Геббельса. Недавно открыла для себя композитора Мартина Шютт­лера. В общем, в поле зрения всегда много кого. Слежу также за творчеством более молодого поколения композиторов, как у нас, так и за рубежом.

Андрей Бесогонов Сейчас затишье, но до недавнего времени на меня сильно влияло творчество Беата Фуррера. Здесь я говорю именно о комплексном влиянии. Конечно, есть еще некоторые композиторы, элементы художественного языка которых вошли в мой арсенал в ­каком-то виде, – это Шаррино, Ромителли, Гризе, Мюрай. Недавно ощутил связь с некоторыми идеями Фелд­мана о звуке.

Настасья Костюкова Все знакомые мне современные композиторы в той или иной мере оказывают на меня влияние. В ­чьих-то произведениях ты можешь отметить хитрости оркестровки, в ­чьих-то –необычный подход к звукоизвлечению, ­где-то впечатлит идея, а ­где-то – эмоциональное содержание. Так, например, можно выделить некоторые произведения Альфреда Шнитке, Валентина Сильвестрова, Арво Пярта, Владимира Мартынова, Софии Губайдулиной, Мередит Монк, Джона Уильямса, Тору Такэмицу и многих других.

Артем Пысь Не могу не назвать композиторов ушедшего века, во многом перевернувших мое представление о музыке и процессе ее создания: Карлхайнц Штокхаузен, Янис Христу, Джачинто Шельси, Бернд Алоиз Циммерман, Хельмут Лахенман. Из отечественных композиторов старшего поколения мне очень близко и всегда любопытно творчество Александра Раскатова, Юрия Каспарова, Фараджа Караева; из среднего поколения более всего близки как творчески, так и человечески мои коллеги-­композиторы Алексей Сюмак, Владимир Горлинский, Александр Хубеев. Из композиторов Запада отмечу прежде всего моих глубоко почитаемых и интересных: Фаусто Ромителли, Александр Шуберт, Кайя Саариахо. Ну и, конечно, не могу не сказать отдельно о композиторах, которые также, но в ином стилистическом формате мной любимы и уважаемы: Эндрю Ллойд Уэббер, Карл Дженкинс, Джон Уильямс, Максим Дунаевский, Давид Тухманов, Раймонд Паулс, Микаэл Таривердиев. Могу перечислять очень долго и дойти до совсем «низменных» «мирских» музыкальных пристрастий, потому сим ограничимся.

Мурат Кабардоков Никакие. Правда, в киномузыке нередко присылают для «правильного» настроения сочинения конкретных композиторов. Но это вопрос скорее не прямого влияния, а особенность киноцеха.

Анна Поспелова

Петр Поспелов Да, это называется «референсы». В театре тоже такое встречается. Мы живем в мире, когда вокруг звучит популярная музыка. Многие современные композиторы серьезно ее изучают. Как у вас обстоит с этим дело?

Анна Поспелова О, да, популярная музыка повсюду, и я считаю, что глупо игнорировать ее существование. Досконально я ее не изучаю, но благодаря своим ученикам и студентам знаю о ней довольно много. Феномен Billie Eilish мне кажется интересным – в моем плей-листе она самая молодая исполнительница. Хотя мне больше нравится экспериментальная популярная музыка – Manizha, Shortparis, Ic3peak. Такая музыка – это уже полноценное арт-высказывание. Можно, конечно, сколько угодно выпендриваться, но на самом деле моя любимейшая исполнительница – Алла Пугачева. И еще Жанна Агузарова.

Настасья Костюкова Не сказала бы, что серьезно, но изучаю. Исключительно в поисках ­чего-то уникального, что можно было бы использовать даже в академической музыке.

Мурат Кабардоков Мне нравится качественная популярная музыка (в широком понимании этого направления): Sting, Radiohead, Queen, The Beatles, Led Zeppelin и др. Песни Зацепина, Гладкова, рок-оперы Рыбникова – это уже классика. Как и песни Шуберта, которые по мне были поп-музыкой своего времени. Вопрос в качестве материала: и в академическом направлении много плохой музыки.

Артем Пысь Выскажу, возможно, крамольную мысль для академического композитора: ввиду того, что я большую часть своего времени преподаю и работаю концертмейстером с различными музыкантами –от балалаечников, домристов, скрипачей и кларнетистов до вокалистов и танцоров в балетном классе, то в свободное от работы время я слушаю исключительно неакадемическую музыку, причем по большей части очень ритмичную, танцевальную (особенно если едешь в машине, грех не включить ­что-нибудь громкое и четырехчетвертное. Популярная музыка очень многогранна и разнообразна, в ней есть свои шедевры и величайшие исполнители, которые останутся в истории мировой культуры наряду с гениями академической музыки, и я во многом черпаю вдохновение в ее неподдельной энергетике и драйве, которых часто не хватает современной академической музыке. А в плей-листе у меня всегда рэп, большей частью западный – Snoop Dogg, Kendrick Lamar, Jay-­Z, 50 Сent, $uicideboy$; из русских рэперов –Noize MC, iBenji, особенно нравится Хаски, по настроению, особенно в машине, хорошо «заходят» Miyagi & Эндшпиль. А в целом вне конкуренции мной обожаемы и любимы уже долгие годы Rammstein, «Ария» с Кипеловым, классический фанк и диско 80-х, а также их реставрация в наши дни группами и солистами, такими как Jamiroquai, Bruno Mars, Weeknd, Le Flex и другими.

