События

В Большом оживили куклу и мумию

О возобновлении балетов «Коппелия» и «Дочь фараона» по мотивам Мариуса Петипа

В Большом оживили куклу и мумию

Механическая кукла

Хит классического балетного репертуара «Коппелия» появился на свет в Париже (Théâtre impérial de l’Opéra) в 1870 году, и его премьеру даже почтили своим присутствием Наполеон III с супругой. Этот комический балет поставил на музыку Лео Делиба Артюр Сен-Леон, вернувшийся на родину после успешной карьеры в Петербурге (где он, сменив Жюля Перро, находился на должности главного императорского балетмейстера в течение десяти лет). Либретто написал Шарль Нюиттер по сказочной новелле «Песочный человек» немецкого романтика Эрнста Теодора Амадея Гофмана.

По сюжету бойкая Сванильда проникает в дом профессора Коппелиуса, чтобы разобраться с его дочерью, к которой она приревновала своего жениха Франца. Обнаружив, что Коппелия – заводная механическая кукла, Сванильда переодевается в ее платье, одурачивает Коппелиуса и женит на себе ветреного Франца.

В 1884 году в Большом (Каменном) театре Санкт-Петербурга свою «Коппелию» поставил Мариус Петипа. Десять лет спустя уже в Мариинском театре по хореографии Мариуса Петипа новую версию создали Энрико Чекетти и Лев Иванов: Сванильду исполняла Пьерина Леньяни, затем – Матильда Кшесинская и Ольга Преображенская.

Петербуржец до мозга «балетных» костей Сергей Вихарев поставил «Коппелию» в Новосибирске в 2002 году, а через семь лет – в Москве в Большом, реконструировав балет по записям режиссера императорского Мариинского театра Николая Сергеева.

В зрелищном классическом спектакле Вихарева с декорациями Бориса Каминского и в костюмах Татьяны Ногиновой, выполненных по дореволюционным эскизам французских и русских художников, сделан акцент на истинном петербургском исполнительском стиле, подчеркнуто сочетание старофранцузского языка Петипа и пиршества итальянской техники XIX века, внедренной Чекетти. Всеми гранями блеснул здесь талант Марии Александровой и Натальи Осиповой – истинных балерин-москвичек.

Светлана Захарова – Аспиччия, Денис Родькин – Таор

«Коппелия» прошла 27 раз и в 2014 году исчезла с афиши Большого без каких-либо веских на то оснований. Новый худрук балета Большого театра Махар Вазиев, поддержавший в 1999 году идею реконструкций Сергея Вихарева в Мариинке, решил снова привлечь этого хореографа к капитальному возобновлению «Коппелии». Трагическая смерть Вихарева хоть и сбила первоначальные планы, но не отменила их: «Коппелию» в Большом восстановили практически своими силами.

Отменно танцует кордебалет. Артистам удалось сохранить стиль в мазурке и чардаше первого акта. Отлично был исполнен и праздничный финал балета, украшенный сюитой танцев и эффектным па-де-де. Исполнители главных партий Сванильды и Франца – записные виртуозы прима-балерина Екатерина Крысанова и премьер Вячеслав Лопатин неподражаемы актерски и с легкостью справляются с танцевальной техникой. Во втором составе Лопатин успешно выступил с другой прима-балериной Анастасией Сташкевич. Появились и молодые исполнители: Дарья Хохлова и Артемий Беляков, Маргарита Шрайнер и Давид Мотта Соарес. Также дебютировала в роли Сванильды и прима-балерина Евгения Образцова.

