Шахматная доска оперной Европы Мнение

Шахматная доска оперной Европы

Баварская опера – накануне судьбоносных перемен: две ключевые фигуры, два важнейших игрока на узкой шахматной доске оперной индустрии, один за другим покидают Мюнхен

Первым уйдет Кирилл Петренко: легендарный, всеми любимый Generalmusikdirektor Баварской оперы. На 23 августа назначен его «инаугурационный концерт» с Берлинскими Филармониками, музыканты которого ровно четыре года назад избрали его своим новым шефом из впечатляющего списка дирижерских имен. Для презентации в Берлине Петренко выбрал Девятую симфонию Бетховена – навстречу грядущему юбилею Бетховена, и фрагменты из «Лулу», в которых споет  Марлис Петерсен. Она же станет «артисткой в резиденции» грядущего, 2019/20 сезона в Берлинской филармонии. Для Мюнхена Марлис Петерсен – звезда из звезд; только что она спела – в свои 50 лет! – партию Саломеи в серии премьерных спектаклей в Мюнхене, найдя идеальный баланс между детской ребячливостью, капризной надменностью принцессы и извращенным сладострастием опытной стервы.

Окончательно Петренко переместится из Мюнхена в Берлин летом 2020 года; и мюнхенские опероманы заранее горько оплакивают его уход.  Через год, вслед за Петренко уйдет и интендант Баварской оперы, Николаус Бахлер. Срок его контракта истекает в 2021 году, но уже нынешней весной начались жесткие переговоры с Кристианом Тилеманном, по поводу назначения Бахлера сначала управляющим директором, а с 2022 года – художественным руководителем Зальцбургского Пасхального фестиваля. Тилеманн, славящийся своим скандальным нравом, свою вотчину в руки Бахлера отдавать не хочет, мотивируя это разностью эстетических и личностных позиций.

Кристиан Тилеманн. Фото: Matthias Creutziger

На самом деле, ситуация еще сложнее: похоже, Тилеманн, пришедший в Зальцбург со своим дрезденским оркестром, опасается возвращения на Пасхальный фестиваль Берлинского филармонического оркестра с Кириллом Петренко во главе. В конце концов, именно берлинцы с Саймоном Рэттлом рулили на Пасхальном фестивале в Зальцбурге, вплоть до 2012 года, пока это не стало окончательно нерентабельно; а затем переместились в Баден-Баден, основав там другой Пасхальный фестиваль.

Бахлер и Кирилл Петренко в Мюнхене сработались идеально; так что Тилеманн волнуется не зря, предполагая такой поворот событий. Кроме того, он вообще не склонен делиться властью и полномочиями. Что и продемонстрировал в Дрездене, когда там, после долгих поисков, наконец нашли подходящую кандидатуру на должность интенданта Земперопер.

Николаус Бахлер и Кирилл Петренко. Фото Joachim Baldauf

Серж Дорни, один из самых ярких последователей Жерара Мортье, работавший при нем драматургом в Ла Монне, был, буквально, «съеден» Тилеманном за считанные месяцы. Дирижер прибег к испытанному методу шантажа своим уходом из Саксонской Штатскапеллы – и культурные власти города малодушно сдались, уволив Дорни, под надуманным предлогом. Дорни вернулся в Оперу Лиона, где он подвизался в качестве интенданта с 2003 года,  успев превратить театр в один из лучших оперных домов Европы. Только недавно суд признал, что увольнение было необоснованным, и постановил  выплатить Дорни 1.5 млн евро, за нанесенный ущерб.

На смену Бахлеру и Кириллу Петренко в Мюнхен придут Владимир Юровский, в качестве музыкального руководителя Баварской оперы, и Серж Дорни, в качестве интенданта: пожалуй, трудно было бы сделать лучший выбор. К тому же обоим приходилось работать вместе, в начале нулевых, на фестивале в Глайдборне и в Лондонском филармоническом, куда Юровский пришел в качестве главного приглашенного дирижера, а затем сменил на посту главного Курта Мазура.

