SOLD OUT! События

SOLD OUT!

В Башкирском театре оперы и балета представили премьеру оперы «Аттила» Верди

Чем привлекла внимание эта постановка, можно ли ее рассматривать как «прорыв» театра, обсуждают Евгения Кривицкая (ЕК) и Ольга Русанова (ОР).

ЕК Премьера была ожидаемой в нынешнем сезоне – не только в масштабе Уфы, но и в российском музыкальном сообществе. Об этом можно судить хотя бы по количеству критиков, которые съехались на постановку. Так бывает, когда проходят премьеры в Екатеринбургском театре оперы и балета или в Перми – в этот раз бомонд собрала Уфа. Причем приезжали не только на первый спектакль, когда Аттилу пел Ильдар Абдразаков, но на всю серию или на два показа, поскольку вызывали интерес и два других башкирских баса – Аскар Абдразаков и Артур Каипкулов, безусловно, внесшие свои краски в интерпретацию этой роли. Дополнительной интригой стал дебют Ильдара Абдразакова в качестве режиссера-постановщика. Вполне естественно, что, когда певец восходит на вершину, накапливает сценический опыт, ему хочется расширить рамки своей деятельности, попробовать себя в смежной профессии: некоторые, как Фишер-Дискау или Доминго, пробуют себя в дирижировании, другие делают заход в режиссуру.

ОР Башкирия – так уж случилось – оказалась родиной великолепных басов. Можно вспомнить, что и Шаляпин когда-то начинал учить Куплеты Мефистофеля в Уфе, в соседнем с оперным театром здании. И его дух как будто витает здесь. Ну а сейчас, действительно, сложилась мощная плеяда: помимо братьев Абдразаковых, тут вырос их молодой коллега Артур Каипкулов. И мне кажется, «Аттила» в данном случае – безошибочный выбор: редко в какой опере бас – заглавный герой. Предыдущая премьера, «Фауст» Гуно, тоже, как мне кажется, была вызвана именно наличием таких голосов. Впереди финальная премьера сезона – «Дон Жуан» Моцарта, где опять-таки акцент на низкие мужские голоса.

ЕК И правда, два центральных героя – Дон Жуан – баритон, Лепорелло – бас.

ОР Дирекция интуитивно выбирает эти названия, давая простор таким артистам. И хотя «Аттила» – не самая репертуарная даже в мире опера (а в Башкирии она была вообще поставлена впервые), все четыре премьерных спектакля прошли с аншлагами. Таким образом, спектакль получился кассовый, зрительский, все билеты были проданы (я специально уточняла в театре). Постановочная команда изначально едва ли была нацелена на получение каких-то премий, ибо в режиссуре нет новаций, модных трендов. Наоборот, все в исторических костюмах, как любит сам Ильдар – он признался, что является приверженцем классических постановок. И публика не просто поддержала его. Мы наблюдали настоящее сумасшествие в зале – нескончаемые овации, столпотворение на сцене после спектакля: все хотели сфотографироваться с главным героем, взять у него автограф, и это продолжалось, наверное, час. Но, помимо демонстрации любви к Ильдару, как национальному герою, люди явно оценили красоту и зрелищность спектакля. Это ведь то, из-за чего в свое время пришел в театр и стал оперным певцом и Федор Шаляпин. Пришел из своей Суконной слободы, увидел красочные декорации, позолоту, словом, другой, прекрасный мир, и захотел в нем остаться.

ЕК Когда нам предлагается традиционная режиссура, важно, чтобы она была музыкально наполнена. Здесь титулованного исполнителя главной партии сопровождала «свита» – удачно подобранный состав: опытные тенора из Мариинского театра – Евгений Акимов и Сергей Скороходов в партии Форесто, солист «Новой Оперы» Василий Ладюк – в партии Эцио. Героиня здесь всего одна – Одабелла, дочь наместника Аквилеи. Она охвачена жаждой мести, несмотря на то, что Аттила одаривает ее благосклонностью. Образ такой воительницы создала солистка Башкирской оперы Лариса Ахметова. Не все в ее партии получилось ровно – на первом спектакле она постепенно входила в образ, но в финальных сценах распелась и в целом была убедительной.

Отдельно я бы акцентировала внимание на звучании оркестра и хора. На мой взгляд, оркестр звучал по-европейски собранно, шел за солистами, иногда сознательно уходя на второй план (дирижер-постановщик Артем Макаров). У солистов, очевидно, были сложившиеся трактовки, особенно у Ильдара Абдразакова, который участвовал в этой партии во многих постановках – в конце прошлого года, в Ла Скала, к примеру. Хор также порадовал хорошим ансамблем с оркестром, качественной артикуляцией итальянского текста и отточенной интонацией (хормейстер Александр Алексеев).

ОР У меня интервью с Ильдаром началось со слов: «Вы как будто срослись с Аттилой». Действительно, этот герой – его alter ego. Именно с «Аттилы» началось его настоящее вовлечение в оперу: с арией короля гуннов он победил на конкурсе в Италии… А в последние десять лет Ильдар Абдразаков эту партию поет, можно сказать, непрерывно, без него не обошлась ни одна крупная постановка в мире. За эти годы образ в его сознании невероятно углубился, укрупнился… Кто такой Аттила? Вроде бы гунн, варвар, который возглавил вторжение в Италию в V веке н. э., но Ильдар его сейчас играет (а он его действительно играет, а не просто поет) скорее как жертву. Жертву вероломства, жертву предательства близких друзей и возлюбленной Одабеллы, ставшей его женой. Да, он был самонадеян, думал, что всемогущ и крут. И, казалось бы, он и был такой мощной фигурой – не только в опере, но и в реальной истории. Но нет: предатели мстят, делая короля гуннов беспомощным и беззащитным. Аттила погибает.