Неувядающая мумия

Премьера балета «Дочь фараона» Мариуса Петипа на музыку Цезаря Пуни состоялась в Большом (Каменном) театре в Санкт-Петербурге в 1862 году. Это была его первая большая и совершенно самостоятельная работа. Спектакль на неисчерпаемую египетскую тему рождался в экстремальных условиях: высокопоставленный чиновник отказался дать средства на постановку из-за разрыва отношений с участвовавшей в ней балериной Каролиной Розати, а затем потребовал, чтобы многоактный балет хорео­граф поставил за шесть недель; нервничая, Петипа поссорился с композитором Пуни, а тот в порыве гнева уничтожил клавир, и впоследствии ему пришлось подгонять музыку под уже готовый хореографический текст, который Петипа вынужден был сочинять без музыки.

Получился трехактный балет в девяти картинах с прологом и эпилогом. Увидевший «Дочь фара о­на» датский хореограф Август Бурнонвиль осудил «бесстыдство стиля, заимствованного у итальянцев» и «гимнастические экстравагантности», а также отметил, что балет поставлен «с роскошью, не знавшей равной ни в одном из театров Европы».

Через два года после премьеры «Дочь фараона» Петипа была перенесена в Москву, в Большой театр. А в 1905 году Александр Горский осуществил новую редакцию этого балета в пяти актах. Спектакль до нашего времени не дожил и канул в лету.

В 2000 году на рубеже веков многолюдную трехактную «Дочь фараона» по мотивам Петипа во всем оформительском великолепии поставил в Большом театре знаменитый француз Пьер Лакотт (со времен Петипа первый иностранец, которому был заказан этот грандиозный эксклюзив). Хореограф практически заново сочинил балет: на свой манер реконструировал опус, введя в него высокие верхние поддержки и в то же время стилизовав танцы под старинный французский канон, что исторически оправдано, ибо Петипа в пору создания «Дочери фараона» находился еще под сильным влиянием родной французской танцевальной традиции. Либретто Жюля-Анри Вернуа дё Сен-Жоржа и Мариуса Петипа по мотивам «Романа мумии» Теофиля Готье Лакотт в целом сохранил: английский лорд Вильсон, застигнутый песчаной бурей в пустыне, оказывается внутри пирамиды среди мумий, и одна из них – дочь фараона Аспиччия – оживает во сне героя, накурившегося опиума; сам он мнит себя египтянином Таором, влюбляется в Аспиччию и, успешно преодолев все злоключения, женится на ней и тут же пробуждается.

Балет Лакотта выпускался в горячечной спешке, его собирали воедино в самый последний момент, и на генеральной репетиции он был совершенно «сырым». Однако на премьере результат превзошел все ожидания: труппа собралась и максимально выложилась, а спектакль имел огромный успех и вызвал большой резонанс в мире. Заглавную партию исполняли Нина Ананиашвили, Надежда Грачева, Светлана Лунькина.

Многострадальная «Дочь фараона» прошла непростые испытания временем, сменой руководства Большого и поколений балетных артистов. Перед началом нового сезона в 2000 году только назначенный на пост художественного и музыкального руководителя Большого театра выдающийся дирижер Геннадий Рождественский с негодованием обрушился на музыку Пуни и потребовал «изгнать» из репертуара его «Дочь фараона». Опус сняли со скандалом, с ожесточенными битвами его балетных сторонников и критиков с руководством театра, и даже худрука балета Алексея Фадеечева, отстаива­вшего спектакль, уволили. Съемки и гастроли «Дочери фараона» отменились, на «Золотой Маске» этот балет не смогли показать, хотя он и был выдвинут на конкурс в нескольких номинациях. Ну а сам Рождественский неожиданно в конце сезона подал в отставку.

Семен Чудин – Таор, Ольга Смирнова – Аспиччия

Балету все-таки вернули его доброе имя и аншлаговую сценическую жизнь, однако он утратил свою былую безукоризненность и витальность. После­дующие вводы на заглавную партию Светланы Захаровой и Марии Александровой заметно украсили «мумифицирующуюся» субстанцию спектакля.

