Волошинский джаз международного значения События

Волошинский джаз международного значения

Джазовый август в Коктебеле давно стал делом, с одной стороны, привычным, с другой – ​неизменно полным приятных неожиданностей. Джаз пришел сюда много лет назад, когда журналист Дмитрий Киселев, работавший на Украине по частному контракту, узнав о бедственном положении Дома-музея Волошина, вместе с группой неравнодушных граждан решил найти средства для его сохранения. Тогда все называлось Koktebel Jazz Festival, и приезжали на него как джазовые музыканты, так и те, кто творчески вписывался в легкую, почти самодеятельную атмосферу фестиваля. Несколько лет подряд дело происходило в сентябре, когда отдыхающие всех мастей начинали разъезжаться по домам, а в Коктебель со всего Крыма съезжались волосатые музыканты с экзотическими инструментами, уставшие от транса и драм-н-бэйса рейверы, пропыленные байкеры и просто загорелые тусовщики всех мастей.

После присоединения Крыма Koktebel Jazz Festival переехал на Украину, а на прежнем месте воцарился Koktebel Jazz Party – фестиваль нового типа, который, кроме «отца-основателя» Дмитрия Киселева, возглавили арт-директора Михаил Иконников и Сергей Головня. Именно этому составу, работающему при поддержке Министерства культуры РФ, МИА «Россия сегодня» и медиагруппы «Красный квадрат», фестиваль и обязан своим статусом – большого авторитетного, статусного и в чем-то даже чопорного джазового форума, имеющего солидный вес уже и на международной арене.

Тонны звукового и светового оборудования, четкая организация всех фестивальных процессов – важнейшее дополнение к составу музыкантов, который с каждым годом все более весомый. И это даже несмотря на то, что организаторы обнародуют программу привычным образом лишь на предшествующей фестивалю пресс-конференции. Поначалу были опасения: приедут ли на Коктебельский форум западные артисты? Сейчас позади уже семнадцатый Koktebel Jazz Party, и обретающий все более серьезный фестивальный бэкграунд, состоящий из имен звезд джаза мировой величины, – лишнее тому подтверждение. А как же политика? Да никак. Все три дня на двух фестивальных сценах и за ними, в кафе «Кара-Даг», отданном под ночные джемы, играли музыку. А в лобби и барах отелей говорили только о ней.

Koktebel Jazz Party открывали Dave Yaden Band из США. Восседающий за роялем бэнд-лидер Дэйв Ядэн, возможно, и не является поборником традиционного джаза, но широтой подхода вполне в состоянии привлечь интерес массовой публики. То же касается Guru Groove Foundation. Московская группа скорее использует джазовые формы как обрамление для новой музыки, направленной в первую очередь на то, чтобы «зажечь» публику, что в общем контексте фестиваля на морском берегу выглядит вполне гармонично. А вот почетный гость с отечественной стороны – неизменно улыбчивый джазовый гитарист Алексей Кузнецов, выглядел точно как надо. Его обработка ключевой музыкальной темы из «Семнадцати мгновений весны» негласно задала общий тон фестиваля, в котором традиция и новый взгляд на жанр идут рука об руку.

Ну, а главным музыкальным гостем первого дня стал не кто иной, как легендарный американский трубач Рэнди Брекер! Настоящим подарком стал его сет в сопровождении SG BIG BAND Сергея Головни и вокалистки Александры Фракенберг. Кстати, энергии Сергея вообще можно позавидовать. Весь фестиваль Головня не расслаблялся ни на минуту. Отыграв программу, подготовленную в содружестве с поп-певицей Юлией Чичериной Головня до утра (все три дня) услаждал своей игрой публику на ночных джемах.

Сет немецкого трубача Нильса Вюлькера, открывал второй день и, несмотря на легкое ворчание поборников чистоты жанра, оказался именно таким, как нужно для плавного погружения в джазовую атмосферу – прозрачным, светлым и искренним, ставшим отличным фьюжн-саундтреком как для заката солнца, так и для всей программы второго дня.

