Танго на флейте и французские поцелуи События

Танго на флейте и французские поцелуи

III Международный фестиваль «Виртуозы флейты», прошедший в Мариинском театре, по традиции собрал духовиков-звезд со всего мира и еще раз подтвердил статус лучшего и пока единственного флейтового форума в нашей стране.

В полумраке зала луч прожектора высветляет стулья, стоящие полукругом по периметру сцены. В центре – ударная установка и рояль. Выходящие справа и слева играющие на флейте музыканты в шляпах, словно артисты условного театра, увлеченно выигрывают танцевальные мотивы, садятся, и затем молча удаляются. «Это история про женщину, которая не может танцевать танго, но реализует себя как творческая личность через игру на флейте», – комментирует состоявшееся действо идейный вдохновитель и главный организатор фестиваля Денис Лупачев, добавив, впрочем, что нужно оставить зрителям место для фантазии. Представление Дмитрия Отяковского на музыку знаменитых циклов Пьяццоллы «История танго» и «Времена года в Буэнос-­Айресе», обработанную Алексеем Позиным для десяти флейт в сопровождении ансамбля, стало самым зрелищным номером концерта-открытия, первое отделение которого, с музыкой Моцарта и Жака Ибера, было вполне академическим. Представить флейту в ее самых разных ипостасях – от привычной старинной музыки до современных редкостей – по-прежнему одна из основных задач «Виртуозов флейты», фестиваля, с каждым годом привлекающего в залы Мариинского театра все больше и больше неравнодушных поклонников.

Объединяющей идеей третьего фестиваля стало 225-летие со дня рождения Теобальда Бёма, знаменитого немецкого исполнителя, композитора и мастера, создателя современной поперечной флейты новой системы, давшей музыкантам небывалые до этого возможности. Специальный гость, приехавший в Петербург праправнук великого изобретателя Людвиг Бём в Зале Щедрина даже прочел лекцию о достижениях своего знаменитого пращура. Ну и, конечно, звучала музыка немецкого мастера. И если сыгранная Денисом Лупачевым под аккомпанемент Эдуарда Кипрского пьеса «Воспоминание об Альпах» больше напоминала изящный сувенир, то исполненное Лупачевым в дуэте с Николаем Моховым на закрытии «Концертанте для двух флейт» Бёма вызывало ассоциации с романтической оперной сценой, где звонкие россыпи инструментальных пассажей были подобны вокальным руладам.

Приглашение в Петербург лучших мировых солистов – одна из обязательных составляющих «Виртуозов флейты». В этот раз заинтересованных слушателей ждали встречи с концертмейстерами группы флейт известных мировых оркестров: Вальтером Ауэром из Венского филармонического, Жюльеном Бодиманом из Лионской оперы и нашим молодым соотечественником, сибиряком Матвеем Деминым, концертмейстером цюрихского Тонхалле, уехавшим на учебу в шестнадцать лет и впервые после долгого перерыва появившимся в России на сцене. Каждый из звездных участников дал мастер-класс и выступил в нескольких концертах. Живущий в Швейцарии, где чтятся традиции и аутентизма, и авангарда, Матвей Демин превосходно проявил себя в строго-сдержанном концерте Карла Филиппа Эмануэля Баха и в довольно редко звучащем на нашей эстраде модерновом опусе Жака Ибера.

Прошедший серьезную австро-­немецкую школу Вальтер Ауэр в дуэте с лучшей мариинской арфисткой Софьей Кипрской показал, каким должен быть Моцарт, сыграв сольную партию в его знаменитом концерте для флейты и арфы. А в паре со своим французским коллегой Жюльеном Бодиманом он выступил в изысканной камерной программе, где с пианистом Петром Лаулом исполнил фантазии и переложения вокальных номеров композиторов разных стран и эпох.

Вальтер Ауэр (флейта) и Софья Кипрская (арфа)

Вообще, камерные программы фестиваля были выстроены необычайно умно и интересно. Так, прошедший на второй день концерт под названием «Вена – Париж» был задуман не просто как противопоставление двух европейских столиц, но больше как погружение в разные стили. Созданные в классической Австрии произведения (Квартет для флейты и струнного трио Моцарта и Квартет для флейты, гитары, альта и виолончели Томаса Матейки в обработке Франца Шуберта) составили оппозицию эксцентричным и рафинированно чувственным вещам из французской столицы. Пародийно-сатирическая сюита Жака Ибера к пьесе Шарля Вильдрака «Садовник с острова Самос», написанная для весьма оригинального ансамбля, включающего помимо флейты кларнет, трубу, ударные, скрипку и виолончель, своими колкостями и острыми звучаниями напоминала неоклассические опусы Стравинского. Резкий контраст ей составили «Песни Билитис» для двух флейт, двух арф и челесты Клода Дебюсси, впервые прозвучавшие в Петербурге с декламацией на французском Ликой Кремер эротических стихов приятеля композитора, декадентского поэта Пьера Луиса, выдавшего свои строки за творения придуманной древнегреческой поэтессы. («Французы…» – презрительно хмыкнул один из зрителей, прочитавший строки про «сладострастный танец», в который погружались влюбленные, «задевая друг друга украдкой и изгибаясь в бедрах всем телом».)

Интересным по своему замыслу и воплощению стал заключительный концерт фестиваля, представивший собой настоящий калейдоскоп разных культур и времен, где Карл Филипп Эмануэль Бах, Сергей Прокофьев, Андрей Эшпай, Жан-Мишель Дамаз запросто соседствовали друг с другом. Дирижеру Ивану Столбову, руководившему оркестром Мариинского театра, приходилось мгновенно переключаться между совершенно разными манерами, однако благодаря великолепным солистам и установившемуся особому духу свободного музицирования, ему достаточно легко удавалось поймать и энергию непрерывного движения, и моменты созерцательного покоя. Концерт и фестиваль завершились сочинением французского композитора Гийома Коннессона «Выход к свету дня» (2014), мастерски сыгранным Жюльеном Бодиманом. Финал, наполненный синкопированными танцевальными ритмами, действительно утверждал торжество жизни, света и настоящего искусства. Хотя подобный оптимизм не часто присущ современной музыке.

На следующий год в Мариинском театре обязательно должно состояться продолжение праздника флейты, инструмента королей и простолюдинов, дворцов и природных просторов, символизирующего божественную красоту и гармонию.

«Ринальдо» без волшебника События

«Ринальдо» без волшебника

В Московской филармонии прошло концертное исполнение оперы Генделя

Во славу коллектива События

Во славу коллектива

В Екатеринбурге станцевали «Вальпургиеву ночь» Джорджа Баланчина

Произвол судьбы События

Произвол судьбы

Самым запоминающимся образом новой пермской «Лючии ди Ламмермур», которую поставил Константинос Контокристос, друг афинской молодости Теодора Курентзиса, стало огромное зеркало, придуманное московским сценографом Тимофеем Рябушинским.

Новая опера в сердце старой Европы События

Новая опера в сердце старой Европы

Главные оперные новинки этого сезона показали на Opera Forward Festival в Голландской национальной опере