Таможня не дает добро Мнение

Таможня не дает добро

Музыканты не оценили положения нового закона о перевозе инструментов

В конце этого года в силу вступят поправки в закон «О вывозе и ввозе культурных ценностей», согласно которым музыкантам предстоит оформить новые, десятилетние паспорта на свои инструменты и смычки. Музыканты уверены: нововведения только усложнят их гастрольную деятельность.

Поправки в закон «О вывозе и ввозе культурных ценностей» были приняты 2 декабря минувшего года и вступят в силу только 3 декабря года текущего. Изменения, в частности, коснутся порядка вывоза смычковых музыкальных инструментов, как представляющих культурную ценность, так и не относящихся к таковым.

Согласно внесенным в закон изменениям, на каждый перемещаемый за границу музыкальный инструмент и смычок должен быть оформлен паспорт нового образца, сроком на 10 лет. В нем будут указываться уникальный номер документа, описание музыкального инструмента или смычка с цветными фотографиями, сведения о собственнике. А также – представляет музыкальный инструмент культурную ценность или нет. Кроме того, на представляющие культурную ценность инструменты и смычки должна быть нанесена специальная маркировка. Все сведения, содержащиеся в паспортах, будут вноситься в Единую базу данных о музыкальных инструментах и смычках.

Все музыканты, с которыми удалось поговорить «Музыкальной жизни», уверены: новые поправки – очередной способ усложнить исполнителям гастрольную деятельность и ввести дополнительные «поборы».

По мнению контрабасиста Григория Кротенко новые паспорта ничем не будут отличаться от старых, разве что стоимость оформления значительно увеличится. Сейчас, чтобы музыкант мог выехать за границу на гастроли, он также должен иметь паспорт на музыкальный инструмент, в котором содержится описание инструмента  с цветными фотографиями и данные о его владельце. Кроме того, в документе ставится печать, что инструмент не представляет культурную ценность. Аналогично со смычком – на каждую единицу оформляется отдельный паспорт. «Оформляют эти паспорта аккредитованные Министерством культуры эксперты, которые изучают инструменты и выдают заключение, представляет он культурную ценность или нет, – говорит Кротенко. – Но на практике эта процедура не всегда бывает прозрачной: с экспертом можно «договориться» и он не признает инструмент ценным». По словам музыканта, если инструмент представляет культурную ценность, при каждом выезде за границу необходимо оформлять дополнительные разрешения (помимо паспорта), что, естественно, затрудняет перемещения. А если же инструмент коллекционный, то выехать с ним себе дороже – из-за огромных цен за оформление и бумажной волокиты.

«Скрипка или контрабас, на котором я играю, мой собственный инструмент, – говорит Григорий Кротенко. – С какой стати я должен отчитываться перед государством о том, что хочу с ним сделать? Я могу его сжечь, разломать или выкинуть – и мне ничего за это не будет. Но единственное, чего я не могу сделать – спокойно поехать с ним за границу на гастроли, не погрязнув в куче бумажек». Согласна с музыкантом и скрипачка Елена Ревич: «Ни в одной стране мира нет такого закона, который обязывал бы делать столько бумажек, чтобы ввести и вывезти свой собственный инструмент. Следуя такой логике, нужно вводить паспорта на любую вещь – например, на часы или украшения, если им больше десяти лет. Давайте обложим людей бумагами и заставим за все это платить».

В Советском Союзе действовала упрощенная система провоза фабричных серийных музыкальных инструментов, произведенных после 1960 года – как отечественных, так и зарубежных. Чтобы вывезти их с территории СССР было достаточно иметь фабричный паспорт на инструмент, торговую квитанцию или чек. Однако в 1993 году вышел закон (он действует до вступления в силу поправок 3 декабря 2020 года), согласно которому музыканты обязаны оформлять паспорта на свои инструменты и смычки, чтобы выехать за рубеж. Аналогичные правила действуют только в Узбекистане. В остальном мире музыканты могут свободно перемещаться, даже имея очень ценные коллекционные инструменты.

«Мой брат, известный скрипач, живет в Вене и гастролирует по всему миру, – рассказала «Музыкальной жизни» скрипачка Елена Ревич. – Он выступает с коллекционной Страдивари, которая принадлежит частной австрийской коллекции, и спокойно перемещается по всему миру с этим инструментом. Но в Россию он боится его привозить». Четыре года назад несколько музыкантов приехали в Санкт-Петербург на выступление, но покинуть территорию России вместе со своими инструментами уже не смогли, поскольку разрешительные документы были на иностранном языке и таможенники их не принимали, требуя разрешение, оформленное экспертами Минкультуры.

