Во славу соловья Персона

Во славу соловья

В Баку прошел VII Международный конкурс имени Муртузы Мамедова

У истоков этого вокального соревнования, названного в честь певца, прославившегося под именем Бюльбюль (что в переводе означает «соловей»), стоял его сын Полад Бюльбюль-оглы – композитор и певец, ныне посол Азербайджана в РФ, а также легендарная российская певица меццо-сопрано Ирина Архипова.

О значимости конкурса свидетельствует и количество заявок в этом году – 269, и их география – от Южной Кореи до Польши. Из отобранных 59 молодых вокалистов 26 прошли на второй тур. По завершении двух дней прослушивания жюри отобрало дюжину финалистов. Гран-при достался турецкой певице сопрано Минэ Куртоглу. Первую премию поделили между собой грузинский певец Георгий Челидзе и Анастасия Барун, артистка молодежной оперной программы Большого театра. Вторую премию также поделили Мария Буйносова (ныне солистка «Новой Оперы») и Станислав Ли, представлявший Казахстан, но хорошо знакомый московским меломанам по ведущим партиям в МАМТ имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Эльза Исламова получила специальный приз «За лучшее исполнение произведений азербайджанских композиторов из репертуара Бюльбюля». Дипломантами конкурса стали два концертмейстера из «Геликон-оперы», прекрасно проявившие свое мастерство на первых двух этапах конкурса, два Сергея – Чечетко и Семенов. Никто из финалистов не был обойден жюри – и это справедливо.

Под занавес конкурса Йосси Тавор беседовал с председателем комиссии, замечательным российским баритоном, прославившимся на многих престижных оперных подмостках, народным артистом России Сергеем Лейферкусом.

ЙТ Сергей Петрович, как бы вы сформулировали главную задачу конкурса имени Муртузы Мамедова?

СЛ Любой музыкальный конкурс дает представление об уровне мировой оперной культуры, о тех людях, которые придут на смену существующему поколению артистов. Пять лет назад я уже председательствовал здесь в жюри, и выбор победителя доказал нашу компетентность: на мировых оперных подмостках появился удивительный тенор – Юсиф Эйвазов. Мы присудили ему первую премию. История знает случаи, когда победитель не поднимается выше конкурсного пьедестала, не входит в элиту, постепенно исчезая в неизвестность… К счастью, в тот раз предсказания и профессиональное чутье меня не подвели: Юсиф превратился в яркого исполнителя, достойного самых известных театров. Задача конкурсов в целом – дать перспективную картинку. Не только вручить конкретную премию, но постараться предначертать карьерный путь лауреатов.

ЙТ После второго тура вы сказали со сцены слова напутствия всем участникам – и тем, кто добрался до финальной черты, и тем, кто остановился в шаге от нее. Вы дали им понять, что это только начало.

СЛ Каждое появление молодого певца или певицы на любом международном конкурсе связано с определенным этапом в их творческой карьере. В большинстве своем начинающие артисты выносят на конкурс уже сделанные программы. Конечно, бывают исключения, но в основном это хорошо подготовленный репертуар, и певец исполняет его уже всю свою сценическую жизнь.

ЙТ В качестве обязательных сочинений во втором туре была включена классика азербайджанской музыки, то есть песни, которые звучали в исполнении Бюльбюля…

СЛ Это прикосновение к азербайджанской культуре и дань памяти великому тенору, который покорил своим искусством не только Советский Союз, но получил известность во всем мире. Он учился в Италии, но вернулся в Азербайджан и стал петь на родной оперной сцене, продолжая исполнять национальный фольклор. Мы должны хранить память, жить историей не только данного государства, но культуры в целом.