Игорь Холопов

Игорь Холопов Я много работаю как оркестровщик и часто сталкиваюсь с популярной музыкой. Касаемо ее влияния на музыку академическую считаю, что это очень позитивный процесс. Всю свою историю академическая музыка «подпитывалась» народным творчеством, черпала вдохновение в народных песнях, поднимая фольклор на художественный уровень. Что является народным творчеством в наши дни? То, что звучит на радио, в наушниках в метро, на YouTube. Это музыка народа, часто ее создают непрофессиональные музыканты, самородки. В данный момент я чувствую, что использование элементов неакадемических стилей – это правильный путь. По крайней мере, для меня.

Алексей Чернаков Я работаю как аранжировщик, оркестровщик и практикующий джазовый пианист. Мне далеко не все нравится из популярной музыки, и в этом я, разумеется, не одинок. Соглашусь с Игорем Холоповым, который вслед за Анатолием Цукером обозначает массовую музыку как музыкальный фольклор XX и XXI веков. Задача композитора, как и в работе с фольклором, в первую очередь заключается в том, чтобы отличить «здоровое зерно», способное дать плоды, от «музыкального мусора». Один из сегодняшних трендов – движение в сторону звукорежиссуры, саунд-­дизайна, многие современные треки очень неплохо сведены. Что же касается самой музыки, то за редким исключением это довольно бедные в интонационном и гармоническом отношении образцы. Безусловно, есть и удачные находки. Тут я соглашусь с Анной Поспеловой в том, что они лежат, наверное, больше в области экспериментальной поп-музыки.

Лично меня больше интересуют стили массовой музыки XX века до 1970-х годов. Влияние джаза, рока, латиноамериканских стилей на ритмическую сторону музыки огромно. И это как раз то, что композитору обязательно нужно изучать. Также я являюсь большим поклонником советской массовой песни и считаю, что песни, написанные в то время в большинстве своем профессиональными композиторами, обладают важными качествами: в них есть прекрасная интонация, замечательные слова, они трогают душу – в отличие от многих современных композиций, создаваемых самими певцами или командой музыкантов и звукорежиссеров во главе с продюсером. Такие фигуры, как В. Соловьев-­Седой, А. Пахмутова, А. Островский, С. Туликов, вызывают у меня уважение, их традиции хотелось бы продолжать. Кстати, недавно я написал свою первую песню – для моей жены, прекрасной джазовой и эстрадной певицы Юлианы Рогачевой. Наверное, нужно было создать оперу, ряд симфонических произведений, чтобы захотелось попробовать себя и в этом жанре.

Андрей Бесогонов Слушаю поп-музыку, когда уборку делаю или иду по улице. Но чтобы изучать… Боже упаси! Она мне что, техники прибавит? У меня в плей-листе некоторые треки Мадонны, Hurts, Сусанне Суннфёр, еще ­кого-то, чьих имен я не запоминаю. Не переношу песни на русском языке и рэп.

Анна Поспелова Андрей!!! Лукавство!!! У тебя в спектакле «Кандид» есть рэп. А еще я помню, как ты ­как-то раз пел песню (не буду говорить, чью) наизусть, там еще были такие строки: «Увезите меня в Гималаи…»

Андрей Бесогонов Аня, не лукавлю, я попсу люблю петь, и пел я тебе другую песню Маши Распутиной – «Я была на Венере». Мне очень нравится ее голос… Но мне действительно неприятно слушать большинство песен на русском… В «Кандиде» есть рэп старухи, но то Вася Михайлов написал биты. Я сразу отказался писать рэп тогда, хотя в загашничке лежит и мой вариант, который света никогда не увидит.

Артем Пысь

Петр Поспелов Удается ли вам сейчас или рассчитываете ли вы в будущем прокормиться профессией композитора?

Игорь Холопов Если считать оркестровку частью композиторской деятельности, то вполне. Собственно же профессия композитора концертной академической музыки уже стала скорее хобби. Заработать своей музыкой сейчас можно лишь в театре или кино.

Мурат Кабардоков На мой взгляд, академическая музыка может приносить финансовые дивиденды ближе ко второй половине жизни. Заработок мой складывается из музыки к кино, театру, аранжировок и концертов, большую часть которых я организовываю сам. Профессия меня кормит, и в будущее я смотрю с оптимизмом. Благодаря тому, что я еще пианист, у меня получается зарабатывать и исполнением своей музыки. Конечно, не академической, а, скажем, classical crossover. На сегодня композитору важно владеть музыкальными программами, азами звукорежиссуры, иметь друзей –музыкантов и звукорежиссеров, уметь организовывать команду для записи. Потому что главный хлеб композитора – это прикладная и популярная музыка: кино, театр, реклама, эстрадные песни, лаунж и так далее. Недостаточно просто написать ноты. Сегодня с развитием технологий (синтезаторы, VST-инструменты, готовые лупы и сэмплы) очень сильно давят меломаны-­любители, заполнившие музыкальное поле плохим по сути, но хорошо звучащим материалом.