Когда Историческая сцена Большого закрылась на длительную реконструкцию, «Дочь фараона» не смогла освоиться на Новой сцене, переехала в неуютные гигантские пространства Кремлевского дворца и шла очень редко, по два-четыре раза в сезон, а то и вообще отсутствовала в афише 2009/2010. Появились, правда, новые прекрасные Аспиччии – Наталия Осипова, танцевальность, легкость и техника которой не знали границ, и точная Екатерина Крысанова.

И вот новый виток событий: Большой возвращается на Историческую сцену, и новый худрук балета Сергей Филин, первый исполнитель лорда Вильсона, приглашает Пьера Лакотта и его постоянную ассистентку Анн Сальмон возобновить спектакль уже с новыми исполнительницами Аспиччии: Ольгой Смирновой и Евгенией Образцовой. И тем не менее «удары судьбы» продолжают преследовать «Дочь фараона»: после возобновления 2012 года она прошла одиннадцать раз, и с появлением в Большом в 2013 году балета Пьера Лакотта «Марко Спада» исчезла вообще из поля зрения. (Кстати, «Марко Спада» прошел двадцать раз в течение двух сезонов и тоже сгинул.)

И вот теперь, спустя почти шесть лет, Большой решил реанимировать «Дочь фараона» и пригласил для капитального возобновления Анн Сальмон. За все годы существования этого балета в версии Лакотта в нем было сделано много пантомимных и танцевальных купюр и переделок (не всегда к лучшему) самим хореографом-постановщиком. Но даже при всех этих сокращениях вариаций и адажио осталось в изобилии: богатый виртуозными танцами и бесхитростными балетными мистикой и чудесами балет принят сегодняшними зрителями на ура.

Тут масса персонажей: Аспиччия, Лорд Вильсон (он же Таор), Рамзея, Джон Буль, Реки (Гвадалквивир, Конго, Нева), Рыбак и Жена Рыбака, Фараон, Царь Нубийский, Бог Нила, Верховный жрец и много других, даже Обезьяна. Они рельефно изображены артистами. А технические трудности исполнители первых и вторых ролей, а также вариаций (pas d’action) преодолевают на максимуме своих возможностей.

В спектакле занят весь цвет балетной труппы. Партию Аспиччии исполняют прима-балерины Светлана Захарова, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Екатерина Шипулина, Юлия Степанова.

Таора танцуют премьеры Денис Родькин, Артем Овчаренко, Семен Чудин, ведущий солист Артемий Беляков.

В партии Рамзеи – Кристина Кретова, Анастасия Сташкевич, Анна Тихомирова, Дарья Хохлова, Елизавета Крутелева.

Рыбака и его Жену (нелишне вспомнить, что роль Рыбака в XIX веке исполнял сам Лев Иванов, известный постановкой «белого» акта «Лебединого озера») в первом составе станцевали технически безупречный Вячеслав Лопатин с Анастасией Сташкевич, в других составах выступили Мария Виноградова и Артур Мкртчян, Маргарита Шрайнер и Марк Чино, Ольга Марченкова и Давид Мотта Соарес.

54-й спектакль Лакотта – теперь это новейшая история «Дочери фараона», которая продолжается…

Студенты и раритеты События

Студенты и раритеты

Выпускники ГИТИСа делают выбор в пользу редких партитур

Моцарт у Данте События

Моцарт у Данте

Риккардо Мути и Маурицио Поллини – ​две мировые звезды, два старых итальянских друга открыли Тридцатый фестиваль в Равенне во Дворце Мауро де Андре, исполнив два концерта Моцарта – ​ми-бемоль мажор KV 449 и ре минор KV 466 в сопровождении Молодежного оркестра Луиджи Керубини.

За кадром События

За кадром

В Большом зале Московской консерватории впервые в живом исполнении прозвучала музыка Кузьмы Бодрова к фильму «Собибор» Константина Хабенского.

Герои Дюма в жанре мюзикла События

Герои Дюма в жанре мюзикла

О премьере в Московском музыкальном театре под руководством Геннадия Чихачева