Владимир Юровский и Серж Дорни

Юровский наверняка придаст новое направление работе оркестра – как стилистически, так и в репертуарном смысле. Он уже прекрасно показал себя на постановке «Огненного ангела» в Мюнхене; и вообще, за что он не берется – все у него получается не просто хорошо, а прямо-таки отлично. При его арт-руководстве получил новый расцвет фестиваль Энеску в Бухаресте; первый же сезон с оркестром Берлинского радио тоже оказался удачным.

Однако Юровскому приходится выбирать: нагрузка слишком велика. Он остается на посту худрука Госоркестра имени Светланова, но будет принужден покинуть пост артистического директора фестиваля Энеску. Что касается Лондонского филармонического оркестра, то Юровский также оставляет его.

Все эти занимательные перестановки наглядно показывают, что «шахматная доска» оперной Европы и впрямь невелика и количество фигур на ней ограничено двумя-тремя десятками. Проникнуть в элитный клуб интендантов и главных дирижеров довольно затруднительно; но попав туда, человек становится заложником своего статуса и своих умений, и затем годами и десятилетиями перемещается (или его передвигают) с должности на должность.

Прервать этот круговорот назначений может лишь экстраординарное событие. Например, недавно стало известно, что в Ла Скала, после случившегося скандала с предполагаемым саудовским донором (обещавшего вложить в Ла Скала 15 млн евро в течение трех лет, в обмен на получение членства в наблюдательном совете  театра) решили не продлевать контракт с Александром Перейрой – что стало для него полнейшей неожиданностью. Его преемником станет француз Доминик Майер, нынешний интендант Венской оперы, умудрившийся превратить некогда главный оперный театр Европы в скучнейшее заведение. А это означает, что Майер выбыл из  гонки за место интенданта Парижской оперы.

Сейчас активно обсуждается жгучий вопрос: «кто будет после Стефана Лисснера»? По правилам, суперуспешный интендант Парижской оперы обязан уйти на пенсию тотчас, по достижении своего 66-летия (так было и с Жераром Мортье) – это случится в середине 2021 года. Что ж, одно утешение: юбилейный 350-й сезон Парижской оперы сформирован Лисснером, и пройдет при нем до конца.

P.S. Пока писалась статья, пришли интересные новости из Парижа. La Figaro сообщает, что преемником Лисснера на посту интенданта, скорее всего, станет Александер Неф, с 2008 года возглавляющий оперу Торонто, а с 2018 года еще и Оперу Санта-Фе. У Нефа в оперном мире сложилась прочная репутация талантливого менеджера, сумевшего превратить театр Торонто в один из лучших оперных домов Северной Америки. Он начинал карьеру под началом легендарного Жерара Мортье, который стал его первым наставником и учителем в оперном деле – и это лучшая рекомендация для Нефа. Он работал с Мортье на зальцбургском фестивале, потом – на Руртриеннале, а с 2004 по 2008 год – в Парижской опере, приняв участие в подготовке около 80 постановок.

Гусь медведю не товарищ? Мнение

Гусь медведю не товарищ?

В Большом театре состоялась премьера оперы «Евгений Онегин» Чайковского

Любой из нас – динозавр Мнение

Любой из нас – динозавр

Мартынов – ​о композиторах, композиторы – ​о Мартынове

Не выживут даже любовники Мнение

Не выживут даже любовники

«Русалку» Дворжака поставили впервые в истории Большого театра.

АВАНГАРД ЖИВЕЕ, ЧЕМ МЫ ДУМАЛИ: Акустические водовороты Мнение

АВАНГАРД ЖИВЕЕ, ЧЕМ МЫ ДУМАЛИ: Акустические водовороты

Мировые и российские премьеры на VI Международном фестивале актуальной музыки «Другое пространство»