Артем Пысь Мой заработок – пианистическо-­концертмейстерская работа в нескольких вузах и школах плюс преподавание. Теперь любой может назвать себя «композитором», часто не зная нотной грамоты. Владея несколькими музыкальными программами, такие авторы создают некий музыкальный контент и зарабатывают больше, чем композиторы, прошедшие весь тяжелый путь школы-­колледжа-вуза. Чтобы достойно существовать, композитору необходимо работать в киноиндустрии, в сфере рекламы, озвучивания передач, сериалов и т. п. Но в нашей стране в курсе консерваторских дисциплин мы практически не найдем серьезного преподавания написания музыки к кинофильмам, сериалам, законов театральной драматургии, музыкального менеджмента, звукорежиссуры, истории популярной музыки и так далее. Это всё композиторы вынуждены осваивать самостоя­тельно и часто вразрез серьезному «академическо-­профессорскому» стилю преподавания. А ведь сейчас это первая необходимость.

Настасья Костюкова Чтобы иметь стабильный заработок, композитор вынужден работать преподавателем, концертмейстером, исполнителем и так далее, но не композитором. Единственный нормальный заработок в этой профессии – это сочинять на заказ. А для того чтобы у композитора были заказы, нужны либо хорошие знакомства, либо хороший PR-менеджер, ну или везение. А уж говорить о доходе с авторских прав (на сегодняшний день в России), наверное, вообще не стоит.

Алексей Чернаков

Андрей Бесогонов По моему глубокому внутреннему убеждению, у каждого достойного композитора должен быть издатель. К сожалению, в нашей стране этот бизнес плохо развит. Меня по большей части кормит преподавание.

Алексей Чернаков Мои источники заработка – выступления в качестве пианиста, аранжировка, инструментовка, преподавание, авторские отчисления за театральную музыку, заказы на написание сочинений. С каждым годом растет доля доходов, которые я получаю от композиторской деятельности, и это не может не радовать. Возможно, когда-­нибудь я смогу прокормиться только сочинением музыки.

Анна Поспелова Сейчас очень много изменений происходит в области искусства у нас, и я им рада, начались ­какие-то радостные процессы, в числе которых и конкурс «Партитура», так как это тоже возможность молодым авторам заявить о себе. Много лабораторий, фестивалей, пространств, где можно самовыражаться и проявлять себя. Не вижу ничего зазорного в том, что я работаю по специальностям, которых у меня несколько: я служу концертмейстером, преподаю теоретические предметы и композицию и, собственно, сочиняю музыку. Более того, я бы и не смогла заниматься только композицией. И по поводу Запада. Не скажу точно, как все там было 15–20 лет назад, но сейчас многие молодые композиторы в Европе и Америке испытывают такие же профессиональные сложности, что и мы в России. Вообще, я с трудом представляю себе картину, что в ­какой-либо точке мира композиторы купаются в миллионах денег, такие все успешно-­упитанные, ­все-то у них хорошо и вот нет прям ну ни одной проблемы. По крайней мере, я таких не знаю. Думаю, даже если сложностей нет, то стоит их себе придумать, так интересней.


Игорь Холопов (Орск, Р. 1984)

Номинация: «Симфоническое произведение крупной формы»

Партитура: «Урок»

 

Анна Поспелова (Москва, р. 1986)

Номинация: «Симфоническое произведение малой формы»

Партитура: Equilibrio

 

Андрей Бесогонов (Северодвинск, р. 1990)

Номинация: «Произведение для одного или нескольких инструментов/голосов с оркестром»

Партитура: Концерт для фагота с оркестром

 

Алексей Чернаков (Новосибирск, р. 1988)

Номинация: «Оперная музыка или музыка оперетты»

Партитура: «Вещий сон»

 

Настасья Костюкова (Нижняя Тура, р. 1994)

Номинация: «Балетная музыка»

Партитура: «По ту сторону зеркала»

 

Артем Пысь (Майкоп, р. 1990)

Номинация: «Эстрадно-­симфоническое произведение»

Партитура: «В присутствии Любви и Смерти»

 

Мурат Кабардоков (Нальчик, р. 1986)

Номинация: «Киномузыка»

Партитура: «Человек с киноаппаратом»

Хотите стабильности – поезжайте в Сочи Тема номера

Хотите стабильности – поезжайте в Сочи

Впечатлениями по поводу событий второй половины Зимнего фестиваля искусств Юрия Башмета поделилась Елена Черемных.

Экзотика и не только Тема номера

Экзотика и не только

Завершился XIII Зимний фестиваль искусств в Сочи.

Квест по «Садко» Тема номера

Квест по «Садко»

Доминантой московского сезона и не только ожидаемо стала премьера оперы Римского-Корсакова «Садко» в Большом театре.

Место назначения: Космос Тема номера

Место назначения: Космос