Надо сказать, что продолжением конферанса Эрнеста Мацкявичюса все дни неизменно становился дуэт пианистов в составе Алексей Беккер – Олег Стариков. И тут, возвращаясь к теме неукротимой энергии отечественных джазменов, нельзя не сказать, что виртуоз Стариков играл одной рукой, по несчастливой случайности получив накануне тройной перелом. Певицу Шэрон Кларк на сцене сопровождали Таддеус Уилсон, Иван Фармаковский, Павел Тимофеев и Сергей Васильев, что снова заставляло просвещенную публику восхищенно покивать головами: собрать такие составы удается не так уж часто.

Клубных Billy’s Band отнести к джазу так же можно условно, но и чужаками в мире джаза их точно не назовешь. Лидер группы – Билли Новик – не только открыл в Питере отличный джазовый бар The Hat, но и плотно поработал со своей классической программой, придав ей верный для фестиваля окрас, честно и при этом иронично назвав его «романтическим алкоджазом».

Визита Юрия Башмета не ожидал никто вплоть до организаторов фестиваля. Так что, когда маэстро вышел на сцену и поприветствовал собравшихся, это стало отдельным приятным сюрпризом.

Несмотря на то, что основная фестивальная программа начиналась в семь вечера за Холмом Юнге, это совершенно не отменяло более ранних выступлений, проходивших в Волошинском музее, где играли Феликс Лахути & Universal Love, Ershoff Band и группа Snake Steak. Вероятно, решив освоить все мало-мальски подходящие для выступлений площадки Коктебеля, Сергей Головня последовательно работал в аквапарке и дельфинарии, видимо, желая обратить в число поклонников джаза не только курортников, но и веселых млекопитающих.

Даниил Крамер

Как правило, завершающий день любого музыкального фестиваля всегда самый запоминающийся и яркий, но джазовые мероприятия живут по своим законам. Здесь нет места привычному развлекательному подходу, и именно спокойное и неторопливое построение программы здесь максимально уместно и верно.

Даниил Крамер вывел на сцену 11-летнюю певицу Ярославу Дегтярёву. И если это выступление логичнее отнести к классической джазовой форме, то сет французской электро-свинговой команды Lamuzgueule смело можно назвать хитрой, но зажигательной провокацией. Lamuzgueule – это не джазовое действо, а скорее праздник, бойко совмещающий танцевальный ритм, эстетику кабаре и легкие, но очень узнаваемые джазовые аллюзии. Во главе угла здесь не исполнительское мастерство и присущая стилю утонченность, а веселый отрыв, напоминающий о том, что под джаз можно оторваться не хуже, чем на самой забойной танцевальной вечеринке.

Усмирять расшалившийся зал пришлось бессменному участнику всех Koktebel Jazz Party пианисту Якову Окуню и его International Band, в состав которого вошли Сергей Головня, Гари Смулян, Родни Грин, Маса Камагучи, Алимэй Фернандес и Фредди Хендрикс. Программу Яков Окунь выстроил неизменно мудро и продуманно, и отдельными важными пьесами стали в ней «Старый клен» и «Подмосковные вечера», сыгранные в память о композиторе Германе Лукьянове, когда-то своими аранжировками превратившем эти советские песни в джазовые стандарты. Ну и наконец, финальный сет от Селвина Берчвуда, молодого успешного блюзового музыканта, найденного специально для фестиваля Михаилом Иконниковым. Один из арт-директоров Koktebel Jazz Party будто специально решил, что именно энергичная форма, насыщенная всей первобытной блюзовой энергией, должна дать публике заряд на целый год.

Приз зрительских симпатий, который в итоге получил Берчвуд, вполне наглядно доказал, что подобное решение было ненапрасным.

А был ли «сольник»? События

А был ли «сольник»?

В Большом зале консерватории впервые выступила Асмик Григорян, но не одна

Впередсмотрящие События

Впередсмотрящие

В Москве гала-концертом завершился Четвертый фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку»

Взрослые игры События

Взрослые игры

Во флорентийском театре Maggio Musicale предложили публике новую версию диптиха на вечную тему о любви и предательстве

Спеть хором на вечной мерзлоте События

Спеть хором на вечной мерзлоте

С 26 октября по 4 ноября в Академической капелле Петербурга прошли традиционные «Невские хоровые ассамблеи»