Слыхали ль вы?
Релизы

Слыхали ль вы?

Возвращение легендарного «Евгения Онегина»

Запись оперы Чайковского «Евгений Онегин», известная меломанам по винилу образца 1979 года, переиздана фирмой «Мелодия» на двух CD

Ранее оцифровали материал 1955 года (дирижер Борис Хайкин, Онегин – Евгений Белов, Татьяна – Галина Вишневская, Ленский – Сергей Лемешев, Гремин – Иван Петров), теперь – с участием Юрия Мазурока, Тамары Милашкиной, Владимира Атлантова, Евгения Нестеренко и под руководством маэстро Марка Эрмлера.

То, что «Мелодия», набрав некогда подрастраченные силы, множит свой нынешний потенциал сознательным обращением к одним и тем же названиям, но в разных исполнительских трактовках, определенно свидетельствует о принятой фирмой художественной идеологии, не могущей не вызывать приязни.

Дискография четвертой оперы Чайковского (1878) обширна – только отечественный архив содержит в себе порядка десяти вариантов. Едва ли не образцовой коллекционеры почитают упомянутую запись 1955‑го с Галиной Вишневской, Евгением Беловым и Сергеем Лемешевым; много голосов отдают и первой «граммофонной» версии, сохранившей спектакль Большого театра с Еленой Кругликовой, Пантелеймоном Норцовым и Иваном Козловским (дирижеры – Александр Мелик-Пашаев и Александр Орлов). Расставляя акценты и устанавливая важные художественные связи, «Мелодия», как видится, не случайно берет для выпуска работы Бориса Хайкина и Марка Эрмлера, тем более что они незримыми нитями связаны с канонической постановкой Большого, осуществленной режиссером Борисом Покровским в 1944 году, и вся образность этого спектакля в той или иной степени влияет на музыкально-интонационное звучание обоих составов.

В логике «Мелодии» усматриваются еще по меньшей мере два существенных мотива. Во-первых, стремление охватить, пускай пока и «октавно», развитие исполнительских традиций, связанных едва ли не со всеми ведущими партиями оперы и, прежде всего, конечно, с главными. «Норцовско-Беловская» традиция – убеждаемся мы, заново слушая запись 1979 года, приуроченную к 100‑летию первой премьеры оперы (звукорежиссер Михаил Пахтер, ремастеринг Надежды Радугиной), – через трактовки Павла Лисициана и Андрея Иванова восходит к каноническому звуковому образу Юрия Мазурока – непревзойденного Онегина в спектакле Большого его «золотого века». Не меньший интерес определяют сравнения лирического по голосовой природе Лемешева с героическим по звучанию Владимиром Атлантовым, во многом, очевидно, повлиявшим на Марка Эрмлера. Как ни в одной из предшествовавших записей Эрмлер акцентирует внимание на характерах и взаимоотношениях Онегина и Ленского и через их дуэт прочитывает всю партитуру.
Другим мотивом предлагаемой концепции дирижера становится ее очевидная театральность, стремление в оркестровых звучаниях – неспешных, чувственных и колористически объемных, в найденных вместе с исполнителями интонационных портретах персонажей добиться почти визуальной образности звукописи. Музыкальная драматургия становится «видимой» благодаря тончайшей нюансировке партий и выверенному складу всего событийного ряда.

Эрмлер во многом смягчает и намеренно слиговывает по тембрам женские партии спектакля-записи. Итальянский «манер» изгоняется им в угоду исключительно отечественной – национальной манере пения. Тамара Милашкина вплоть до финальной сцены почти не пользует драматических красок своего объемного от природы голоса. В хорах 3‑й и 4‑й картин фольклорные интонации преобладают над идиллически-абстрактными (особенно – в «Девицах-красавицах»). Лариса Авдеева неожиданно для общей традиции высветляет тембр своей Филиппьевны. Тамара Синявская в партии Ольги «снимает» контральтовые акценты. В драматическом сопрано Татьяны Тугариновой (Ларина) слышится «гармонически» общее с обликами обеих ее дочерей.

На фоне поместной истории ларинского семейства по‑другому воспринимается «дуэль» Онегина и Ленского. Юрий Мазурок и Владимир Атлантов почти избегают акварельных красок в характеристиках персонажей, чей разлад, как кажется, и только он один, и приводит «лирические сцены» к неутешительному финалу. Юношеская история несовпадений, переменившая жизнь разом и навсегда, «озвучена» непревзойденными солистами Большого театра и маэстро Эрмлером по‑своему и, безусловно, ставит реставрированную фирмой «Мелодия» запись «Евгения Онегина» в ряд художественных открытий.

Víkingur Ólafsson <br>Bach Reworks (Pt. 2) <br>Deutsche Grammophon <br>CD Релизы

Víkingur Ólafsson
Bach Reworks (Pt. 2)
Deutsche Grammophon
CD

Stanisław Moniuszko <br>Halka, opera in 4 acts <br>Chór Opery i Filharmonii Podlaskiej Europa <br>Galante Fabio Biondi Narodowy <br>Instytut Fryderyka Chopina Релизы

Stanisław Moniuszko
Halka, opera in 4 acts
Chór Opery i Filharmonii Podlaskiej Europa
Galante Fabio Biondi Narodowy
Instytut Fryderyka Chopina

Mozart. Die Zauberflöte. <br>Klaus Florian Vogt, Christiane Karg, Rolando Villazón, Franz-Josef Selig, Albina Shagimuratova, Regula Mühlemann, Tareq Nazmi <br>Chamber Orchestra of Europe <br>Yannick Nézet-Séguin <br>Deutsche Grammophon CD Релизы

Mozart. Die Zauberflöte.
Klaus Florian Vogt, Christiane Karg, Rolando Villazón, Franz-Josef Selig, Albina Shagimuratova, Regula Mühlemann, Tareq Nazmi
Chamber Orchestra of Europe
Yannick Nézet-Séguin
Deutsche Grammophon CD

London Philharmonic Orchestra. Vladimir Jurowski. Sofia Fomina. <br>Mahler. Symphony No. 4 <br>LPO Релизы

London Philharmonic Orchestra. Vladimir Jurowski. Sofia Fomina.
Mahler. Symphony No. 4
LPO