Венесуэльский прорыв Tchaikovsky Competition

Венесуэльский прорыв

Глубокой ночью в концертном зале «Репино» были объявлены итоги первого тура конкурса Чайковского по специальности «Деревянные духовые инструменты»

Из 48 участников, которым выпала честь стать первыми представителями новой дисциплины, жюри выбрало 17 человек (вместо положенных 16).

На то были свои причины: уровень конкурсантов, действительно оказался столь высок, что было очень непросто определиться с выбором (хотя по словам председателя жюри у «деревяшек» флейтиста Дениса Бурякова разногласий в судейской коллегии не было). Дальнейшие состязания продолжат: Аллессандро Беверари (кларнет), Джойди Бланко (флейта), Никита Ваганов (кларнет), Юри Валлентин (гобой), Софья Виланд (флейта), Матвей Демин (флейта), Лола Дискур (фагот), Раффаэль Джаннотти (фагот), Ливия Дулеба (флейта), Сергей Елецкий (кларнет), Август Финкас Йенсен (кларнет), Иван Кобыльский (гобой), Арон Кьеза (кларнет), Симон Михалик (фагот), Мелани Ротман (гобой), Серджио Санчес (гобой) и Микаэла Спакова (фагот). Таким образом, численное преимущество пока получили кларнетисты, но второй тур может внести еще свои существенные коррективы.

Матвей Демин

Последний день первого тура получился самым насыщенным и продолжительным. 17 участников прошли через уютную сцену нового зала (из-за технических проблем с получением багажа, в котором были необходимые для игры аксессуары, жюри разрешило американскому гобоисту Максу Блэру выступить в третий день), а длительное совещание жюри оттянуло объявление итогов далеко за полночь.

Выбор участников второго тура оказался в целом достаточно обоснованным и предсказуемым. В списке оказались явные фавориты (флейтист Матвей Демин и кларнетист Никита Ваганов), прошли представители Венесуэлы (гобоист  Серджио Санчес и флейтистка Джойди Бланко , продемонстрировавшие действительно яркую захватывающую игру), а вот азиатским музыкантам не повезло. Ни Южная Корея, ни Китай, ни Япония не получили право появиться в финале. Венесуэльский прорыв в музыкальной сфере – явление, которое еще найдет свое осмысление. И как знать, может быть наряду с бразильским футболом, колумбийским кофе будет знаменита и венесуэльская школа игры на духовых… Еще одно интересное наблюдение, что квалификационный отбор прошли две действительно сильные фаготистки, и у этого большого, снискавшего амплуа некоего «неуклюжего чудака» инструмента, сегодня появляется очаровательное женское лицо.

Лола Дескур

Очень жаль, что за бортом неизбежно осталось несколько прекрасных артистов. Анастасия Батракова, открывшая вчера ряд «прекрасных фагоститок», с юмором, легко и непринужденно исполнила Моцарта и взяла в программу не традиционный до-диез минорный, а альтернативный фа мажорный Ноктюрн op.10 № 1 П.И. Чайковского, подчеркнув в нем нежную мечтательность и умиротворение. Искренне порадовал зрителей выступавший в третий день Арсений Шкапцов, придумавший в концерте Моцарта собственную «джазовую» каденцию и органично вставив ее в тонкую классическую ткань. Гобоист Эмиль Мирославский, выступавший в первый день, показавший высокий уровень блестящей, умной, интеллектуальной игры тоже был из числа достойных. Флейтистка из Японии, по сути закрывшая Третий тур, Шино Саито безупречно тонко исполнила Баха (в ее игре, действительно, слышалось журчание ручейка, где каждая нотка сверкала как драгоценность).

Конечно, судейские критерии были сильно осложнены рядом факторов. Во-первых – это слишком уж отличающаяся природа инструментов, вставших в один ряд. Во-вторых – разный принцип формирования программы. Гобоисты оказались в этом плане самыми «свободными», а кларнетисты и фаготисты наиболее связанными. В качестве обязательных музыкальных стилей у гобоя присутствовали барокко, романтизм и современность, у флейты барокко и романтизм, а у кларнета и фагота классицизм и романтизм (с добавленным для кларнета модерновым Стравинским). Конечно, критерии современных конкурсов сильно отличаются от того, что было задумано в 50-е годы, и перед конкурсом Чайковского всегда стояла и стоит серьезная задача быть «в тренде» и при этом не растерять академические традиции. Безусловно, в следующий конкурс для духовых будут внесены свои коррективы к требованиям, главное, что процесс уже пошел, и в России появилась серьезная конкурсная платформа в том числе и для духовых.

Прослушивания второго тура продлятся еще два дня в Репино, а в воскресенье вечером станут известны имена финалистов, которым уже предстоит выступить в Концертном зале Мариинского театра.

Алексей Мельников: <br>Я с детства лишен чувства конкуренции Tchaikovsky Competition

Алексей Мельников:
Я с детства лишен чувства конкуренции

4 сентября новый концертный сезон в Московской консерватории открывают участники XVI Конкурса имени П.

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.