События

Так судьба стучится в дверь

Международный 22-й Пасхальный фестиваль Людвига ван Бетховена в Варшаве прошел под девизом «Бетховен и большие юбилеи»

Так судьба стучится в дверь

18 концертов за 15 дней; из них 13 симфонических, 3 камерных, 2 сольных фортепианных, а одновременно в рамках фестиваля состоялись: мастер-класс под руководством Дмитрия Алексеева, Международный научный музыковедческий симпозиум «Бетховен и великие даты», и в то же самое время в Кракове открылась выставка музыкальных манускриптов в Ягеллонской библиотеке.

И все это благодаря непрекращающейся ни на минуту деятельности Эльжбеты Пендерецкой, генерального директора Пасхального фестиваля Людвига ван Бетховена, Президента Общества имени Людвига ван Бетховена в Польше.

Много лет назад со мною делился своими сомнениями Кшиштоф Пендерецкий: «Моя жена заявила мне, что не хочет быть просто женой и светской куклой – хочет быть организатором музыкальной жизни в Польше, и так упрямо на этом настаивала, что я не стал с ней спорить, но предупредил: узнаешь весь этот кошмар, надолго тебя не хватит». Конечно, прошло значительное время, пока сформировалась концепция Бетховенского фестиваля, были организованы разные музыкальные события, например, постановка в Палермо оперы «Король Рогер» Кароля Шимановского. Также проводился несколько раз замечательный Международный фестиваль пианистов, концентрировавший силы исполнителей со всего мира.

Международный успех Пасхального фестиваля объясняется главным образом фанатическим увлечением этим событием самой Эльжбеты и ее огромным воодушевлением во время исполнения музыки (мне пришлось во время концертов сидеть с ней очень близко). Успехи артистов она сопереживала как свои собственные. Благодаря тому, что музыкальные знакомства четы Пендерецких охватили практически весь мир, есть возможность привлекать к фестивалю практически любых звезд и составлять из них и польских артистов любые ансамбли: польский дирижер – иностранный оркестр, или наоборот – иностранный оркестр – польский солист и т. п.

Кроме того, Пендерецкая использует формулу «Музыка без границ». Для нее не важны ни политика, ни отношения между странами, отношения между персонами в музыкальном мире – она всё это преодолевает. Например, несмотря на русофобию, имеющую место в Польше, весь концерт 23 марта был посвящен Римскому- Корсакову. Исполнялись две сюиты из «Снегурочки» и «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии», а во втором отделении – неизвестная для слушателей опера «Кащей Бессмертный» (1902). Успех был феноменальный. Публика устроила стоячую овацию, кричала и топала. И никакой политики. Исполнители: Познаньская филармония – оркестр и камерный хор, один из наиболее перспективных молодых дирижеров – Лукаш Борович и пять солистов из Мариинского театра в Петербурге (Савва Хастаев, Антонина Весенина, Ирина Шишкова, Ярослав Петряник, Михаил Колелишвили; певцов готовила Лариса Гергиева, сестра маэстро). Отмечу, что Пендерецких и Валерия Гергиева связывает многолетняя дружба.

В течение фестиваля отмечались­ ­100-ле­тие обретения Польшей независимости (1918–2018) и важные юбилеи: 100-летие со дня рождения американского композитора и дирижера Леонарда Бернстайна; 85-летие Кшиштофа Пендерецкого; 85-летие замечательного композитора Хенрыка Миколая Гурецкого (1933–2010). ­Приближающаяся Пасха – еще одна важная тема, усиливающаяся к концу фестиваля.

Начну с польских юбиляров. Концерт 21 марта начался Второй («Коперниковой») симфонией Гурецкого (1972). Я слушала ее, когда она была только написана, и мне тогда очень нравилась, так как представляла новые тенденции: у композитора это редукция выразительных средств и предельное обострение контрастов – динамических, тембровых, регистровых и т.  д. Представление материала идет в плакатной манере, контрасты выдерживаются на грани возможного: агрессивно, очень громко, с «разгулом» перкуссии и – без перехода – очень тихо, нежно, интимно. И так продолжается 40 минут. Всё же Третья симфония («Симфония печальных песен», 1976) впечатляет намного сильнее: недаром она приобрела всеевропейскую известность.

Леонард Слаткин дирижирует Второй симфонией Г. Малера «Воскресение»

Любельская версия «Польского реквиема», продирижированная автором, Пендерецким, который все реже показывается за дирижерским пультом, – потрясающее по драматизму и глубине непосредственных чувств, мастерски написанное сочинение, еще не звучавшее в России.

Последние дни фестиваля были непосредственно связаны со Страстной неделей и Пасхой. Прозвучала оратория Гайдна «Семь слов Спасителя на кресте» (1796, версия для струнного квартета), исполненная Квартетом имени К. Шимановского и известным польским актером Войчехом Пшоняком (сыгравшим в том числе Робеспьера в фильме А. Вайды «Дантон»).