Как показывает практика, российские музыканты, ввозящие на родину собственные инструменты, могут также столкнуться с проблемами на таможне. В начале февраля этого года у артистки симфонического оркестра Московской филармонии Елены Лавровской и еще одного скрипача, возвращавшихся с гастролей из Германии, на таможне аэропорта Домодедово конфисковали инструменты. «Инспектор предъявил претензию: инструментам 100 лет, вы обязаны были поменять паспорт, – написала Лавровская на своей странице в соцсети. – На мою просьбу показать этот закон, сначала он ответил отказом, потом признал, что такого закона нет, но инструменты он не вернет, а конфискует для выяснения подлинности паспортов». Обосновал претензию таможенник тем, что, дескать, «может, вы этот паспорт в подворотне купили». Исполнительнице до сих пор не вернули инструмент, хотя она представила заключение эксперта на альт.

Годом ранее с проблемами на таможне столкнулся и музыкант Николай Манагадзе, у которого изъяли скрипку XVIII века, принадлежащую одному из крупнейших швейцарских фондов, проигнорировав наличие разрешительных документов.

Поскольку формулировки в законе зачастую довольно размытые, трактовать его могут, как угодно, говорит Григорий Кротенко. «К сожалению, многое зависит от человеческого фактора, – считает Ревич. – Сегодня у таможенника будет плохое настроение и ничего не помешает ему не выпустить мой инструмент. А придраться можно к чему угодно».

Скрипач Никита Борисоглебский в разговоре с «Музыкальной жизнью» отметил, что нововведения сильно усложнят жизнь музыкантам, в том числе с финансовой точки зрения: «Оформление всех этих документов требует довольно больших денежных вливаний, даже если инструмент не представляет культурную ценность. Плюс на подготовку документов может уйти до 30 дней. Значит, нужно выделять на это время, расчищать его от концертов. Кроме того, сложности могут возникнуть у музыкантов, живущих за пределами Москвы и Петербурга, где делают экспертизы».

Также у музыкантов вызывает опасения необходимость наносить специальные метки на инструменты, представляющие культурную ценность, которые могут повредить покрытие инструмента. В тексте поправок указано, что «химическая метка наносится уникальным бесцветным маркировочным составом в целях идентификации музыкальных инструментов или смычков в качестве культурных ценностей». Но кем именно будет наноситься эта метка из закона не ясно.

Артистка Мария Крестинская рассказала «Музыкальной жизни», что на днях уже оформляла свои инструменты по новым правилам, то есть паспорт на 10 лет, а не бессрочный, как было раньше. Она уточнила, что «у многих музыкантов документы оформлены в виде листа с фотографиями и справки, они становятся недействительными, всем нужно оформить паспорта на инструмент».

В свою очередь в пресс-службе Министерства культуры уточнили, что до вступления поправок в силу, то есть до 3 декабря 2020 года, документы на музыкальные инструменты по новым правилам оформляться не должны: «В соответствии с действующей редакцией закона паспорт оформляется уполномоченным органом (Минкультуры России) по желанию физического лица дополнительно к заключению (разрешительному документу)». Таким образом представители таможни не имеют права запрашивать документы нового образца до вступления поправок в силу.

Также в Минкультуры отметили, что «заключения (разрешительные документы), выданные до 3 декабря 2020 года, и срок временного вывоза, на который выданы такие заключения (разрешительные документы), не истекли до указанной даты, актуальны до истечения срока их действия при условии соблюдения требований, установленных абзацами 3-5 и 7-9 пункта 6 статьи 35.6» закона «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (в новой редакции). Размер государственной пошлины за выдачу паспорта на музыкальный инструмент или смычок нового образца, добавили в Минкультуры, составит 1500 рублей. А размер платы за нанесение маркировки будет определяться российским правительством. Оно же, к слову, определит и уполномоченный орган, который будет наносить эту маркировку на музыкальные инструменты и смычки.

Облако звуков Мнение

Облако звуков

Потоковое онлайн-­вещание как «медиа будущего»

С миру по нитке Мнение

С миру по нитке

Работает ли в России «народное финансирование»

Хоровод с кастрюлькой Мнение

Хоровод с кастрюлькой

C 18 июля по 1 августа 2020 года в Башкирии должна была состояться VI Всемирная Фольклориада – самый представительный форум, объединяющий этносы всей планеты

Палестрина из машины Мнение

Палестрина из машины

Нечеловеческая история музыки Дженнифер Уолш