Человеку, родившемуся, предположим, в Саратове, конечно, непросто приблизиться к тому, что делал Бюльбюль. Наверное, это и не надо… Жюри определяло, насколько близко по духу исполнение конкурсантом азербайджанской музыки к эталону, установленному Бюльбюлем. Существует много его записей. Мы хотели посмотреть, как люди могут трансформировать свое сознание, сфокусировавшись на азербайджанской мелодике, на другом языке. Совсем не обязательно точь-в-точь подражать пению Бюльбюля. Речь о том, насколько певец готов войти в незнакомую ему стилистику. С европейской музыкой – то же самое. Если наш соотечественник поет с успехом на итальянском или французском языке, то для него страница чужой музыкальной истории, иной культуры становится понятной. И от этого зависит, насколько далеко он может пойти в своем дальнейшем музыкальном развитии.

ЙТ Как с этой задачей справляются конкурсанты, иногда не зная, о чем поют, или даже не имея точных сведений о правильном произношении того или иного слова?

СЛ Чтобы петь по-итальянски, нужно как минимум знать особенности произношения. Если мы говорим о немецкой, французской, итальянской музыке, то необходимо понимание ее стилистики. Считается, что итальянское произношение очень простое, легкое, но это не так. Я очень хорошо помню, как в Ла Скала освистали нерусского (не хочу называть фамилию) солиста, певшего Фигаро в «Свадьбе Фигаро». Слово «чинкуэ» («пять») он произнес как «чинкве» – и все, этого было достаточно, и зал закричал: «Бу!» после первой же ноты. От таких мелочей очень многое зависит – не только, как тебя будет воспринимать публика, но и твоя уверенность.

ЙТ Среди почетных и уважаемых гостей здесь кастинг-директора из Цюриха, Глайндборна, Варшавы, Берлина.

СЛ Они видят реальный уровень вокальной культуры участников и могут отметить для себя артистов, которые бы потенциально могли выступать на сценах этих театров. Для молодежи это великолепная возможность – заявить о себе на мировых подмостках. Конечно, у менеджеров нет контрактов в кармане. Но история знает много случаев, когда музыканты без лауреатства получали ангажементы именно от таких почетных гостей. Жюри по каким-то своим причинам не пропустило этого конкурсанта на следующий тур, но одному из кастинг-директоров понравились вокальные или сценические качества певца – так порой начинается длительное сотрудничество с тем или иным театром.

ЙТ Сталкивались ли вы с ситуацией, когда из-за неправильно подобранной программы певец терпит фиаско, хотя очевидно, что он мог бы показать себя в другом, более подходящем для его голоса репертуаре?

СЛ Такое встречается довольно часто. Здесь нет вины самого певца, скорее его педагога. За короткое выступление исполнителю нужно показать все, на что он способен. Это должна быть музыка, произведение, максимально ярко раскрывающее возможности вокалиста. Но педагог обязан понимать, что на конкурсе существенное место отведено стратегии и тактике. Стратегия – это как раз вопрос выбора репертуара. Даже если у вас для первого тура подготовлены две арии, а жюри, в связи с большим числом конкурсантов, оставляет только одну, эта ария должна быть сделана блистательно.

Вторая важная деталь – когда лирическое сопрано, к примеру, берет драматический репертуар – поет вердиевскую Леонору из «Силы судьбы» или Манон Леско Пуччини, или когда баритон обращается к басовому репертуару, у членов жюри «крылышки опускаются». Если из педагогов некому подсказать, то в этом случае концертмейстер, с которым готовится программа, должен проявить компетенцию. В чужом репертуаре певец не может проявить себя по-настоящему, не может показать свой голос, потому что это все звучит несколько искусственно. В этом случае оценка жюри всегда ниже…

ЙТ Вы даете немало мастер-классов. У вас не возникало желания по окончании такого конкурса предложить кому-то прийти к вам на занятия?

СЛ Я не преподаю на регулярной основе, хотя являюсь гостем-профессором в Лодзи в Польше. Сейчас я получил приглашение от Варшавы. У меня время от времени случаются мастер-классы (например, когда я пою в Гамбурге, со всей Германии съезжаются молодые вокалисты, с кем я периодически занимаюсь, и мы «чистим перышки»). Я не занимаюсь переучиванием того или иного артиста. Я работаю над интерпретацией, над фразировкой, над качеством звучания в конкретном произведении.