Несмотря на теплый прием публики, у меня возникли известные сомнения в актуальности сегодня этого произведения. Дело в том, что мягкая, в основном лирическая музыка раннего классика как бы не соответствовала трагедии и, мягко говоря, совсем не сочеталась с напористой и драматической речью актера, в библейский текст которой были добавлены упоминания о событиях ХХ века.

Сильнейшее впечатление оставила Вторая симфония Малера под управлением одного из наиболее знаменитых американских дирижеров, шестикратного лауреата награды Grammy Леонарда Слаткина. Сдвоенный хор (Национального форума музыки и Польский национальный молодежный хор), великолепные солистки (сопрано Мартина Янкова из Швейцарии, получившая международное признание за партию Мелизанды в опере Дебюсси «Пеллеас и Мелизанда» и аргентинская певица, меццо-сопрано, известная исполнительница старинной музыки Бернарда Финк) и Национальный оркестр Польского радио в Катовице составили под руководством Слаткина совершенный организм, которому удалось передать все величие и могущество замысла Малера. Огромный состав исполнителей (солистки разместились между хором и оркестром), направляемый дирижером, отражал и масштабные нарастания с мощными кульминациями, и тончайшие исходы с погружением в тишайшую динамику, и заостренность глубинных эмоций. После исполнения зал стоял и кричал минут 15.

Поговорим и о других кульминациях фестиваля. Открытие – Третья Бетховена (дирижер Яцек Каспшик) была сыграна достаточно традиционно. Вторым номером была симфония Бернстайна «Век тревог» (The Age of Anxiety) по эклоге У. Х. Одена для оркестра и фортепиано (1949). Партию фортепиано играл всемирно известный польский пианист Кристиан Цимерман, победитель Шопеновского конкурса 1975 года. Не будучи поклонницей Бернстайна-композитора, признаю, что исполнение было безупречным. Пианиста, проживающего в Базеле, который редко появляется где-либо, встретили овацией (на бис он, однако, не сыграл). По окончании мне удалось поговорить со знаменитым пианистом. Я напомнила, что познакомились мы в конце 1980-х, когда
на «Варшавской осени» Цимерман играл новый Фортепианный концерт Витольда Лютославского под управлением композитора (позже он был записан на Deutsche Grammophon). Уже тогда меня подкупила доброжелательность, неторопливость, внимательность и мягкость молодого пианиста очень красивой наружности. Теперь он совершенно седой, но с живыми и ясными глазами, красив по-прежнему. В беседе я налегала на вопрос, почему он никогда не приезжает в Россию с концертами? Кристиан пытался уклониться от прямого ответа. Говорил, что в силу своей психической натуры, ведет жизнь скорее затворника, очень редко дает концерты, а в последнее время сократил и количество звукозаписей. И если выступает, то всегда с дирижерами экстра-­класса, а записывается исключительно на Deutsche Grammophon. Что же касается России, то он побывал в ней дважды и преисполнен глубокого уважения и восхищения русской культурой и музыкой. Считает, что без участия России европейская музыкальная «карта» выглядела бы иначе. Почему не концертирует в России? Вопрос сложный. Тут и фигура дирижера обязательно мирового уровня, и его гонорар, и то, что нужно вести свой рояль на край земли… (Цимерман ездит на концерты со своим роялем). Так что, если специально и пристально не заниматься этим вопросом, Цимерман вряд ли появится в современной России…

Скрипичный концерт ре мажор ор. 61 Бетховена был исполнен Анне-Софи Муттер, близкой подругой семьи Пендерецких. Кшиштоф практически каждый год пишет для нее сочинение.

Муттер известна как вундеркинд: с 11 лет играла с Гербертом фон Караяном классическую музыку, главным образом Моцарта. К современной музыке пришла через Лютославского, писавшего для нее скрипичные опусы, в том числе, уже перед смертью, Скрипичный концерт, так и не законченный. Играет современных композиторов (в том числе Губайдулину), но главный ее герой современности – Пендерецкий. Новый подарок для Муттер – Кончерто гроссо для четырех скрипок будет исполнен на 85-летии композитора знаменитой скрипачкой вместе с молодыми исполнителями из ее Фонда «Anne-Sophie Mutter Stiftung» (отмечу интересные факты: Муттер организовала струнный оркестр «Mutter Virtuosi» и начала сотрудничество с Даниилом Трифоновым, записав на Deutsche Grammophon Квинтет «Форель»).

