«Тебя любить, обнять и плакать над тобой…» События

«Тебя любить, обнять и плакать над тобой…»

В Центре оперного пения имени Галины Вишневской – «Богема»

«Богема» – одна из тех «обязательных» репертуарных опер, которые идут практически во всех театрах мира, самое яркое воплощение итальянского веризма. И обращением к ней искушенную публику не удивить. Казалось бы, уже видели всякое, но новая постановка Центра Галины Вишневской возвращает нас к истокам, к старым добрым уже забытым в век «режиссерского театра» традициям. Оттого и получился этот спектакль живым, искренним и по‑настоящему новым. А так как веризм – это беспощадная правда жизни, то и по‑настоящему веристским.

«Что означает смех? В чем сущность смешного? Что можно найти общего между гримасой шута, игрой слов, водевильным qui pro quo, сценой остроумной комедии? Какая дистилляция дает нам ту, всегда одинаковую эссенцию, от которой столько разнообразных изделий заимствуют одни свой резкий запах, другие – нежное благоухание?» – на первый взгляд эти вопросы едва ли не самого знаменитого исследователя смеха Анри Бергсона могут показаться несколько странными. Но, оказывается, всякий раз при соприкосновении с миром комического они становятся все больше актуальными.

Не так давно взялись пошутить, а невольно и ответить на поставленные вопросы в Московском театре «Геликон-опера». Задача оказалась не из простых, чувство юмора – отдельное искусство. Вечер одноактных опер объединил два произведения: старинное интермеццо Джованни Перголези «Служанка-госпожа» и комическую оперу композитора XX века Джанкарло Менотти «Телефон».

То, что сочинения с двухвековой дистанцией абсолютно разные и стилистически, и музыкально, понятно без подробных комментариев. Соединить звенья разных цепей был призван непосредственно юмор, он же предполагается в обоих спектаклях?

Режиссерская трактовка Александром Бородовским «Служанки-госпожи» превзошла все ожидания! О самом музыкальном материале можно смело сказать «незатейный и развлекательный», и это будет исторически справедливо: 40‑минутное интермеццо задумывалось автором конкретно ради развлечения публики, утомившейся от его же трехактной оперы-seria «Гордый пленник». К сожалению, нередко подобные «простые» задачи и решаются незамысловатыми средствами, но не в данном случае.

Спектакль в «Геликоне» – блестящий калейдоскоп из остроумных находок постановочной команды. Трех персонажей поставили в «экстремальные» условия комедии положений. Почти на пустом месте, а значит, с бесценным эффектом неожиданности, были созданы различные курьезные ситуации. Например, Серпина звонила Уберто на мобильный телефон, а Уберто почти в танце «оживлял» собственный халат.

Исполнители главных партий Анна Гречишкина и Дмитрий Овчинников лучше справились с актерской задачей, чем с вокальной, но этот перевес был едва заметен только самым придирчивым слушателям и в данном случае особой роли не сыграл. Антон Куренков (немой Веспоне) показал высокий класс мастерства в пантомиме. В целом, харизма каждого из артистов обеспечила неподдельную яркость и выигрышность спектаклю.

Кроме того, еще и сам Белоколонный зал княгини Шаховской, ставший главной декорацией, подошел идеально: иные детали интерьера и реквизит лишь органично дополняли (и формой, и цветом) общую картину.

«Служанка-госпожа» в результате всего не только не лишилась присущей ей тонкости юмора, но и многое приобрела: так можно заключить о геликоновской версии, в один миг ставшей одной из лучших.

««Телефон»! Сейчас будет экспрессивная трагедия…»,– подумали некоторые зрители, перепутав незатейливую комическую оперу Менотти с монооперой Франсиса Пуленка «Человеческий голос». Ирония судьбы, но путаница на этом не закончилась…

Запутались, блуждая по неожиданному лабиринту в поисках смеха, прежде всего, постановщики во главе с режиссером Ильей Ильиным. Согласно либретто, Бен собирается с духом, чтобы сделать своей возлюбленной Люси предложение выйти за него замуж, но этот и без того волнительный момент постоянно срывают телефонные звонки.

Перед нами – любовный треугольник, но далеко не «классический»: его составляют Люси, Бен и… телефон – превосходно спровоцированная комическая ситуация композитором из века технического прогресса, правда?

После «Служанки» есть соблазн сравнений: в операх по три персонажа, один из которых немой (на другом конце провода «Телефона» в процессе появляется обобщенный ряд «невидимых» героев: Маргарет, Джордж и Памела). На первый взгляд кажется, что сходство налицо, но это впечатление обманчиво. В «Телефоне» комическое уже совсем другого сорта, скорее ирония, ее надо «ловить», она не прямолинейна.

У Перголези история, что называется, жизненная, а вообразить естественным произошедшее с героями Менотти куда труднее. И в «Служанке», и в «Телефоне» метод утрирования – изначальная основа драматургии, и просто усугубить его явно недостаточно. Напомню, постановщики «Служанки» остроумно изобразили комедию положений и абсолютно попали в цель.

При интерпретации «Телефона», пойдя по пути наименьшего сопротивления, выбрали самое простое решение проблемы – подмену понятий. Проще говоря, идею Бена сделать Люси предложение выйти за него замуж заменили на сцену обольщения. Только публика сидела и поначалу недоумевала: «уместно ли смеяться в данном случае, всё же мы в театре…», но это только поначалу.

В нейтральную сценографию из трех пунктов (будуар с кроватью, столиком и телефоном) с тем же успехом можно было вписать, например, карикатурность звонков или допустить гротеск в действиях героев. Если «Телефон» – двадцатиминутная «опера-скерцо», это еще не значит, что режиссуру стоит лишать многоплановости.

Между тем, перед нами вновь хорошо подобранные, интересные певцы: Елена Семенова легко и с хорошей подачей исполнила партию Люси, а ее партнер Максим Перебейнос наделил Бена основательностью и звучностью приятного тембра.

Из исполнительской части отдельных аплодисментов непременно заслуживает оркестр театра, как и всегда, звучащий в этот вечер свободно и наполненно. Дирижер Михаил Егиазарьян брал удобные темпы, создавал удачную звуковую комбинацию с солистами, умело демонстрировал подмеченные из партитур любопытные нюансы, внятно проводил оркестровые соло.

Что означает смех? Получается, на этот вопрос нам предложили сразу два варианта ответа, но стоило ли во втором случае навязывать выбор своим слушателям? Ведь многие (большинство, и это чувствовалось) его уже давно сделали.

По следам «Общества закрытых исполнений» События

По следам «Общества закрытых исполнений»

Традиционный «Европейский концерт» Берлинского филармонического оркестра планировался в Тель-­Авиве – как часть большого турне коллектива и как важная страница израильского визита Франка-­Вальтера Штайнмайера, Федерального президента ФРГ.

Чем дальше — тем ближе События

Чем дальше — тем ближе

Ensemble Modern в проекте «On air»

Победа над изоляцией
События

Победа над изоляцией

Завершилось голосование по интернет-конкурсу «Чайковский из дома»

На домашнем. Саундтрек самоизоляции События

На домашнем. Саундтрек самоизоляции

К концу марта 2020 года стало понятно, что коронавирус останется в нашей жизни чуть дольше, чем хотелось бы.