Можно, конечно, устроить так, чтобы члены жюри давали мастер-классы, но это напрямую зависит от бюджета конкурса (государственная поддержка плюс спонсорская помощь). Но существует определенная сложность. Тот, кто не проходит на следующий этап, должен уехать. Финансовая составляющая не позволяет организовать мастер-классы в дополнение к конкурсу. Это очень сложный момент. Но говорить об этом нужно, потому что это очень важно. Ведь в жюри приглашаются люди, которые понимают в вокале, умеют преподавать – опытные, великолепные профессионалы, мастера своего дела.

На этом конкурсе мне понравился азербайджанский баритон Махир Tагизаде – он получил диплом «Ümid» («Надежда»). Я считаю, что он великолепный певец. Поскольку у меня мастер-класс в Греции, я предложил ему приехать туда позаниматься. Он мне ответил, что попробует выйти на Министерство культуры – может быть, они согласятся финансово поддержать эту идею.

ЙТ Как вы оцениваете организацию конкурса имени Бюльбюля?

СЛ Полад Бюльбюль-оглы, инициатор и патрон этого соревнования, подобрал замечательную команду. Его директор, Анна Селиванова, создала в интернете общее пространство, благодаря чему масса вопросов, которые раньше решались только личным присутствием или на бумаге, просто отпали. Люди получат всю информацию оперативно в электронном виде.

Насколько мне известно, большую помощь оказывает конкурсу и президент Азербайджана – Ильхам Алиев. Душа радуется, когда смотришь на современный Баку и на то, с каким вниманием и уважением здесь относятся к своему культурному наследию. У нас был свободный день, и мы с Верой, моей женой, пошли погулять. Зашли в аптеку, в нас признали нездешних и спросили: «Вы откуда?» Я ответил, что мы приехали на конкурс Бюльбюля. Услышав его имя, у них засверкали глаза! Они радовались, что частичка азербайджанской культуры, истории продолжает жить.

Ян Латам-Кениг: Бриттен и Шостакович были «белыми воронами» Персона

Ян Латам-Кениг: Бриттен и Шостакович были «белыми воронами»

Как известно, 2019 год объявлен годом музыки Великобритании и России, и одним из самых оригинальных, ярких, даже несколько дерзких и фантастических проектов стал вновь созданный симфонический оркестр под названием «Бриттен-Шостакович». Российские и британские молодые музыканты отправляются в первое гастрольное турне по России и Великобритании И теперь дирижер Ян Латам-Кениг – англичанин, ставший немножечко русским (ведь с 2011го по нынешний год он руководил оркестром театра «Новая опера») – создал молодежный оркестр, который весь сентябрь дает концерты в городах России (от Сочи до Москвы) и Великобритании (от Ноттингема и Эдинбурга до Лондона).

Денис Мацуев: Это будет зал-трансформер Персона

Денис Мацуев: Это будет зал-трансформер

13 сентября завершился XIV Международный фестиваль «Звезды на Байкале». Десять дней меломаны Иркутска имели возможность слушать «вживую» артистов, которые входят в «топ-новости» музыкального мира

Дэцин Вэнь: Мои композиции – трансформация искусства каллиграфии в музыку Персона

Дэцин Вэнь: Мои композиции – трансформация искусства каллиграфии в музыку

Владимир Спиваков: <br>Умей нести свой крест и веруй Персона

Владимир Спиваков:
Умей нести свой крест и веруй

Дирижёр, скрипач, педагог, Народный артист СССР, Артист мира Юнеско, Лауреат Государственной премии СССР и Российской Федерации, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», Президент Московского международного Дома музыки Владимир Спиваков отмечает 75-летие