Только вперед Мнение

Только вперед

Завершился Второй всероссийский конкурс композиторов Avanti

Союз композиторов России при поддержке Фонда президентских грантов провел Второй Всероссийский конкурс композиторов Avanti. Более 200 авторов – члены Союза композиторов Москвы, Астрахани, Перми, Новосибирска, Сургута и других городов – присылали свои заявки. 30 сентября в Малом зале Московской консерватории пройдет концерт лауреатов, сочинения которых исполнят ансамбль «Студия новой музыки», Государственный академический русский народный ансамбль «Россия» им. Л. Г. Зыкиной, квартет флейт «Сиринкс» и солисты. Шесть лауреатов Avanti рассказали Степану Игнатьеву о своих пьесах, которых так высоко отметили члены жюри. А Валерия Вохмина решила узнать у остальных шести, как их вдохновило само название конкурса (Avanti с итальянского – вперед).

Вера Иванова (Москва):

В 2008 году я была на встрече с немецким композитором Хельмутом Лахенманом в Лос-Анджелесе. Больше всего мне запомнились его размышления о смысле слова «счастье» в английском и немецком языках. И о том, почему стандартная для американцев фраза Are you happy? («Вы счастливы?»), которую часто задают, чтобы убедиться, все ли устраивает собеседника, в немецком и русском языках неприменима. Далее Хельмут исполнил первую часть (Hänschen klein) своего фортепианного цикла Ein Kinderspiel («Детская игра»), и неожиданная простота этого опуса вдохновила меня на написание моего «Алфавита смеющегося человека» (The Laughing Man Alphabet), в котором цитируется тема из Hänschen klein, а само название и вовсе ссылается на фамилию Лахенмана (в буквальном переводе – смеющийся человек).

Елена Анисимова (Казань):

Вариации для духового квинтета были созданы по просьбе организаторов Всероссийского конкурса ансамблей для духовых и ударных инструментов. В результате сочинение стало обязательным в номинации «духовой квинтет». Пять контрастных вариаций рождают единую композицию, направленную на раскрытие противоположных образов и виртуозное ансамблевое взаимодействие инструментов.

Андрей Комиссаров (Москва):

Когда я писал ораторию «Серафим», то старался создать картину жизни двухсотлетней давности, которая навсегда от нас ушла. Я намеренно не касался острых тем – например, крепостного права, рабского положения большинства при беззастенчивом обогащении меньшинства. Я решил создать миф о России – такой, какой она, возможно, никогда и не была. Я считаю себя русским человеком и духовность воспринимаю как совместный опыт людей, живших и живущих сейчас на территории моей страны. А что такое духовность? Сложно сказать однозначно. Для меня это сумма событий, связанных с человеком и его местом в жизни, в истории.

Алексей Мыльников (Санкт-Петербург):

Название моей сонаты «В классическом интерьере» указывает на ее средства звуковой выразительности. В основе пьесы – разворачивающийся диалог между современным стилем и стилем предшествующих эпох (XVIII-XX века). Музыкальный язык, который исторически складывался на протяжении многовековой традиции, представлен здесь как живой организм, развивающийся как по своим внутренним законам, так и по законам общечеловеческой культуры.

Елена Поплянова (Челябинск):

Моя поэма «Клубок» – исповедь женщины, чья судьба похожа на миллионы русских женских судеб. В ней и птичий крик, и ветра шум, и стук каблучков и сердца стук, и голос любимого и предсказание старухи, и напутствие материнское, невыполненное. Произведение посвящается автору книги «Жизнь – сапожок не парный» Тамаре Владиславовне Петкевич, умершей в 2017 году. В начале поэмы – образ моей мамы, наматывающей нитку в клубок, интонация женского причета, услышанная в детстве и до глубины души проникшая в мое сердце, чуть сладкое и ноющее чувство первой любви…

Валерий Скобёлкин (Республика Башкортостан):

Пьесу «Дыхание хрустального замка» для флейтового квинтета я создал к юбилею флейтистки Лидии Борисовны Фоменко – замечательного педагога УГИИ им. З. Исмагилова. Сочинение написано в технике так называемой реверберационной полифонии, позволяющей показать звучание тембра флейтового ансамбля в неком искусственно созданном пространстве. Это такая небольшая сказка про замок из хрусталя и пространство вокруг и внутри него. А другое мое произведение, «Чудь заволжская» – quasi-вариации на русскую народную песню легкого юмористического характера. Я представлял себе мистический народ маленького роста и с большими глазами, который тайно живет в глубоких пещерах Южного Урала.

Игорь Холопов (Москва):

Что меня вдохновило? Трудно сказать. Мне просто нравилось писать эту музыку.

Алина Подзорова (Москва):

Мной всегда движет музыкальный образ. Сам композиционный процесс проходит в несколько этапов. Возможно, такая работа близка мышлению драматурга или писателя. Вначале я пытаюсь погрузиться в состояния и образ мысли моего музыкального персонажа. Затем максимально абстрагируюсь, чтобы в музыкальной архитектонике появились многочисленные смысловые, эмоциональные и художественные надстройки, чтобы появилось богатство художественных ассоциаций и переживаний.

Илья Карпиков (Киров):

Меня вдохновляет возможность диалога с публикой. И, конечно, желание максимально точно и ясно передать свои мысли через музыку.

Денис Хоров (Москва):

На мой взгляд, одного желания сочинять недостаточно, так как появление и жизнь каждого музыкального произведения зависит от целого комплекса условий. Это и музыканты, и место исполнения, и мой профессиональный опыт, образование. С этой позиции музыкальное произведение для меня – это срез истории, в котором вплоть до деталей можно увидеть время, которому оно принадлежит. В каком-то смысле сама музыка и есть источник для самой себя.

Григорий Зайцев (Москва):

Мне трудно ответить, что меня вдохновляет. Я просто пишу музыку и предпочитаю свободу передвижения в этой сфере (и не только в этой) в любых направлениях. Так было и в этот раз.

Денис Писаревский (Москва):

Творчество – непостижимое явление. В те периоды, когда я ничего не сочиняю, я все равно обдумываю проекты возможных произведений – концепции, различные инструментальные составы, чисто музыкальные идеи, которые приходят спонтанно. Но чем больше нового узнаешь, видишь и слышишь – тем больше приходит интересных мыслей. Из этого я могу сделать вывод, что «двигатель» уже заключен во мне самом, а любознательность помогает мне его обновлять и питать полезной информацией.

Я – не робот Мнение

Я – не робот

Сможет ли искусственный интеллект в ближайшем будущем создать музыкальный шедевр?

Шахматная доска оперной Европы Мнение

Шахматная доска оперной Европы

Баварская опера – накануне судьбоносных перемен: две ключевые фигуры, два важнейших игрока на узкой шахматной доске оперной индустрии, один за другим покидают Мюнхен

Гусь медведю не товарищ? Мнение

Гусь медведю не товарищ?

В Большом театре состоялась премьера оперы «Евгений Онегин» Чайковского

Любой из нас – динозавр Мнение

Любой из нас – динозавр

Мартынов – ​о композиторах, композиторы – ​о Мартынове