Возвращение в Вену События

Возвращение в Вену

Владимир Федосеев представил реконструкцию несостоявшегося выступления Чайковского: исторический концерт прошел в Венском Концертхаусе, затем его повторили для московской публики.

Когда Чайковский впервые побывал в городе, практически посвященном его кумиру – Моцарту, Вена понравилась ему «едва ли не более всех городов в мире…». Но отношения с австрийской столицей складывались непросто. Как известно, Петра Ильича при жизни носили на руках в России, признавали за рубежом, но только в Вене всегда что-то шло не так. В этом смысле то время мало отличается от сегодняшнего дня: и прежде роковую роль играла политика, и критики, подчас перегибающие палку, больно ранили великих музыкантов.

Весной 1892 года Чайковский согласился принять участие в крупнейшем событии – открывалась Международная музыкально-театральная выставка, включающая в себя павильоны нескольких стран, в том числе и Российской империи.  В серии концертов, приуроченных к выставке, планировалось, что Чайковский продирижирует собственными сочинениями. И вновь «проза жизни»: из партера сделали банкетный зал. Планировалось, что слушатели будут угощаться яствами, например, под сюиту из балета «Щелкунчик». Разумеется, композитор не выдержал такого оскорбления и отказался от выступления.

Реконструкция несостоявшегося концерта великого классика стала продолжением проекта Большой симфонический оркестр имени Чайковского и Владимира Федосеева: два года назад они воссоздали петербургский концерт 1893 года, когда за девять дней до собственной смерти Чайковский представил премьеру одной из самых загадочных и важных партитур в истории музыки – Симфонии №6 «Патетической».

Цикл продолжился благодаря Президентскому гранту, содействию Музея-заповедника в Клину и поддержке Благотворительного фонда Елены Образцовой. Владимир Федосеев, музыканты Большого симфонического оркестра, солисты Дмитрий Шишкин (фортепиано) и Василиса Бержанская (меццо-сопрано) сделали все, чтобы на высоком уровне представить слушателям не только бессмертную музыку, но и детальную концепцию концерта, тщательно продуманную самим композитором.

Василиса Бержанская и Владимир Федосеев

В реконструкции запланированного венского вечера прозвучала вторая редакция Первого концерта, более приближенная к оригинальным идеям Чайковского и восстановленная по пометкам из его последней дирижерской партитуры. Вопрос путаницы с различными редакциями произведений Чайковского, может быть, не столько заметный широкой публике, долгое время стоял очень остро. Многие вспомнят сейчас сцену спора композитора с Николаем Рубинштейном по поводу технических нюансов Первого концерта для фортепиано с оркестром, прекрасно проиллюстрированную в советском фильме «Чайковский». Гигантский труд по восстановлению правды представили миру в 2015 году – вышло «Академическое полное собрание сочинений П.И. Чайковского» в редакции авторитетных исследователей творчества композитора П.Е. Вайдман и А.Г. Айнбиндер.

Чем отличается авторская версия от самой известной, которую Зилоти сделал после смерти Чайковского? Например, тяжеловесные аккорды у солиста заменены на арпеджио – идея фанфарности остается в стороне, для слушателей открывается мир философского лирико-эпического рассказа.

В исполнении Дмитрия Шишикина и Владимира Федосеева зримо отразился великолепный диалог максималистской молодости и большого жизненного опыта. На минувшем Конкурсе Чайковского талантливый пианист играл несколько прагматично, по-конкурсному расчетливо, на сей раз появилась настоящая вдохновенная свобода. А у дирижера, кажется, Чайковский попросту в ДНК. Иначе невозможно объяснить такое стопроцентное попадание и в смысл Концерта, и в атмосферу «Щелкунчика».

К программе, созданной Чайковским для Вены, организаторы решили добавить музыку Моцарта, как рассказывает Ада Айнбиндер, «кумира, которому  Чайковским поклонялся всю свою жизнь, а отрывки из оперы “Дон Жуан” входили в репертуар механического самоиграющего инструмента оркестрины, которую Чайковский слушал ребенком в Воткинске».

Стили двух композиторов – с одной стороны, кардинально разные, с другой, гармонично соседствуют. В редакции Чайковского БСО исполнил Два танца из «Идоменея», предварив появление Василисы Бержанской с арией Электры из этой оперы и Арии Керубино из «Свадьбы Фигаро». У выпускницы Молодежной оперной программы Большого театра сейчас складывается интернациональная карьера: певица только в начале пути, но сразу видно, что мастерски владея своим голосом в непростом моцартовском стиле, она уже не без оснований ощущает себя на сцене большой артисткой, каковой и является. Даже не сразу можно заметить, что, как правило, сопрановую арию Электры с легкостью поет меццо.

Удивительно или нет, но реконструированные концерты Чайковского актуальны сегодня, «мистификация» добавляет происходящему особый шарм. Публика принимает горячо, концерты сопровождаются огромным успехом – тем интереснее, что же будет дальше?

Черный паяц События

Черный паяц

Новая постановка «Дон Жуана» на сцене Teatro Sociale в Тренто – копродукция театров Пизы, Ливорно и Лукки и Фонда имени Гайдна Тренто и Больцано.

Раскачали Сибирь События

Раскачали Сибирь

Союз композиторов России вместе с МАСМ «зачитали» современные партитуры в Новосибирске

Зал, музей, храм События

Зал, музей, храм

Владимир Спиваков открыл Новый зал Московского Дома музыки в формате современного арт-пространства.

Орган как центр мироздания События

Орган как центр мироздания

В Концертном зале «Зарядье» состоялась инаугурация нового органа