Скрипичный концерт прозвучал под управлением американского дирижера румынского происхождения Кристиана Мачелару (победитель дирижерского конкурса имени Георга Шолти в 2014 году). Анне-Софи этот концерт играла еще с Караяном. Но сейчас она представила новую интерпретацию произведения. Тут почти отсутствует сильный звук и известный по разным исполнениям динамический напор. Преобладают полутона, тонкость фразировки, полная нежнейших нюансов, подчеркивается кантиленность музыки, особенно во второй части. Рождается образ Бетховена, исполненного глубочайшего лирического чувства.

Еще несколько слов о пианистах – важной странице фестиваля. Рудольф Бухбиндер – известный интерпретатор музыки венских классиков – дал сольный концерт. В программе: Моцарт, Шуберт, Бетховен. Отточенное, безукоризненное исполнение, в котором мне более всего понравился Шуберт. Остальные пианисты (Конрад Тао в Концерте Гершвина, Шимон Неринг со Вторым концертом Бетховена, Кшиштоф Ксёнжек в сольном концерте, Лукаш Крупиньски в «Польской фантазии» Игнация Яна Падеревского) – это всё молодые люди. Специально выделю блистательного пианиста Шимона Неринга, выступившего с Israel Camerata Jerusalem (бессменный руководитель – Авнер Бирон). Неринг, находящийся под опекой Общества имени Бетховена, по словам многих, очень вырос за последние годы и в 2017-м стал первым поляком, получившим Золотую медаль на Конкурсе имени Артура Рубинштейна в Тель-Авиве. Его исполнение Второго фортепианного концерта, как и у Муттер, было лишено звукового нажима и отличалось тонкостью эмоционального переживания, блестящей техникой и огромным богатством нюансов. На бис он совершенно гениально исполнил две Мазурки Шимановского, заново открывая эстетическое качество этой музыки.

Шимон Неринг

В заключение выделю еще один концерт, где звучали «Les Offandes oubliées» Оливье Мессиана, Виолончельный концерт в пяти частях «Tout un monde lointain» Анри Дютийё, Фантастическая симфония Гектора Берлиоза. Он оказался удачным по многим параметрам. Мне особенно был интересен Виолончельный концерт, написанный по заказу Ростроповича. И в этом же году (1970) был закончен также созданный для Ростроповича Виолончельный концерт Лютославского, и очень любопытно их сравнивать. Если концерт польского мастера олицетворял идею столкновения толпы и одиночки, Дютийё вдохновлялся строками из поэзии «Цветы зла» Шарля Бодлера (из стихов возник титул Концерта и названия частей, направляющих восприятие слушателей в определенное русло). И в первом, и во втором случае главным вдохновителем стал Ростропович.

Переполненные энтузиазмом и наслаж­даясь музыкой, молодые оркестранты Junge Deutsche Philharmonie выжимали максимум того, что можно было извлечь из партитур. Впервые я слушала звезду виолончельного искусства, англичанина Стивена Иссерлиса, по-моему особенно метко и любовно ощущающего современную музыку.

Программа следующего, 23-го Пасхального фестиваля уже готова, и работа коллектива Эльжбеты Пендерецкой вовсю кипит. Одновременно готовится Фестиваль Кшиштофа Пендерецкого к его 85-летию, который пройдет в ноябре этого года в Кракове. И еще. Эльжбета мечтает и будет добиваться от правительства возможности (и уже подбирает членов жюри за границей и в Польше) проводить раз в три года дирижерский конкурс имени Артура Родзиньского (1892–1958) – американского дирижера польского происхождения. С 1929 года он возглавлял ведущие американские оркестры. Теперь же его имя ушло в тень… Но думаю, это временно, раз за дело взялась Эльжбета Пендерецкая, самый успешный менеджер страны. И начало положено: через сына покойного Родзиньского удалось получить переписку между мэтром и молодым Бернстайном. Книжка уже издана на двух языках – английском и польском (составление переписки, переводы и комментарии осуществил Александер Лясковски). И все гости фестиваля получили ее в подарок.

Студенты и раритеты События

Студенты и раритеты

Выпускники ГИТИСа делают выбор в пользу редких партитур

Моцарт у Данте События

Моцарт у Данте

Риккардо Мути и Маурицио Поллини – ​две мировые звезды, два старых итальянских друга открыли Тридцатый фестиваль в Равенне во Дворце Мауро де Андре, исполнив два концерта Моцарта – ​ми-бемоль мажор KV 449 и ре минор KV 466 в сопровождении Молодежного оркестра Луиджи Керубини.

За кадром События

За кадром

В Большом зале Московской консерватории впервые в живом исполнении прозвучала музыка Кузьмы Бодрова к фильму «Собибор» Константина Хабенского.

Герои Дюма в жанре мюзикла События

Герои Дюма в жанре мюзикла

О премьере в Московском музыкальном театре под руководством Геннадия Чихачева