То, что Абдразаков создает не злодея, а объемный, многослойный образ, мне кажется, очень важно. И это гораздо важнее, чем навороченная режиссура, потому что его герой наполнен содержанием изнутри, Ильдар в этом образе по-настоящему живет. И вкупе с яркой вердиевской музыкальной драматургией все это работает убедительно и сильно. Вообще уже сам факт, что первый и главный на сегодняшний день исполнитель этой партии в мире возглавил процесс создания башкирской премьеры, придает вес этой постановке, делает ее нерядовой, непроходной. К тому же у Ильдара изначально была нацеленность на долгоиграющий спектакль. В интервью, которое он дал Юлии Чечиковой в «Музыкальной жизни», артист сказал о том, что есть проектные спектакли – на один-два сезона, а есть те, что созданы всерьез и надолго. «Аттилу» Абдразаков мыслит именно таким спектаклем-долгожителем. Кстати, это установка чувствовалась во всем. Как мне сказал в интервью дирижер-постановщик оперы Артем Макаров, это самая дорогостоящая постановка театра в последние годы. На нее, действительно, был получен грант руководства республики, который позволил пошить дорогие, невероятные костюмы – около 400 штук…

ЕК Если быть совсем точным, то их, по словам директора Башоперы Ильмара Альмухаметова, – 362. Художник-постановщик и автор костюмов – актер и режиссер Иван Складчиков, который как художник-оформитель известен по шоу-проекту «Прекрасная М», шедшему в петербургском Ленинград Центре. Как объяснил Иван, ему не интересно было делать современный спектакль, потому что «там негде разгуляться как художнику». И по обоюдному согласию с Ильдаром решено было сделать такую классическую постановку с «погружением» в старину. В одном из интервью Иван пояснил, что хор – «это жители Аквилеи, потом мы переодеваем их в римлян – и это совершенно другие костюмы, которые должны друг с другом сочетаться, дружить с костюмом Папы и облачениями монахов».

Действительно, проделана серьезная исследовательская работа, и, между прочим, эта красота пошита в цехах театра, люди все эти аппликации, вышивки делали своими руками.

ОР По поводу костюмов – мне кажется, что здесь главное не столько историческая достоверность, сколько условно-исторический образ. Я уверена, что обыкновенный зритель не станет докапываться, действительно ли такие костюмы были у римлян или гуннов. Зрителю важна зрелищность, впечатление, образность. И постановочной команде удалось этого добиться. Именно в этом, если хотите, «фишка» данного спектакля. Интересно, что за неделю до премьеры было придумано необычное дефиле с этими костюмами – чего обычно не бывает: оригинальное, интересное и в данном случае весьма оправданное событие.

Вообще, в буклете приводятся любопытные цифры (это такая небольшая «книга рекордов»): например, хор переодевается по ходу спектакля (не такого уж и длинного, кстати, – всего около двух часов) аж четыре раза! Далее: помимо невероятного количества костюмов, было сшито еще и 180 пар обуви… И так далее…

То, что все это происходит в региональном театре – пусть и очень известном, связанном с именами Нуреева, Шаляпина, – это мощный прорыв для труппы. Плюс – работа с такими артистами, как братья Абдразаковы, как приглашенные солисты – Василий Ладюк, Сергей Скороходов и другими, – это большая школа для труппы, как мне кажется. Потому что спектакль по многим параметрам (по составам, в частности) приближается к западным стандартам. Хочу согласиться с высокой оценкой музыкальной стороны вопроса. В такой классической постановке, местами напоминающей «концерт в костюмах», то есть не перегруженной режиссерскими находками, особая нагрузка ложится не только на певцов, но и на хор, оркестр, на дирижера. В данном случае для оркестра и особенно хора, роль которого в этой опере велика, это был явный прорыв. В целом это весьма позитивная история. После премьеры «Аттилы», я уверена, труппа Башкирской оперы будет качественно другой. Хочу поздравить театр и пожелать труппе новой удачной премьеры «Дон Жуана» Моцарта (в начале июля).

«Ринальдо» без волшебника События

«Ринальдо» без волшебника

В Московской филармонии прошло концертное исполнение оперы Генделя

Неаполитанский комплимент польскому королю События

Неаполитанский комплимент польскому королю

В Москве состоялась премьера оперы неаполитанца Леонардо Винчи, действие которой развивается на фоне исторических событий объединения Польши и Литвы в Речь Посполитую.

Пластинки на костях и штаны с конем События

Пластинки на костях и штаны с конем

На сцене Пермского академического Театра-Театра состоялась премьера мюзикла Евгения Загота «Винил»

Марфа и Любаша – двойники? События

Марфа и Любаша – двойники?

В Москве показали «Царскую невесту» – ​первую постановку Приморской сцены Мариинского театра